31/12/2014 - Серия Кхаризма Шоуд 5 "Кхаризма 5"

Август 2014 - Август 2015
Ответить
Аватара пользователя
SaLexx
****
****
Сообщения: 84
Зарегистрирован: 20 фев 2013, 11:04

31/12/2014 - Серия Кхаризма Шоуд 5 "Кхаризма 5"

Сообщение SaLexx » 11 янв 2015, 20:02

МАТЕРИАЛЫ АЛОГО КРУГА
Серия Кхаризма

ШОУД 5: «Кхаризма 5» - АДАМУС СЕН-ЖЕРМЕН
ченнелинг через Джеффри Хоппе

Представлено Алому Кругу 31 декабря 2014 года
http://www.crimsoncircle.com

Перевод и субтитры: SaLexx & SafIra
____________________________________________________________
Видео
____________________________________________________________
Текст


Я Есмь То, Что Я Есмь, Адамус из Суверенного Владения.

Магия. Настоящая магия. Музыка, момент, каждый из вас. Спасибо, дорогие Йохам. Это еще не всё, так что не слишком расслабляйтесь. Хм.

Магия. О! Потому что ... (женщина из Шамбры протягивает ему хрустальную кружку с кофе) Ах, моя дорогая! Ох, моя дорогая!

ШАМБРА 1: Я смею преподнести тебе ...

АДАМУС: кружка, достойная ...

САНДРА: ... хрустальный кубок.

АДАМУС: ... Мастера.

САНДРА: Кофе со сливками.

АДАМУС: Да. Ах! Спасибо. (аплодисменты аудитории) И никаких дешевых бумажных или пластиковых стаканчиков для Мастера. Нет. Нет. Хрусталь ... Настоящий хрусталь.

ЭДИТ: Это от Лесли? (Адамус пожимает плечами, кто-то говорит «Нет»)

Магия

АДАМУС: Магия, дорогая Шамбра, потому что пока играла эта музыка, всё загружалось. На самом деле, всё было загружено дни, может быть, для некоторых из вас, недели назад. Но вы должны слушать музыку. Вы должны чувствовать ее. Ах, вы должны слышать музыку.

То, что не было полностью загружено раньше, проявилось сейчас. Это красота жизни. Вам на самом деле не нужно проходить через каторжный труд, мрак, скуку повседневного опыта, чтобы распутывать все линейно. Это приходит просто вот так. Все, о чем мы собираемся поговорить сегодня в Шоуде, уже сделано с помощью и через музыку, пока музыка играла, в тот расслабляющий момент, когда ты забыла о своей сломанной руке, моя дорогая. Ах, пусть она заживет быстро, и другие твои части некоторое время не ломаются. (некоторые смеются)

ШИМА: Э-э.. спасибо.

АДАМУС: (усмехаясь) Да, «Э-э, спасибо». (больше смеха) Прозвучало с энтузиазмом.

Волшебство в тот прекрасный момент, всё уже здесь. Всё. Всё, что относится к этому Шоуду, каждая частичка мудрости, все, что вы собираетесь получить – уже здесь. Это красота вашей повседневной жизни. Всё уже здесь. Всё уже загружено или в процессе загрузки; «загружается» – значит приходит в ваше сознание.

Вы понимаете, что в действительности не к чему прилагать усилия, не за что сражаться, не к чему стремиться, в старом понимании стремления. Это настолько просто.

Красота в том, что вам после этого нужно послушать музыку. Всё приходит, всё загружается ... (Адамус делает глоток своего кофе) О, как хорошо. Ты можешь это выбросить (Линде), что там за пойло пьет Калдре.

Всё было загружено, но красота в том, что теперь вам нужно испытать ощущения музыки, и теперь вы можете испытать их немного по-другому: более радостно, более открыто, не пытаясь получить что-то от этого, но просто получая то, что уже здесь. Это то, какой будет жизнь в будущем, где вы сможете быть в этом знании, которое уже здесь, а затем испытать его гораздо более радостно.

Я знаю, у некоторых из вас был опыт, в котором вы пытались слушать так глубоко музыку или лекцию, или игру, или звуки хрустальных чаш, пытаясь получить что-то от этого, опасаясь, что можете что-то упустить. Вы не упустите, потому что всё уже здесь. Так красиво, так просто, так чисто.

Теперь вам нужно получить, как бы вы назвали, эмоциональный отклик во время спокойного прослушивания музыки, потому что вы не пытаетесь получить что-либо из нее, не пытаетесь превратить ее во что-то, не пытаетесь исцелить или вылечить ей себя. Теперь вы можете просто наслаждаться ею, и можете получать, как бы вы назвали, эмоциональный или чувственный отклик. Вы можете сесть, расслабиться и по-настоящему ею насладиться.

Этот эмоциональный отклик, с которым столь многие из вас, кстати говоря, находятся в таком противоречии – в одну минуту, стараясь получить эмоциональный отклик и в следующую минуту не пытаясь получать эмоционального отклика; в одно мгновение пытаясь почувствовать что-то, в следующее мгновение пытаясь это выключить, потому что чувствуете слишком много – это всё вдруг меняется. Эмоциональный и чувственный отклик теперь – это просто специя, ваша специя.

Специя. Это прекрасный экстракт, который вы добавили к ингредиентам вашей жизни. Это теперь специя, которая дает особый, неповторимый вкус – вкус вашей жизни. Ах! Теперь вы можете добавить этот ингредиент эмоций и особенно чувственности, во все, что вы делаете, с легкостью, понимая, что все это уже здесь.

Некоторые из вас думают об этом слишком много – «И как это происходит?». Ну, я могу вам сказать. Это естественный путь вещей. Это естественно, как оно и должно происходить. Вы не должны усердно работать и так усердно бороться.

Все уже здесь. Будь то работа, будь то понимание или осознание, что бы то ни было, это уже здесь. Мы вернемся к этому в конце нашего Шоуда, но осознайте, что окончание уже здесь.

Прощание со старым

Это был интересный год. Мы начали год ... (в микрофоне появилось небольшое эхо) какой сегодня сильный голос. Мы начали год, по сути, выгнав всех, по сути, говоря, что пришло время выйти, уйти. Как вы помните, я попросил всех уйти. Я попросил даже тех, кто смотрит онлайн, выйти из своей комнаты, из своего дома.

Это был символический акт, сказать: «Буду ли я привержен, останусь ли я привержен своему просветлению, или я вернусь в старый мир, к старым методам». Никакого суждения. Это действительно не имеет значения. Но это был очень символический акт, сказать, готовы ли вы? Действительно ли вы готовы?

Почти все из вас вернулись. Несколько – нет, но почти все вы вернулись. Но все еще задаетесь вопросом, что все это было, куда мы идем, что с вами будет?

Вот мы здесь. Не случайно, что у нас этот очень особенный Шоуд, еще в этом году. О, осталось всего несколько часов, но все еще в этом году. Как правильно, что мы не делаем этого в Новом Году. Это как книжная обложка – в начале года сказать: «Пожалуйста, уходите, если не готовы», затем действительно провести весь год, на самом деле вчувствовавшись в него, позволяя его, «Вы готовы?» – и вот мы подходим к этим последним, последним часам и этому окончательному, окончательному решению. Решению, которое на самом деле каждый из вас уже принял.

Так давайте сейчас используем эту возможность, может быть, с несколько пугающими чувствами, но давайте используем эту возможность для того, чтобы и вправду попрощаться со старым ограниченным собой, напуганным собой, линейным человеческим собой, с тем собой, который должен был отождествлять себя с прошлым, кто задавался вопросом, что произойдет в будущем. Давайте использовать эту возможность для того, чтобы действительно попрощаться с тем, как быть потерянным, быть запутанным, гадать, что произойдет дальше. Давайте использовать эту возможность, чтобы попрощаться с сомнениями. Ох, сомнения, эти уродливые вонючие одеяла, но вы по-прежнему носите их с собой. Почему? Почему? Вы спрашиваете себя, почему? Я спрашиваю вас, почему? Почему? Почему вы хотите носить с собой это действительно абсурдное старое одеяло сомнения? Но оно дает вам определенную степень комфорта.

Я думаю, что в нем странный комфорт. Вы думаете, что если не будете сомневаться в себе, то сделаете что-то, будете вести себя так, как вы не должны. Поэтому вы наложили это ограничение. Это сомнение – это вроде как ваша тормозная система. Вы должны сомневаться в себе, должны вбрасывать это сомнение, просто чтобы быть уверенными. Но давайте использовать это как время, чтобы попрощаться с сомнениями.

Я объясню очень человеческими, очень линейными понятиями. Что вы потеряете? Если вы отпустите сомнения, если вы не увязнете в сомнениях, лучше сказать, если вы не увязнете в сомнениях? Что самое худшее, что произойдет? Вы сделаете что-то ненормальное, например, станете Мастером? Если вы отпустите сомнения в том, что вы, хммм, позволите сиять своему свету? Что у вас будет кхаризма? Что вы выпустите свое истинное Я?

Сомнение – это как тюрьма. Сомнение – это ограничение, и на самом деле так многие из вас уже настолько привыкли к сомнениям, к этому демону, этому призраку; вы так к нему привыкли, что вы просто принимаете, что он есть, и он будет продолжать возвращаться, что вы всегда будете бороться с этими сомнениями.

Вы можете отпустить их прямо сейчас. Вы отпустите придание им какого-либо авторитета, какой-либо энергии. Вы отпустите эти сомнения.

Сомнение – это такой энергетический дренаж, как вы, сомневающиеся, знаете. (Адамус смеется) Сомнения в себе – это такой энергетический дренаж. Он истощает вашу энергию. Сомнение является одним из родственников вируса [сексуальной энергии]. Когда сомнение попадает в ваш разум, оно как бы его замораживает, а потом проникает все глубже и глубже. Это сомнение становится уродливее и уродливее, и происходит то, что вы не делаете ничего, потому что вы сомневаетесь в себе. Вы даже не... вы не делаете ничего. Вы замерзли. Вы застряли. Оно того не стоит.

Так, вопрос года был: «Вы действительно готовы к воплощенному просветлению? Вы действительно к этому готовы?». У вас был целый год, чтобы рассмотреть его, вдуматься в него, вчувствоваться в него.

Были времена в течение года, когда вы могли так глубоко почувствовать вашу страсть к нему. Вы знали, это было настолько реально в один день, и на следующий день – сомнения. На следующий день: «Что я делаю?» На следующий день – все еще сравниваете себя с другими людьми. На следующий день – все еще думаете о том, откуда вы пришли, о вашем прошлом и обо всех глупых вещах, которые вы сделали, и так далее, и так далее. Это сомнение встает на вашем пути.

Через некоторое время, друзья мои, это становится таким странным образом жизни – между страстью к своей реализации и всеми сомнениями. Давайте попрощаемся со всем этим в эти последние несколько часов – ну, некоторые из вас, на другой стороне мира, вы уже в новом году, но просто вернитесь на минутку на эту сторону календаря. Давайте используем это время, чтобы попрощаться.

Я попрошу музыкального аккомпанемента у моей самой любимой музыкальной группы во всем мире, Йохам, и давайте воспользуемся возможностью, чтобы попрощаться, пока играет нежная музыка.

Прощание – в один момент это звучит очень хорошо – «Здорово! Я рад избавиться от всего этого» – но потом сомнения. Как: «Ыыхххх! Но что я делаю? Могу ли я действительно попрощаться?». Вы видите, как работают сомнения? «Я действительно могу попрощаться? Или это просто хороший маленький пятиминутный музыкальный опыт, небольшие хорошие ощущения, но завтра опять в то же место?». Это полностью зависит от вас, полностью зависит от вас. Вы можете сказать «прощай» всему от старого себя.

(начинается музыка)

Попрощайтесь с сомнениями, с испугом. О! Иногда ... я вас так люблю, всех вас, но иногда я смотрю в вашу жизнь. Я смотрю на то, во что вы влезаете. Борьба. Мысленные мучения. Вопросы, кто вы есть. И я кричу на вас временами и говорю: «Просто отпустите».

На вашем лице появляется большая улыбка, но затем, в следующую минуту, вы думаете: «О, но могу ли я отпустить все?» и «Достоин ли я того, чтобы действительно отпустить? Что мне нужно сделать, чтобы отпустить? Мне нужно пройти какую-то водную терапию, чтобы отпустить?». Нет, заткнись. (некоторые смеются) Просто отпустите. Это очень просто. Правда, так и есть.

Так давайте используем эту возможность с музыкой, чтобы отпустить. Прощай. Прощай, старое Я. Не то, чтобы с ним было что-то не так, кроме вашей точки зрения. Вашей перспективы. Старое Я – это хорошо, но у вас была его перспектива и борьба с ним. Ох, эта борьба со старым Я. В один день вы выигрываете раунд, а на следующий день выигрывает раунд оно. Но это не заканчивается на девятом раунде. Это продолжается день за днем, за днем. Давайте попрощаемся с вашей перспективой прошлого, с вашей борьбой с самими собой.

Сделайте хороший глубокий вдох. Это действительно так же просто как позволение.

Для тех из вас, кому нужны маленькие интеллектуальные оправдания, пожалуйста, поймите, что это старое Я не счастливее с вами, чем вы с ним. Иными словами, это восприятие старого Я, оно тоже хочет вырваться из этой ловушки. Ему не нравится эта роль. Ему не нравится ненависть, которая у вас есть к нему, и страх, который у вас есть к нему, и презрение, и все остальное. Оно устало от игры.

Понимаете, это старое Я – это не то, чем, как вы считаете, оно было. Оно хочет раскрыть себя – вас – в своей полноте, в своем богатстве. Оно не хочет содержаться в некоторого рода сознании ограничений, в котором вы его держите. Оно не хочет больше бороться с вами. Вы ставите его в положение, где оно вынуждено это делать. Вы заставляете его сражаться с вами.

Можно сказать, старое Я – это накопление большого количества переживаний, неудач – по крайней мере, с вашей точки зрения – неудач, предательств себя и других, битв, старое Я с большой грустью. Я не говорю, что все было жестким, но многое – было.

Оно устало от положения, в которое вы себя ставите, в которое вы ставите ваше прошлое. И в одном очень красивом простом опыте здесь, иногда известном как мераб, вы можете просто это отпустить.

Вы не должны придавать этому никаких мыслей. Вам не нужно давить. Вам не нужно сражаться. Просто сказать «до свидания». Это дает огромные изменения в энергии и сознании.

Я объясню по-другому. Сознание, которое есть у вас относительно вашего прошлого, очень ограничено. Уровень сознания, которое вы держите в своем прошлом, очень ограничен.

Сознание – это, скажем, свет, кхаризма, что сияет в блеске, беспрепятственно, незамутненно, даже неопределимо. Сознание – это замечательный кристаллический свет.

Но то сознание, которое есть у вас относительно вашего прошлого, будь то прошлая жизнь, или что-то в этой жизни, сознание, как правило, помещено в такие вещи, как неудача и борьба, лишения, страдания, травмы.

Сознание, которое есть у вас относительно вашего прошлого – это не правда. Не настоящая правда. Но вы положили эти маленькие частицы сознания в самые трудные, депрессивные и темные места вашего прошлого. И они там находятся, эти маленькие частицы ограниченного сознания, и они отделены от основного сознания, которое было бы вашим божественным, Свободным Я. Это все еще сознание, но потом оно начнет возвращаться к вам в ограниченных мыслях и воспоминаниях.

Это все еще сознание вашего прошлого, но теперь оно возвращается к вам очень извращенным способом – плохие воспоминания, застрявшая энергия, призраки, сомнения и тьма.

Ваше прошлое, оно этого не хочет. Действительно не хочет. Оно не хочет этого ограничения. Оно хочет полного сознания, полного света... безграничного.

Я буду говорить это снова и снова, до тех пор, пока попкорн не начнет лопаться, но ваше прошлое – это не то, чем, как вы думаете, оно является, слава богу. Ваше прошлое – это не то, что вы о нем помните.

Есть те, кто будет бороться за свое прошлое. Есть те, кто твердит свои истории из своего прошлого, но истории, которые просто не являются правдой. Есть те, которые рассказывают эти истории снова и снова, себе и к окружающим, и они просто не являются правдой.

(пауза)

Прошлое, оно заслуживает такого же сознания, как и настоящее. Оно заслуживает столько же кхаризмы, как и будущее.

(пауза)

Давайте скажем «прощай» перспективе – старой перспективе – прошлого.

И это прекрасно, получить здесь эмоциональный или чувственный отклик. Это прекрасно, чувствовать, каково это было – иметь ограниченные частицы сознания, которые были внедрены в прошлое.

Это прекрасное чувство, что я бы назвал сухостью, серостью и тоской прошлого.

Через музыку я хочу уделить момент и передать вам ощущения, я буду проводить ченнелинг через музыку здесь. Я сделаю ченнелинг того, каково это, когда вы отпустите ограничения прошлого, всего вашего опыта, даже всех ваших жизней, и позвольте этому быть свободным. Позвольте этому полную кхаризму, которую оно так заслуживает. Позвольте себе быть свободными, какие бы ограничения вы ни установили.

Через музыку я собираюсь передать то, что я вижу в реальном прошлом, что у вас было. Не то, что вы видите, не то, как вы ограничили себя, не то, как вы заставили себя страдать.

Через музыку я бы хотел передать всем и каждому из вас красоту, чистую красоту освобождения от ограничений прошлого.

Давайте сделаем глубокий вдох, погружаясь глубже.

(долгая пауза, играет музыка)

Видите, прошлое – это вовсе не то, что вы помните. Нет. Я буду продолжать говорить это снова и снова, пока вы не поймете. Но нет. То прошлое, то, что действительно определяет ваше настоящее и будущее – это не то, что вы о нем думали.

Давайте сделаем глубокий вдох и попрощаемся со старым восприятием прошлого.

Это сложное дело для человека, потому что прошлое определяет их, или они так думают. Прошлое дает им что-то, о чем думать и с чем сравнивать, с чем сравнивать все остальное. Но это одно из величайших ограничений, поскольку прошлое – не то, совсем не то, что вы думаете.

Разум будет с этим спорить и будет в этом сомневаться . Он скажет: «Нет, я помню. У меня была работа с этой даты по эту дату. У меня была свадьба в такое-то время, и я сделал это и это». Это события временной линии, но это не совсем прошлое. Прошлое – это действительно мудрость, которая была получена или, во многих случаях, не получена. Она не имеет никакого отношения к тому, что конкретно произошло в определенную дату на календаре. Это то, как вы его воспринимали. Это был способ, которым вы получали эмоции, чувства и понимание.

Что-то случается, случай происходит, и чувств много. Разум быстро ограничивает их, помещает в милый маленький ящик и говорит: «Вот так оно все и было, как эмоционально, так и во всех других отношениях», – и потом он постоянно ссылается на все это. Но это не правда.

Это огромный шаг, сказать: «Я собираюсь попрощаться с прошлым». Огромный шаг, потому что, в некотором роде, есть ощущение того, что это – отречение. Отречение. И меня обвиняли в этом много раз – в том, что я говорил людям отрицать. Вовсе нет. Настоящее отрицание – это когда у вас есть ограниченные частицы сознания, внедренные в события в прошлом. Это отрицание.

Отрицание не принимает и не допускает, что было множество опытов, чувств и реакций, их целый ряд. У вас может быть опыт, и он может изменяться от плохого к хорошему одновременно, слой за слоем опыта одного и того же произошедшего события. Но разум будет ограничивать это и говорить: «Нет, произошло это, и это было плохо». Тогда вы тратите годы и годы, пытаясь это преодолеть, но в эти годы и годы терапии, или того, что вы делаете, чтобы это преодолеть, вы только придаете ему еще больше четкости и больше убедительности. И затем оно вживляется глубже и становится более твердым, и тогда вы действительно верите, что это прошлое.

Для того чтобы испытывать опыт и быть Свободным Я, вы должны освободить и свое прошлое тоже. Это не умственное упражнение. Мы не будем сидеть здесь часами и часами и проходить через распутывание узлов прошлого, потому что это, опять же, очень ментальное и очень неэффективное упражнение. Но это так же просто, как сидеть здесь в течение нескольких минут с красивой музыкой и чувствовать, каково это – отпустить ограничения вашего прошлого, чувствовать освобождение, выйдя из тех жестких определений того, что случилось. Это освобождает вас. Это отсылает к одному из самых блестящих учений Тобиаса – будущее – это исцеленное прошлое.

Итак, мои дорогие друзья, давайте это хорошо глубоко вдохнем.

Кстати, о Тобиасе, о Мастерах, которые здесь сегодня, особенная встреча. У нас здесь все, кто работали с вами в прошлом, от Тобиаса до Метатрона, Кутхуми, Сен-Жермена – мой личный фаворит – до всех остальных, потому что это – поворотный момент. Это то, что вы бы назвали моментом истины, прямо здесь. Это момент истины, потому что мы оставляем позади не только старый год, мы оставляем позади ограниченное незапомненное прошлое. Я говорю незапомненное, потому что вы не помните того, что произошло на самом деле. Мы оставляем это позади.

Когда мы идем вперед, в новый год, в новые времена, как Калдре и Линда говорили сегодня, это будет только для тех, кто выбирает и позволяет воплощенное просветление. Именно. Именно. Нет места ни для чего другого. Нет места в работе, которую я и другие Мастеров будут проводить с вами, нет места для сомнений. Простите. И вот, где у нас с вами будет армрестлинг. У меня с вами в этом году будет армрестлинг, потому что вы скажете, вы будете говорить мне: «Я не могу избавиться от сомнений». Вы скажете: «Я должен поддерживать определенное количество сомнений для баланса». Вы используете это в качестве баланса, чтобы убедиться, что вы делаете все правильно. Вы скажете мне, что сомнения – это не то, с чем вы можете что-то поделать, но я от вас не отстану. Не отстану.

Нет причин для сомнений. Нет необходимости в сомнениях.

Вы, должно быть, устали от них, потому что я действительно устал. (некоторые смеются)

Давайте сделаем хороший глубокий вдох и скажем «прощай» старой ограниченной перспективе. Освободите себя. Это не умственное упражнение. Вы просто это делаете. Вы просто это делаете.

Вопросы и ответы Адамуса

Итак, Шамбра, давайте немного развлечемся. Линда с микрофоном, пожалуйста, мое любимое время.

ЛИНДА: Мммм.

АДАМУС: Мое любимое время. Это время вопросов и ответов – мои вопросы, ваши ответы.

ЛИНДА: Ой-ой.

АДАМУС: Да.

ЛИНДА: К твоему удовольствию.

АДАМУС: Итак, прежде чем мы начнем, две вещи. Давайте сделаем вдох, хороший – назовем его – вдох энергетического сдвига. Давайте сместимся. (каждый делает глубокий вдох)

И, чтобы действительно понять мудрость того, что здесь происходит, когда я задаю эти бессмысленные вопросы, и вы даете мне действительно бессмысленные ответы, давайте перемещаться в то, что на самом деле происходит в зале.

Ну, для начала, это отвлечение. Я люблю отвлечения. Номер два, это помещает вас в чувства, а я люблю, когда вы попадаете в растерянность. (некоторые смеются) Нет, я действительно люблю, потому что это доказывает важный момент. Я задаю вопрос, и у вас появляются чувства. Пока я смотрю на вас, у вас появятся два, три, четыре разных чувства, и потом вы теряетесь: «Почему у меня должны быть все эти разные чувства, некоторые могут показаться противоречивыми» – и тогда вы либо выключаетесь, либо вы выбираете одно и думаете, что оно – единственное. Нет. Они все – истинны, каждый ответ, который есть у вас внутри.

Когда я задаю эти вопросы, вы проходите – вшшитть! – я вижу это, становитесь очень ментальными, и вы думаете, что произойдет, если Линда вручит вам микрофон? «Какой ответ я дам, чтобы действительно удивить всех вас?» (некоторые смеются) И вы забываете о себе. Вы забываете о себе, и вы забываете о том, что на самом деле есть слои ответов, и они все истинные. Они все истинные.

Но прежде чем мы это сделаем, я хочу сделать еще одну вещь. Давайте сделаем хороший глубокий вдох – и я буду повторять это снова и снова до тех пор, пока попкорн не начнет лопаться – все, все касается вашего просветления. Все, что происходит, даже этот зевок, который вы делаете прямо сейчас – касается вашего просветления. (Адамус смеется)

Все относится к просветлению. Это прекрасно. Каждое действие, все, что происходит с другими людьми, вся ваша жизнь, без исключений, относится к просветлению.

Самое смешное, что с опытом, который у нас только что был, даже ваше прошлое теперь относится к вашему просветлению. Вы, наверное, подумали: «Ну, раньше не относилось, потому что это было мое прошлое, и тогда я был не очень-то просветлен», но сейчас вдруг – да. Так внезапно все начинает работать вместе. Создается такая воронка, такой шторм, такое очищение, когда это происходит. Но все, даже сломанная рука, относится к вашему просветлению. Не то, чтобы вам нужно сломать руку, чтобы достичь просветления, но это должно относиться к вашему просветлению, иначе этого бы не было. Верно?

ШИМА: Верно.

АДАМУС: Чему ты научилась из этого опыта сломанной руки? Чему ты научилась?

ШИМА: Эммм ...

АДАМУС: Это фигня. Ты должна была научиться не ходить по льду! Не ходить по льду! (некоторые смеются) Хорошо!

ШИМА: (посмеиваясь) Ладно!

АДАМУС: Чему еще ты научилась? (она все еще смеется) Она собиралась дать мне очень метафизический ответ. Э, нет. Не ходить по льду. Чему еще ты научилась?

ШИМА: (посмеиваясь) Быть уязвимой.

АДАМУС: Да.

ШИМА: Потому что я так привыкла быть независимой ...

АДАМУС: О, да, да.

ШИМА: ... и сильной и не рассчитывать ни на кого.

АДАМУС: Да.

ШИМА: Но сейчас есть много вещей, которые я не могу сделать.

АДАМУС: Да. Например?

ШИМА: Так что я должна позволить другим мне помогать.

АДАМУС: Что ты не можешь сделать?

ШИМА: Ох, хватать что-нибудь, что-то маленькое.

АДАМУС: Ты могла бы схватить меня другой рукой. Не обязательно только этой. (она смеется) Хорошо. Что еще? Уязвимость. Это хорошо.

ШИМА: Позволение другим служить мне.

АДАМУС: Ах! Я это люблю. Позволение другим служить тебе.

ШИМА: Правильно.

АДАМУС: Ты могла бы на самом деле как-то поиграть с этой штукой с рукой. Знаешь, просто ... на самом деле ты можешь сунуть обе руки, в эти штуковины и действительно играть! (она смеется) Если бы я был тобой, я бы еще сел в инвалидное кресло, и просто ... (она громко смеется) Я имею в виду, давай! Если это то, что требуется, чтобы заставить тебя осознать, что только Мастер может быть в служении. Все остальные – слуги. И только Мастер может действительно позволить другим служить ему. Да, поиграй с этим. Нужно ли нам заходить так далеко, чтобы сломать еще что-нибудь, чтобы этого добиться?

ШИМА: Нет. Нет.

АДАМУС: Хорошо, хорошо, хорошо.

ШИМА: Нет. Но ...

АДАМУС: Так что это не было знамением от Бога, что ты делаешь что-то неправильно в своей жизни?

ШИМА: Ну, это довольно интересно. В последнем Шоуде ты говорил о каком-то парне, который упал с лестницы.

АДАМУС: Да, да.

ШИМА: Ты помнишь?

АДАМУС: Я говорил. Да.

ШИМА: Отлично.

АДАМУС: Да. Я не имел в виду буквально! (смех) Я скажу по-другому. Всё было основано на реальной истории того, что уже произошло. Но знаешь ли ты, сколько Шамбры получило травмы, после этой истории? Это действительно печально. Много. Не ты одна.

ШИМА: Ладно.

АДАМУС: Да. Да. Ты это связывала с историей?

ШИМА: Ну, в ту минуту, когда я упала, на мгновение, я задалась вопросом, «О чем же я думаю?»

АДАМУС: Да, Да. О чем ты думала, когда упала?

ШИМА: Ну, я думала, что когда я спущусь, я пойду туда и выкурю сигарету.

АДАМУС: Ах! Ах! (она смеется) Теперь мы попадем в настоящую проблему. Итак, что ты чувствуешь ... есть ли у тебя чувство вины относительно курения сигарет?

ШИМА: Ну, я не курила несколько дней, и тогда я снова начала курить.

АДАМУС: Да.

ШИМА: И что мне с этим делать?

АДАМУС: С курением, сломанной рукой или мной?

ШИМА: С курением. (они оба смеются)

АДАМУС: Забавно, что ты об этом спросила. Мы подойдем к этому через мгновение.

ШИМА: Ладно.

АДАМУС: Да. Собственно, мы начнем прямо сейчас. Вот мой вопрос дня, но ты можешь отдать микрофон Линде, потому что для начала я хочу немного чувства. Сложный вопрос под конец этого года. Сложный вопрос. И вы никогда не знаете, кто получит таинственный микрофон Линды, так что будьте готовы. Хм-хм.

Вопрос, который у меня есть сегодня, и вы могли бы тоже подключится, да. (обращается к Йохам) Только то, что вы музыканты, не значит, что вы освобождены. И вы там, только потому, что вы рядом с дверью, не означает, что вы можете убежать. Вопрос, и я действительно хочу, чтобы вы сначала вчувствовались в это, осознавая, что Линда может дать вам микрофон.

Вопрос такой: с чем вы боретесь внутри себя? С чем вы ... хмм. Да, много «Хмм». Можете закрыть глаза. Просто уделите мгновение. Что ... и никакого здесь макио, потому что я как бы уже знаю.

С чем вы боретесь внутри себя?

С чем вы боретесь внутри себя?

Помните, что любой ответ, который вы даете, может оказаться полезным для других Шамбра, кто слушает сейчас или в будущем. И помните, любой ответ, который вы дадите, может действительно свидетельствовать против вас. (Адамус смеется)

С чем вы боретесь внутри себя? Хммм.

(пауза)

Ты готова, Линда?

ЛИНДА: Конечно.

АДАМУС: Давайте начнем.

ЛИНДА: Хорошо.

АДАМУС: Ах! Я люблю это время. Вы можете почувствовать нервозность, прошедшую по залу, и лишь немногие из вас, да: «Дай мне микрофон!». Но, да. Будь добра, встань, чтобы весь мир мог тебя видеть.

ЛИНДА Ф.: Ярость.

АДАМУС: Ярость. Превосходно. Спасибо. Спасибо за не-макио ответ. Но ты знаешь мой следующий вопрос.

ЛИНДА Ф.: Ох.

АДАМУС: (Адамус смеется) Почему ярость? С чем ты борешься?

ЛИНДА Ф.: Я думаю, что борюсь с жизненной ситуацией с кем-то, и я не ...

АДАМУС: Давай просто остановимся на «Я борюсь с жизненной ситуацией»

ЛИНДА Ф.: Ладно. Да.

АДАМУС: Точка.

ЛИНДА Ф.: Точка.

АДАМУС: Не имеет отношения к кому-то еще в конечном итоге.

ЛИНДА Ф.: Ладно.

АДАМУС: С жизненной ситуацией. Интересно. Ладно. Исходя из этого, теперь, почему ярость?

ЛИНДА Ф.: (делает небольшую паузу и затем вздыхает) Я думаю, что сохраняю надежду на то, что она будет переключаться. Я имею в виду, что я переехала в другую жизненную ситуацию, но теперь я между двух мест.

АДАМУС: Угу.

ЛИНДА Ф.: Эмм ...

АДАМУС: Ярость. Направленная на себя, я полагаю. Но ты с удовольствием направишь ее на других, если подвернется возможность.

ЛИНДА Ф.: Это то, что я обнаружила в последние два дня, да. (некоторые смеются)

АДАМУС: Да. Хорошо. Хорошо. И что это за ярость на самом деле?

ЛИНДА Ф.: Она относится к тому, где я не полностью использую мои ресурсы для того, что я хочу для себя.

АДАМУС: Можно я скажу немного по-другому?

ЛИНДА Ф.: Конечно.

АДАМУС: Она относится к твоим сомнениям или твоим вопросам свободы, независимости, самостоятельности и истинной независимости. Это немного пугает. Знаешь, вроде бы проще упираться в какую-то старую ситуацию, в другие ситуации. Проще уступать другим людям или говорить, что это из-за жилых помещений, жилищных условий и всего в таком роде, но, в конечном счете, на самом деле это относится к твоей собственной свободе – свободе от других, для начала, которая несколько необычна для тебя и многих других – но настоящей свободе, и тому, что происходит в этой свободе. Ты готова к этому? Можешь ли ты справиться с ответственностью? Выживешь ли ты?

Существует – и я не пытаюсь вас ругать, но каждый может увидеть в этом себя – существует некоторая, как я ее назову, энергетическая подпитка выживания, которая происходит постоянно, когда вы думаете: «Ну, по крайней мере, есть еще один человек в моей жизни, хотя я их терпеть не могу, не хочу быть с ними. По крайней мере, есть кто-то или что-то еще». Так что вы используете это для энергетической подпитки от них. И это не то, что я бы назвал вампирскими штучками, но это комфорт. Это комфорт.

Это очень страшная вещь для человеческой личности – созерцать то, каково быть совершенно самим по себе, очень страшная вещь. Так что есть эта потребность в других, потребность видеть себя через других, как будто у них есть ответ, или у них может быть ответ, которого у вас нет. И также, в твоем случае особенно, забота о том, не покинешь ли ты просто-напросто планету? Не уплывешь ли ты просто отсюда, если не будет других людей в твоей жизни, заземляющих тебя? Даже не то, чтобы они нуждались в тебе, но неким образом, ты нуждаешься в них, потому что без никого, без этой старой связи, существует опасение, что ты просто уйдешь. Так что это энергетическая подпитка выживания. И мы получим решение – потенциал решения – всего через мгновение.

Хорошо. Далее. Уважаемая Линда из Исы, кто следующий? С чем вы боретесь в вашей жизни?

О, и перед тем как ты вручишь кому-то микрофон, происходит много борьбы. Правда. И я знаю, некоторые из вас думают: «Ну, у меня все под контролем». (Плюет) (некоторые смеются) Вы только думаете, что это у вас под контролем, но оно настолько буйно. Оно настолько всеобъемлюще, и мы просто ... мы просто устали. Мы просто должны это отпустить. Это не имеет смысла. На самом деле.

Ладно, микрофон, Линда. Да.

Ах! Привет.

ШАМБРА 2 (мужчина): Ух, я думаю ...

АДАМУС: Не хочешь чашечку кофе?

ШАМБРА 2: Конечно.

АДАМУС: У них сегодня хорошие чашки. Сливки, сахар, козье молоко?

ШАМБРА 2: В хрустальном бокале? Можно мне в таком?

АДАМУС: В хрустальном бокале? Они дадут что-то, что выглядит как хрустальный бокал. Что тебе в нем подать?

ШАМБРА 2: Просто сливки, пожалуйста.

АДАМУС: Просто сливки. Хочешь печенье?

ШАМБРА 2: Нет, я не сладкоежка.

АДАМУС: Я бы взял немного печенья.

ШАМБРА 2: Отлично. (смех)

АДАМУС: Итак ...

ШАМБРА 2: Пожалуйста, Адамус хочет печенье.

АДАМУС: Да, тарелку сюда. Хорошо. Так с чем ты борешься в жизни?

ШАМБРА 2: Ух ...

АДАМУС: Кстати, что я только что сделал?

ШАМБРА 2: Отвлек меня.

АДАМУС: Именно.

ШАМБРА 2: Попытался вытащить меня из моей головы, чтобы я не дал логичный ответ.

АДАМУС: Да, да, да, да. Хорошо.

ШАМБРА 2: Спасибо.

АДАМУС: И что я только что сделал, задавая тебе вопрос о том, что я только что сделал?

ШАМБРА 2: Заставил меня осознать это?

АДАМУС: Да, или вернул тебя обратно в разум, но это маленькая игра, мы играем. Продолжай. С чем ты борешься внутри себя?

ШАМБРА 2: Я думаю, со множеством страхов и сомнений. Я чувствую, что я иногда как бы ставлю себя туда, но затем все кончается двумя шагами назад и ...

АДАМУС: Да, да. Почему?

ШАМБРА 2: Я думаю, что немного боюсь как бы полностью войти в мир и просто полностью быть собой.

АДАМУС: Почему?

ШАМБРА 2: Я боюсь того, что может случиться.

АДАМУС: Например? Быть сожжённым на костре? (Адамус смеется)

ШАМБРА 2: Да, ну, это могло произойти в одной из жизней.

АДАМУС: Это больно только около минуты. (смех) Нет, так как вы уже ушли, до начала процесса. В этом прелесть того, чтобы быть вне времени, понимаете, если они собираются сжечь вас на костре. Вы уже ушли, в каком-то смысле. Побродили вокруг вдоволь: «Господи! Тут, правда, жарко!», а затем шшшитть! Вас там нет. Так что, вы никогда по-настоящему не проходили ... (кто-то протягивает Шамбре чашку кофе) Глотни. Да. О, тебе досталась кружка с ирисом. Я не ...

ШАМБРА 2: Да.

АДАМУС: Ух ты! (смех)

ШАМБРА 2: Спасибо.

АДАМУС: Ух ты! Ладно. Ладно.

Так вот, ты, очевидно, умный человек. Вот ты, хорошо выглядящий парень. Вам не кажется, дамы и господа? (аудитория соглашается) Да, видишь? Видишь, что происходит, когда ты приходишь сюда.

Ты проницательный. У тебя есть сознание. Так откуда эти сомнения и страх? И у тебя есть все инструменты, находящиеся прямо здесь для тебя, зачем это тебе? Зачем ты с этим борешься, и кто выигрывает?

ЛИНДА: Мммм.

ШАМБРА 2: Не мое истинное Я.

АДАМУС: Да. Да. Тебе это нравится?

ШАМБРА 2: Нет. Это становится очень утомительно, вообще-то.

АДАМУС: Ты не можешь заснуть по ночам?

ШАМБРА 2: Да. Бессонница. Просто ...

АДАМУС: Какие – будучи ярким парнем, как ты – какие решения тебе приходят в голову?

ШАМБРА 2: Ну, они больше не работают. Я имею в виду, попытки отвлечь себя любым количеством различных средств. Но я действительно обнаружил, что это просто не работает.

АДАМУС: Хорошо. (кто-то приносит тарелку с печеньем) Печенье кому-нибудь? Печенье? Эх, сначала мне. Вот как работают Мастера. Спасибо. Передай их по кругу. Когда тарелка опустеет, мы просто сделаем еще несколько рыб и хлебов и продолжим служить. (некоторые смеются) Прости, что перебил.

ШАМБРА 2: Ничего страшного.

АДАМУС: Но, ммм. Ммм. Ммм. (Адамус страстно наслаждается печеньем; смех) Подождите, я хочу испытать это. Есть вещи, по которым я скучаю, касательно того, как быть человеком. Да, печенье. Это почти ... это чувственно. Это очень чувственно. Мм-ммм.

АМИР: Ммм. (он тоже взял печенье) Глотать... сахар.

АДАМУС: Угу. Сахар меня не беспокоит.

АМИР: Хорошо.

АДАМУС: Я могу съесть много сахара. Да. Это беспокоит только тех, кто беспокоится о сахаре. И они думают, что он влияет на них, а потом, знаете, перестают есть сахар и садятся на эти без-сахарные диеты. Но истинный Мастер может есть сахара на завтрак, просто миску сахара, (смех) Иногда с небольшим количеством сливок. (больше смеха) Сладкий сливочно-сахарный завтрак. (больше смеха)

На чем мы остановились? (смех)

ШАМБРА 2: О, снова возвращаясь к отвлечениям.

АДАМУС: О, опять отвлечения. (больше смеха) На самом деле, это было больше для того, чтобы поднять тему чувственности. Если ты собираешься съесть печенье, я имею в виду – съесть его. Чувствуй его. Прекрати делать то, что ты делаешь. Даже если ты прямо в середине интервью, знаешь, люди со всего мира смотрят, просто остановись и получай чувственный опыт, который большинство из вас больше не получают, и ешь больше сахара на завтрак. Господи.

Итак, сомнения и страх и ... (кто-то приносит еще печенье) О, спасибо. Спасибо.

ЭДИТ: Дай ему одну.

АДАМУС: Он не ест сахар.

ЭДИТ: Ох.

АДАМУС: Не сладкоежка. Да.

ШАМБРА 2: Не большой. Я люблю чистый шоколад, с высоким содержанием какао. Вот моя фишка.

АДАМУС: Да. Ну, здесь он чистый. Просто он внутри крекера посреди печенья.

ШАМБРА 2: Да!

АДАМУС: Очень чистый. Э, ммм.

ШАМБРА 2: Кукурузный сироп. Да.

АДАМУС: Угу. Ммм. Ммм.

Так на чем же мы остановились? На страхе и сомнениях. К тебе много всего приходит, но ты оказываешься весь завернут в них. Как ты собираешься, в конце концов, с этим справиться?

ШАМБРА 2: Я, на самом деле, обнаруживаю, что делаю успехи, наконец-то, потому, что я уже так устал от того, как обстоят дела. То есть, я начинаю делать то, что мне действительно нравится и ...

АДАМУС: Ух ты, какая идея. (некоторые смеются) Ух ты.

ШАМБРА 2: ... то, что я боялся сделать, поскольку я действительно в духовности, очевидно, и у меня есть блог, и я был ... (звонит мобильный телефон)

АДАМУС: Да. Еще одно маленькое отвлечение. И вы даже не думали, что оно придет от мобильного телефона Эдит, посреди нашей беседы. Последний человек в мире, от которого этого ждешь – Эдит! (смех)

ШАМБРА 2: Да.

АДАМУС: Святая Эдит и ее звонящий мобильник. После всех этих лет, можно бы подумать, что ... как можно ... прямо в середине нашего разговора. (некоторые смеются) Ага. (кто-то говорит: «Прячь, прячь его!»)

Вы заметили, все эти отвлечения?

ШАМБРА 2: Да. Ты очень в них силен.

АДАМУС: Да, Да. (Адамус смеется) На самом деле, вы, ребята, в них сильны. Вы действительно в этом сильны, потому что это именно то, что вы делаете. У вас продолжается борьба. Вы не знаете, как с этим справиться. Вы отвлекаете себя, пока не вернется борьба, пока вы не создадите еще одну борьбу. И довольно скоро начинает происходить столько хаоса и мусора, что вы даже забываете о том, из-за чего эта борьба, с чем вы боретесь, и вы забываете, что на самом деле существует очень простое решение – выйти за пределы этого.

Так что вы все время остаетесь на этом боксерском ринге – то есть, может быть, прыгая от одного ринга к другому, – но довольно скоро это становится очень запутанным. Вы думаете: «Я даже уже не знаю, почему я несчастен. Я уже даже не знаю, почему я сегодня зол. Я уже даже не знаю, почему Адамус так сильно меня раздражает, но это просто то, как обстоят дела». Верно?

ШАМБРА 2: Похоже.

АДАМУС: Похоже. Ладно. Хорошо. Спасибо. Мы к этому вернемся.

ШАМБРА 2: Хорошо.

АДАМУС: Мы обернем все это блестяще.

С чем вы боретесь? (Линда дает микрофон Джону Кудерке, который его от него отмахивается)

ЛИНДА: Нет. Ты должен.

ДЖОН: Нет, я не знаю.

ЛИНДА: Нет, ты должен. Мне сказали, что ты должен.

ДЖОН: Хмм.

АДАМУС: Хмм.

ДЖОН: Хмм.

АДАМУС: Может быть, нам нужно еще печенье. (смех)

ДЖОН: О, я бы взял чашечку кофе.

ЛИНДА: Сандра, чашку кофе Джону.

ДЖОН: Нет. Я просто шучу.

АДАМУС: С чем ты борешься?

ДЖОН: (пауза) Проблемы со здоровьем.

АДАМУС: Проблемы со здоровьем. Хорошо. Это хорошо. Как идет борьба?

ДЖОН: Кажется, что на данный момент хорошо.

АДАМУС: Хорошо. Ты боишься, что может стать не хорошо? Страх, что у тебя не будет над этим контроля?

ДЖОН: (небольшая пауза) Нет, не страх. Я могу контролировать, если захочу.

АДАМУС: Хорошо. Ни страха, ни борьбы?

ДЖОН: Не совсем. Нет.

АДАМУС: Хорошо. Проблемы со здоровьем, откуда они происходят, почему они на первом месте?

ДЖОН: (глубоко вздыхая) Посмотрим.

(пауза)

АДАМУС: Я буду рад помочь в любой момент.

ДЖОН: Хорошо, давай.

АДАМУС: Хорошо. Проблемы со здоровьем. Можно ссылаться на определенные химические вещества, токсины и тому подобное, но это на самом деле не полная картина. Это интересно, но на самом деле проблемы со здоровьем призваны помочь тебе стать намного более чувствительными, чувствующим человеком. Они дают тебе возможность вчувствоваться в потенциальную смерть. Они дают тебе возможность вчувствоваться в себя, в свой путь, людей вокруг тебя, и внезапно они активируют, открывают настоящие чувства, не эмоции, которые относительно неблагоприятные, по уважительной причине, но настоящие чувства. И я должен сказать, что это одна из трех главных вещей, для которых вы сюда пришли, чтобы испытать в этой жизни, в реальности – чувственность, как я это называю – но настоящие чувства, а не приторные сладкие чувства, которые вам не нравятся во многих других людях, как и мне, но реальный опыт. Вот что они тебе дают.

Так что, если ты примешь эту суть истинных чувств и действительно воплотишь ее, вся эта необходимость в любого рода биологическом дисбалансе, любого рода болезнях может уйти. Она служила своей цели. Так что, окунись в чувства.

ДЖОН: Для меня звучит здорово.

АДАМУС: Хорошо. Это гораздо проще, гораздо лучше, чем борьба.

Я знаю, других, из присутствующих здесь, у кого были проблемы со здоровьем и некоторые страшные проблемы здоровья, то есть жизненно важные проблемы со здоровьем. И тогда они говорили: «Мы будем с этим бороться. Мы будем бороться с раком. Мы будем бороться, во что бы то ни стало». И я скажу вам прямо сейчас, нет. Мы не будем. Есть гораздо более эффективный, гораздо лучший и гораздо более радостный способ.
Хорошо, еще несколько. С чем вы боретесь внутри себя? С чем вы боретесь? Да.

ШАМБРА 3 (женщина): Со страхом.

АДАМУС: Хочешь печенье?

ШАМБРА 3: Я только что съела два.

АДАМУС: Хочешь еще?

ШАМБРА 3: Нет.

АДАМУС: Ты бы хотела сейчас сэндвич с тунцом? (смех) Я бы съел такой.

ШАМБРА 3: Как ты узнал, что это мой любимый сэндвич?

АДАМУС: Как я узнал! (она смеется) Потому что в то самое мгновение, когда ты встала, мне захотелось…

ШАМБРА 3: Тунца?

АДАМУС: …сэндвич с тунцом.

ШАМБРА 3: Ох.

АДАМУС: Я всегда любил лосось, но вдруг… тунец, лист салата, побольше майонеза, немного сыра…

ШАМБРА 3: Картофельные чипсы.

ЛИНДА: Продолжай! (она смеется)

АДАМУС: И чипсы, и все это на вкусном зерновом хлебе, поджаренном.

ЛИНДА: В доме есть тунец?

АДАМУС: Поджаренный. Хлеб слегка поджарен. Да.

ШАМБРА 3: Только вчера такой съела.

АДАМУС: Ооооо! Я…

ШАМБРА 3: Он все еще в моей ауре, полагаю.

АДАМУС: Позволь… позволь мне просто немного понюхать. (смех, Адамус ее нюхает) Оооо! Если бы придумали тунцовый парфюм. (громкий смех)

Но, нет, правда, мне бы хотелось сэндвич с тунцом.

ШАМБРА 3: Очень хорошо.

АДАМУС: Как думаешь, мне дадут такой?

ЛИНДА: С лососем. Можем сделать с лососем.

АДАМУС: Тунец! Тунец. Но, нет, все в порядке. Итак, достаточно отвлечений, давайте вернемся к теме. С чем ты борешься?

ШАМБРА 3: Со страхом.

АДАМУС: Да, страхом чего?

ШАМБРА 3: Ух.

АДАМУС: Ух. Можете это почувствовать? Можете почувствовать это «ух»? Можете посочувствовать ему? Когда она сказала «ух», вы подумали «О! Я знаю, откуда это, детка! Я, я… ух!». Ты сказала страх. Страх чего? Ух! (небольшой смех) Хорошо.

ШАМБРА 3: Неопределенности будущего. Сомнения. Сомнения играют в этом большую роль.

АДАМУС: Будущее – это абсолютная катастрофа. (небольшой смех, она вздыхает) И будущее очень многообещающе. Будущее может принести большую прибыль. Будущее – очень легко. Оно будет всем этим. Понимаешь? Нет единственного ответа, но есть множество выборов.

Будущее станет всем этим. Для некоторых будущее будет совершенно ужасным. Это будет наихудший год из всех.

ШАМБРА 3: Ох!

АДАМУС: Не для тебя. Ты думаешь «О, нет!». Я говорю не о тебе. Я говорю о других.

Вы могли бы подумать, что я получу ожерелье из попкорна от … кого-нибудь, кого-нибудь. (она бросает ему свое попкорновое ожерелье) Спасибо. Спасибо. И вы могли бы подумать, что предприимчивая Шамбра придумает способ делать долговечные ожерелья из попкорна, которые бы не ели птицы и белки. (кто-то принес на встречу ожерелья из попкорна)

ЭДИТ: Ты хочешь его съесть?

АДАМУС: Нет, я хочу сэндвич с тунцом. (Адамус посмеивается) Но не сейчас, попозже. Попозже. Давайте продолжим… Я все больше хочу есть, пока мы разговариваем, и сейчас мой голод не удовлетворит даже пицца.

ШАМБРА 3: Верно. Да.

АДАМУС: Видишь, что ты со мной сделала?

ШАМБРА 3: Ну, знаешь.

АДАМУС: Ты мне принесешь сэндвич с тунцом на следующую встречу?

ШАМБРА 3: Да, принесу.

АДАМУС: Спасибо.

ШАМБРА 3: Обещаю.

АДАМУС: Ладно. Хорошо. Хорошо.

Так на чем мы остановились? О, страх. Это будет всеми этими вещами. Это будет мрачно. Это будет самый лучший год из всех. Это будет год освобождения и суверенитета, и это будет отвратительный год. Будут преступления и все остальное. И они все происходят, они все произошли. Все это потенциалы. Все они будут прожиты, до определенной степени. Мы выйдем за пределы этого. Мы пойдем туда, куда вы хотите. Хорошо.

Так почему ты боишься? Почему ты чего-то боишься?

ШАМБРА 3: (вздыхая) Это действительно хороший вопрос.

АДАМУС: Он оказался тебе полезен?

ШАМБРА 3: Нет. Единственный ответ, который я нахожу, - это просто, настолько, насколько я могу, чего бы я ни боялась, просто сделать это в любом случае. Знаешь, просто сделать это.

АДАМУС: В этом нет смысла.

ШАМБРА 3: Нет? (они оба смеются)

АДАМУС: Нет. Но это лучше, чем бежать от него. Но также, в некотором смысле, ты все еще борешься со страхом.

ШАМБРА 3: Ну, это неприятно. Все еще неприятно.

АДАМУС: Это все еще неприятно. Ты все еще борешься.

ШАМБРА 3: Верно.

АДАМУС: И ты все еще настраиваешь себя на то, чтобы попасть под его влияние.

ШАМБРА 3: Полагаю, что да.

АДАМУС: Мы это обойдем. Хорошо? Мы это обойдем.

ШАМБРА 3: Великолепно!

АДАМУС: Сейчас ты говоришь великолепно, но потом…

ШАМБРА 3: Нет!

АДАМУС: … когда я расскажу, как это сделать, ты скажешь «Оооо, я не знаю, Адамус. Я не знаю, мммм».

ШАМБРА 3: Ну, надеюсь, что не может быть хуже…

АДАМУС: О, может.

ШАМБРА 3: Может?

АДАМУС: Нет, может быть хуже. (смех) О, боже, ты пока еще даже не поняла, что значит хуже.

ШАМБРА 3: Ладно.

АДАМУС: Мы еще не… о, нет, нет, нет. Может быть намного хуже. Это пробуждает страх?

ШАМБРА 3: Странно, но нет.

АДАМУС: О, ты хочешь, чтобы стало хуже.

ШАМБРА 3: Нет. Я просто хочу знать, как это. Просто, знаешь, каково это? Давай выясним.

АДАМУС: Знаешь, я открою тебе секрет и позднее объясню его лучше. Она советует тебе выпить. (смех) Да. Налейте ей выпить, пожалуйста. Ей это нужно.

ШАМБРА 3: Пожалуйста!

АДАМУС: Мы просто создадим полностью другую реальность.

ШАМБРА 3: Ладно.

АДАМУС: Вот и все, довольно просто.

ШАМБРА 3: Я готова.

АДАМУС: Ладно. Хорошо. Сейчас ты говоришь, что готова, но мы посмотрим. Не забудь про тунца, побольше майонеза. Да. И я люблю, когда хлеб слегка подогрет. Возможно, тебе придется придумать, как это сделать, но…

ЛИНДА: Консервированный или свежий тунец?

АДАМУС: Консервированный или свежий – она спрашивает. Хрустальный или бумажный? (Линда смеется) И еще немного сельдерея.

Далее. Спросим еще двоих. С чем вы боретесь в своей жизни? Ах!

МИШЕЛЬ: Полагаю, я…

ЛИНДА: О-о, э-э-э-э-э. (жестами просит держать микрофон повыше)

МИШЕЛЬ: О. Я… (она смеется)

АДАМУС: Сейчас ты борешься с Линдой. (Адамус посмеивается)

МИШЕЛЬ: …с частями себя, которые меня разочаровывают, такими как раздражение из-за некоторых людей.

АДАМУС: Меня?

МИШЕЛЬ: Никого из здесь присутствующих.

АДАМУС: Нууу, немного! Аххх! Совсем немного. (небольшой смех) Итак, раздражение из-за некоторых людей…

МИШЕЛЬ: Нет.

АДАМУС: Да. Тебе плохо из-за того, что они тебя раздражают?

МИШЕЛЬ: Да.

АДАМУС: Почему? Мне нравится, когда люди меня раздражают.

МИШЕЛЬ: Потому что меня сильно разозлил кое-кто после Рождества, и это была не я. Но это была я, потому что…

АДАМУС: Это была ты. (Адамус посмеивается)

МИШЕЛЬ: Да.

АДАМУС: Правда, ты. Почему бы тебе – завтра – просто не задать им жару?

МИШЕЛЬ: Ну, они больше не в этом штате, слава богу. (смех)

АДАМУС: А в каком они штате и в каком городе?

МИШЕЛЬ: Я слишком много говорю.

АДАМУС: Существуют телефоны. Есть интернет. Ты можешь всыпать им с большого расстояния.

МИШЕЛЬ: Я лучше не буду разговаривать с этим человеком.

АДАМУС: Ахххх! А я бы…

МИШЕЛЬ: Просто странно…

АДАМУС: А я бы лучше погрузился в это. Когда у меня есть враг – ух, мы пойдем в бой, в самое уязвимое место. Да. Эхххх!

МИШЕЛЬ: Они даже не подозревают. Они не подозревают.

АДАМУС: Я знаю, но дай им знать, потому что, знаешь что? В противном случае ты копишь это в себе.

МИШЕЛЬ: Уже нет.

АДАМУС: Ооооххх! Я в это не верю. Ммммм. Нет. Но это было первым, что ты упомянула, когда я спросил «С чем ты борешься?».

МИШЕЛЬ: С раздражением.

АДАМУС: Да.

МИШЕЛЬ: Да.

АДАМУС: Ладно. Что еще? Есть кое-что еще, что я здесь выуживаю.

МИШЕЛЬ: Эммм. (смех) Первое…

АДАМУС: Кстати, Мастер понимает искусство отвлечения. Линда, не могла бы ты написать это на твоей волшебной штуке (айпаде). Это очень важно запомнить. Это дает вам немного юмора, вам самим, может быть больше никому. Но когда вы обучаете или делаете то, что вы будете делать, как Мастер вы понимаете искусство отвлечения. Это великолепно, потому что кто-то может противостоять вам, делать что-то сложное – вы просто отвлекаете их. Переносите это отсюда туда.

Когда вы оказываетесь в своей голове, как это бывает – вы начинаете думать, беспокоиться, лежите без сна ночью в постели – черт, просто отвлеките себя! Нет, правда. Просто отвлеките себя. Сыграйте в игру. Сделайте что-нибудь странное. Скатитесь с кровати на пол! (небольшой смех) Вы выбьете себя из того бессмысленного мысленного дерьма, в котором оказались. Сбросьте одеяло и просто катитесь – бум! – пока не упадете с края. И вы будете смеяться, как сейчас, думая «Я так был пойман в своем собственном мусоре». Мастер понимает искусство отвлечения. Думаю, мы выпустим книгу Шамбры, когда, наконец, выйдут мои остальные книги, «Искусство отвлечения».

О, я тебя отвлек?

МИШЕЛЬ: Да, ты – искусство отвлечения.

АДАМУС: Да. Намеренного. Искусство намеренного отвлечения.

МИШЕЛЬ: Намеренного отвлечения.

АДАМУС: С чем еще ты борешься, моя дорогая?

МИШЕЛЬ: Я борюсь с собой.

АДАМУС: Знаю, знаю. Это то, что я сказал – что ты борешься внутри себя, но с чем внутри себя?

МИШЕЛЬ: Просто с тем, что мне в себе не нравится.

АДАМУС: Ладно. Ты не обязана что-то упоминать, но можешь, если хочешь.

МИШЕЛЬ: Не хочу.

АДАМУС: Хорошо. Тогда я это сделаю. (смех) Видишь, как поднимается страх, уууу! (громкий смех) Это не мое дело.

МИШЕЛЬ: Это точно.

АДАМУС: Но здесь происходит большая борьба.

МИШЕЛЬ: Да.

АДАМУС: Могу я затронуть личное? Хорошо. (небольшой смех) Не важно, с чем связана борьба, но ты пытаешься притвориться, что ее нет, и это то, что действительно тебя захватывает. Борьба выигрывает, потому что тебе приходится притворяться, что ее нет, а она есть, моя дорогая, и я покажу тебе к завершению этого… о, где-то уже почти новый год. К окончанию этой встречи я покажу тебе, как сильно ты боролась, как много энергии на это тратилось, как много, о, недомоганий это вызывало – физических, проблем со сном, проблем в речи. У тебя такое тонкое чувство юмора и мудрость, и ты их не используешь. Ты их не используешь. Ты сдерживаешь себя, когда пытаешься что-то сформулировать, и ты имеешь одно из самых удивительных естественных чувств общения и обсуждения.

МИШЕЛЬ: Правда?

АДАМУС: Великолепное общение. Не болтовня, болтовня, но великолепно. Так что надеюсь – нет, не надеюсь, а просто воплотим это в реальность – к окончанию встречи ты увидишь, как много энергии было связано борьбой, и ты притворяешься, что ее нет.

МИШЕЛЬ: Звучит хорошо.

АДАМУС: Спасибо. Спасибо.

МИШЕЛЬ: Спасибо.

АДАМУС: О нет. Будет грустно. Будет ужасно около трех дней…

МИШЕЛЬ: (смеясь) Спасибо.

АДАМУС: …и затем ты это преодолеешь.

Ладно, еще один, и мы подойдем к теме. Вероятно, вы удивляетесь «В чем смысл этого Шоуда, кроме отвлечения?». Да. Сплошное отвлечение.

ГЛОРИЯ: Я?

ЛИНДА: Угу. Ты.

ГЛОРИЯ: У меня нет… У меня нет никаких вопросов.

ЛИНДА: Оххх! Так не пойдет. Нет, нет, нет. Ты не можешь отказаться от микрофона.

АДАМУС: Да.

ЛИНДА: Так нам сказал Адамус. Ты не можешь отказаться от микрофона.

АДАМУС: На самом деле, ты можешь отказаться от микрофона, но тогда тебе придется чистить туалеты по окончании ночи (смех), что обычно не стало бы проблемой, но вы все будете праздновать новый год, много пить, и туалеты могут как бы запачкаться, если ты знаешь, о чем я. (аудитория восклицает «О, фууу!»)

Да. Еще одно отвлечение. Видишь, ты не просто что-то мимоходом сказала. Ты создала целую иллюзию, целую картину, что все представили этот ужасный туалет, и – оххх!

ГЛОРИЯ: Нет.

АДАМУС: Да. Да. С чем ты боролась внутри себя?

ГЛОРИЯ: Я рада быть здесь. У меня нет ничего, с чем надо бороться.

АДАМУС: Так же как и у меня.

ГЛОРИЯ: Да.

АДАМУС: Да.

ГЛОРИЯ: Я не знаю.

АДАМУС: Ничего? (она качает головой) Семья?

ГЛОРИЯ: Что?

АДАМУС: Семья. Какая-нибудь семейная борьба?

ГЛОРИЯ: Может быть. Может быть.

АДАМУС: Ах! Мы начинаем это обнаруживать. Конечно, это было легко. Любой из вас может это понять. Семейная борьба, ладно.

ГЛОРИЯ: Ну, не так много. Они как бы стареют сейчас.

АДАМУС: Да, они стареют, и они умирают, и бороться уже не так весело.

ГЛОРИЯ: Именно. (смех)

АДАМУС: Да, да.

ГЛОРИЯ: Они мертвы. (она смеется)

АДАМУС: Они мертвы. Да.

ГЛОРИЯ: Я не знаю.

АДАМУС: Так что еще?

ГЛОРИЯ: Что еще? Хм. Я вполне довольный мирный человек. Я не знаю…

АДАМУС: Да, да. Ладно. Ты никогда как бы не злишься на себя или что-то подобное?

ГЛОРИЯ: Да, раньше было, но больше нет.

АДАМУС: Да.

ГЛОРИЯ: Да.

АДАМУС: Хорошо. Из-за чего ты раньше на себя злилась?

ГЛОРИЯ: Из-за моей семьи. (Адамус посмеивается, и небольшой смех в зале)

АДАМУС: Ладно. Хорошо.

ГЛОРИЯ: Но ничего…

АДАМУС: Ладно.

ГЛОРИЯ: Мне было грустно, потому что мой питомец умер, но иначе…

АДАМУС: Это грусть. Это не злость. Между ними есть разница.

ГЛОРИЯ: Да.

АДАМУС: И твой питомец все еще поблизости.

ГЛОРИЯ: Я знаю.

АДАМУС: Всегда.

ГЛОРИЯ: Спасибо.

АДАМУС: Они будут первыми, кто поприветствует вас, когда вы перейдете на другую сторону.

ГЛОРИЯ: Хорошо.

АДАМУС: Да, да. О, вот что я люблю в питомцах. Они просто ждут.

ГЛОРИЯ: Да.

АДАМУС: Они просто ждут. «Когда же хозяин умрет, чтобы я мог…» (смех) «Эх, может быть сегодня. (небольшой смех) О, может быть завтра. В любом случае, я подожду». Не забывайте их кормить. Кормите их. Да. Энергетическое питание – как бы посылайте им немного еды, потому что они просто ждут вас.

ГЛОРИЯ: Хорошо.

АДАМУС: Да. Ладно. Спасибо.

ГЛОРИЯ: Спасибо.

АДАМУС: Спасибо.

Хорошо, давайте сделаем глубокий вдох.

Перестаньте бороться с собой

Переходя в следующий год, я скажу вам кое-что, что поначалу будет звучать замечательно, а затем будет звучать странно. Но, пожалуйста, почувствуйте это на всех разных уровнях, которые это дает.

И я скажу это вам, и вы все будете трясти головами, кивать «О, да, да, хорошо. Мы это сделаем», и затем вы это не сделаете. Затем вы будете бороться с этим. Вы будете думать, что я говорил не с вами, но это не так. Вы будете думать, что я говорил только о некоторых из вас, о некоторых вещах, которые вы делаете, но я говорю обо всем. И вы будете думать, что, возможно, я не знаю, о чем говорю, но я знаю. (Адамус посмеивается)

С перехода в этот год и дальше – перестаньте с собой бороться. Это включает целый широкий спектр того, что вы делаете, усложняя себе жизнь. Это включает такие вещи, как диета и вес, такие, как ваш физический внешний вид.

Вы думаете, что должны бороться с этим, потому что вы едо-голик. Вы будете есть много шоколада, и вы будете поглощать пирожные и картофельные чипсы. Не боритесь с этим. Перестаньте регулировать такие вещи, как питание, ради своего телосложения, ради своего тела. Многие из вас сажают себя на странные диеты, а затем оправдывают это, говоря «Нет, но мой врач сказал, что у меня низкий…» бог знает что или высокое что-то еще. Вы боретесь с этим. Вы боретесь сами с собой.

Опустите свою защиту. «Оооо! Нет». Вы говорите «Мне нужно поддерживать эту защиту. Мне нужно с чем-то бороться, потому что я от природы слабый человек. Я грешник. Мне так сказали. Поэтому я должен бороться. Я должен сопротивляться . Я от природы испорчен, и я просто проем себе путь к смерти сэндвичами с тунцом, если не буду себя контролировать». Нет. С борьбой покончено. Отпустите ее.

О! Я знаю. Это будет звучать хорошо, а затем будет звучать странно. Сначала это будет сладко, а затем станет горько.

Курение. Твоя рука. Все остальное. Как бы «Я курильщик, и это плохо». Нет, на самом деле нет. В действительности это не имеет значения. О, прости, дорогая Линда, и кто-нибудь еще, кто обижен, но на самом деле это не имеет значения. Для истинного Мастера – это не имеет значения.

Многие из вас курят. Вы боретесь с этим. «Я делаю плохую вещь. Когда-нибудь я брошу». Нет. На самом деле, вероятно, нет. Сначала вы умрете. (небольшой смех)

ЛИНДА: Еще бы!

АДАМУС: Не так плохо. Не так плохо. Но вы начинаете «О! Со мной что-то не так», и вы должны отойти в сторону, и вы должны быть одним из тех странных, непонятных людей, и есть что-то, что вам в этом нравится – быть одним из тех, кто может отойти в сторону. И некоторые из вас, кто не курит, даже хотят присоединиться к тем, кто в стороне, потому что они немного круче.

ЛИНДА: Оооххх!

АДАМУС: И это Калдре сказал. Я этого не говорил.

Поэтому вы терпите борьбу с собой и говорите «Я должен себя контролировать, и я должен бросить, и это плохо». Перестаньте. Мастера больше не вступают в борьбу с собой.

Некоторые из вас тренируются, делают упражнения. Вы делаете это, потому что думаете, что должны. Вы с чем-то боретесь – с возрастом, весом, изнашиванием костей и мышц. Перестаньте. Я не прошу перестать заниматься, прекратите борьбу. Это только питает ее энергией. Это часть вас из прошлого, страх или что-то еще незавершенное внутри вас, и вы лишь питаете этот призрак, этого монстра.

Многие из вас думают, что вы должны ограничивать свои мысли, что вы не можете по-настоящему выражать свои эмоции, потому что вы лишь будете злиться на окружающих. Поэтому вы создаете это отрицание – «Я должен быть хорошим человеком». Нет, не должны. Понимаете, «хороший человек» - это гипнотическое наложение, в которое вы попали – «Я должен быть хорошим. Я должен быть милым с другими людьми».

Забавно то, что энергетически вы не относитесь к ним хорошо, потому что вы их не выносите. Но вы пытаетесь вести себя хорошо, как бы «Намасте». (говорит с гримасой, а затем издает звук удушения, смех в зале) Но энергетически вы посылаете им дерьмо. «Я не выношу этих праведников… Намасте». (саркастично) Вы пытаетесь изображать одно и то же. В вас происходит эта борьба. Выпустите ее! Позвольте этому гневу выйти.

Это звучит очень странно – «Нет. Мы должны быть хорошими людьми. Мы духовны». Нет, мы больше не духовны, и вы никогда не были хорошими.

ЛИНДА: Оххх! (небольшой смех)

АДАМУС: Нет, быть хорошими – это гипноз. Вы не хорошие люди. Нет. И вы не хотите ими быть.

ЭДИТ: Спасибо.

АДАМУС: Потому что это гипнотическое покрывало, которое наложено на вас другими. Быть милыми – это быть «сладкой задницей». Это…

ЛИНДА: Что?

АДАМУС: «Сладкой задницей».

ЛИНДА: Что это значит? Не уверена, что это хорошо переводится.

АДАМУС: Это слово Калдре. Я его не использую. (небольшой смех) Притворство. Быть милыми – значит притворяться. Это не по-настоящему. Нет никаких милых. Есть подлинность. Есть сострадание. Но быть милым – это одна большая работа менеджера по продажам. Понятно? Никаких милых.

Вы боретесь с чем-то в своей жизни. Вы боретесь, если вы достаточно умны. Вы пытаетесь быть умнее, и вы боретесь со своей неумностью, своей глупостью. Вы боретесь с ней.

По сути, мы все глупые в некотором смысле. И глупость – это хорошо. Вы не думаете слишком много, и затем вы можете получить настоящие ответы, к которым мы доберемся через минуту.

Глупость – на самом деле, я люблю глупых людей.

ЭДИТ: Как Форест Гамп.

АДАМУС: Прости?

ЭДИТ: Как Форест Гамп.

АДАМУС: Как Форест Гамп. Спасибо. Да. «Невинный» было бы другим словом для этого.

Я попрошу вас прекратить борьбу внутри себя, начиная с полуночи, где бы вы ни были. Прекратите борьбу с тем, что вы недостаточно хороши, что вы сделали что-то не так, что вы должны работать над собой, что вы должны делать себя лучше, что вы должны улучшить себя, что у вас должен быть план. Я не хочу видеть ни одного из вас, никого из вас, с новогодними… как вы их называете?

ЛИНДА: Решения.

АДАМУС: Решения, потому что они никогда не работают. Вы ничего не решаете, а затем думаете, что вы еще большее ничтожество, чем до решения. И вы получаете эту продолжающуюся борьбу.

То, что я говорю здесь, не применимо ни к кому там, вовне. Они рассыпятся на части, если примут этот совет. Но для Шамбры – я думаю, вы понимаете. Хватит бороться.

Теперь вы говорите «О, это будет действительно хорошо, потому что я по-настоящему устал от борьбы». Но факт в том, что вы пока не достаточно устали от борьбы. Поэтому будет склонность пытаться спрятать немного борьбы в своих карманах или чулане или где вы прячете от меня то, что не можете спрятать. И будет такая тенденция. Это как «Ну, я все еще должен работать над…» - заполните пробел, «потому что Адамус не понимает мои…» - знаете, вашу невероятную слабость, невероятную зависимость, невероятные извращения, невероятное все. Да, я понимаю все это. Но я понимаю, что вы боретесь с ними, вы живете ими.

Борясь с ними, вы ими живете.

Когда вы боретесь с чем-то, когда вы сражаетесь против себя, вам приходится ставить цели… Цели для Мастера – как Криптонит для Супермена. «Охх! Цели. О! О! Просто…». Зачем цели? Цели допускают, что с вами что-то не так, что есть что-то, что нужно улучшить. Вам не нужны цели. Вам нужно жить. Вот и все. Вам нужно жить без борьбы, без сражения.

Жизнь – не борьба. Правда, нет. Если взять суть жизни – это не борьба. И никогда ей не была. Но есть множество вещей, которые делают ее борьбой, и вы на них покупаетесь. Вы соблазняетесь на них, и они вам вроде как нравятся. Даже если вы говорите, что это не так, они вам нравятся, потому что иначе вы бы этого не делали.

Хватит борьбы. Не надо бороться за здоровье. Если у вас проблема со здоровьем, перестаньте бороться с ней. Это звучит хорошо поначалу, но затем вдруг вы вздыхаете: «Ох! Но это значит, что я позволяю ее. Я принимаю ее. Тогда она победит». Вы удивитесь, как борьба делает ее реальной. Как фокусировка… и я не говорю также избегать ее и притворяться, что ее нет. Я говорю на самом деле позволить ее.

Это нелогично – позволять свои зависимости, позволять свои болезни, позволять свои слабости, позволять то, что вы в себе не любите. Это очень, очень нелогично. Вы так привыкли ограничивать себя. Скажем, это как паста. «Я не могу есть пасту, потому что я от нее толстею». Хорошо, тогда так и будет. Тогда в вас возникает эта борьба, и она забирает радость жизни. Оххх! Перестаньте бороться с собой.

Вы можете бороться с другими людьми. На самом деле, это даже весело. Нет, действительно весело, потому что вы осознаете, что если действительно позволите себе открыться в борьбе с кем-то другим… Скажем, у вас есть родственник – брат, сестра, кто-нибудь – которого вы, знаете, терпели и выносили годами, и вы даете себе разрешение – хватит сдерживаться, хватит как бы то ни было – это ощущается странно. Вы говорите: «О, я убью их». Э, ну и что. (небольшой смех) Знаете, что? Они в любом случае вернутся. И что происходит – когда вы даете себе эту свободу, это разрешение, все эти искаженные порочные мысли уходят. Вы не сделаете этого, но просто дайте себе свободу сказать «Я просто пойду и оторву им новую…»

ЛИНДА: Новую что?

АДАМУС: Новую жизнь. Я оторву им новую жизнь. (смех) Что по-твоему я имел в виду? «Я оторву им новую жизнь». Давая себе это разрешение, не обманывая себя, говоря «Ну, я дам себе разрешение, но затем не буду этого делать». Нет, действительно. Дайте себе это разрешение. Вдруг вы помещаете себя в другое сознание. Вдруг все становится яснее, и вдруг вы понимаете, что на самом деле вы можете – пуф! – сделать их невидимыми, если захотите. Но вы не хотите.

Вдруг вы понимаете «Я давал им большую власть над собой. Я позволял им красть энергию. Это в действительности была не их вина, а моя. Я давал им всю эту власть. Теперь, когда я это понял, я не буду сдерживать себя. Я больше не должен играть в эту игру».

Мы будем возвращаться к этому снова и снова, и я буду призывать вас к этому в течение года, но борьба окончена. Чем бы она ни была – здоровье, отношения, ненависть к себе, сомнения в себе, еда, любой вид зависимости. Зависимостей не существует, они ментальны. Любая вещь, с которой вы сражаетесь внутри себя, включая «Почему я не достиг большего в своей жизни?», меня вырвет, если я увижу кого-то из вас, думающих об этом, потому что вы смотрите на себя с этой маленькой, микроскопической точки зрения. Вы смотрите на себя и говорите: «Ну, другие люди достигли большего». Другие люди не пришли на эту планету в одно из прекраснейших, но и сложнейших, времен, чтобы стать воплощенными Мастерами. Есть ли что-нибудь более великое? Просто еще одно звание будет больше этого? Немного больше денег? Большой дом? Я так не думаю. Поэтому, когда вы погружаетесь в эту битву с собой за свои достижения, отпустите ее. Перестаньте бороться.

Особая комната

Наполовину это звучит хорошо, вы как бы: «О, хорошо. Хватит борьбы». Половина этого будет очень трудной, потому что вы приучены бороться, сражаться. Вы приучены сдерживаться. Вы привыкли иметь в своей жизни этих демонов сомнений, говорящих «Хватит. Перестань это делать. Ты плохой человек. Будь милым». Так что это будет ощущаться очень, очень некомфортно. И вот где я открою очень особенную комнату, большую, модную комнату с сэндвичами с тунцом и шоколадным печеньем на сайте Алого Круга. Это будет…

САРТ: Там будут мягкие стены?

АДАМУС: Мягкие стены. (небольшой смех) Нет, думаю, стены будут сделаны из шоколадного пудинга с одной стороны и… мягкие стены? Что ты… мороженого с другой, и… (кто-то говорит «не забудь халапеньо»(халапеньо – разновидность перца чили – прим.перев.)) Халапеньо. Стена из халапеньо. Мне это нравится. (смех) Да! Да! Хорошо. Стена из халапеньо. В этой комнате у нас будет много стен. (громкий смех)

Я попрошу дорогую Мишель открыть это небольшое место на сайте, куда вы сможете пойти, и, может быть, это будет, я не знаю, чистый экран или милая картинка или что-то еще. Но это будет место, куда вы приходите, когда вы немного перегружены отпусканием борьбы, и вы запутались. Вы запутались в битвах внутри себя – что делать, как их отпустить, каковы последствия – вы просто приходите туда. Я буду там – как вы говорите – двадцать-четыре…

ЛИНДА: Двадцать четыре на семь.

АДАМУС: …на семь. Я буду там все время. Вы узнаете, что я там, потому что вы почувствуете запах сэндвича с тунцом. (небольшой смех)

ЛИНДА: Ооохх!

АДАМУС: Я люблю сэндвичи с тунцом! Я вернусь в еще одной инкарнации, только для того чтобы съесть хороший сэндвич с чипсами. С чипсами. Да. В следующем месяце.

Итак, мы откроем ее на сайте, просто небольшая комната, по которой вы кликаете. Мы дадим вам информацию. Вы придете туда, если вы запутались в битвах, или если вы думаете, что вам все еще нужны битвы, и мы поговорим. Мы поговорим. Вы и я будем драться. Вы заметили, у меня уже есть повязка на руке специально для этого.

Я повторю это снова, мы вернемся к этому в следующем месяце – перестаньте бороться внутри себя. И вы попытаетесь применить это к внешнему миру и сказать: «О, я не должен бороться». Эх. Боритесь с внешним миром, прекратите это внутри себя. Перестаньте себя ограничивать, спорить, сдерживать, давать себе установки и делать все остальные странные вещи. Позвольте себе быть свободными. (Эдит поднимает руку)

Ты хочешь спросить, можно ли сделать для тебя исключение?

ЭДИТ: Нет.

АДАМУС: Передайте ей микрофон.

ЛИНДА: С удовольствием.

АДАМУС: Да. Да.

ЭДИТ: Почему, черт побери, мы не можем просто отпустить весь этот вздор?

АДАМУС: Не спрашивай меня. (Адамус смеется) Потому что вы – я дам тебе прямой ответ – потому что вы люди. Из-за множества условных рефлексов, множества страхов и множества всего, что не является правдой, но вы ее таковой считаете.

Что происходит – вы слышите что-то. Вы слышали у Тобиаса. Я знаю, Калдре недавно написал статью о «Молитве без слов».

ЭДИТ: Очень мило.

АДАМУС: И вы слышали ее тогда, но вы все еще ее не поняли. Вы услышали ее и сказали: «О, это звучит хорошо», но вы не воплотили ее.

Вы не отпускаете. Вы не освобождаетесь, потому что вы люди, и вы не думаете, что можете. Вы не думаете, что способны это сделать. Вы не думаете, что это возможно, и вы основываете это на прошлых опытах, когда вы пробовали что-то, и это не сработало. Даже если это не сработало в одном случае из ста, вот куда вы помещаете свое сознание – один раз это не сработало.

Это рефлекс, моя дорогая. Это гипноз. Это рефлекс. Это убеждение, и отчасти оттого, что вы трусишки.

ЭДИТ: По себе не судят. (Адамус посмеивается)

АДАМУС: Все вы. Нет, это небольшая трусость.

ЭДИТ: Мы можем это сделать. Мы делаем это постоянно.

АДАМУС: Трусите?

ЭДИТ: Нет! Отпускаем, отпускаем, отпускаем, отпускаем и позволяем.

АДАМУС: (вздыхая) Нам еще много предстоит пройти, правда. (небольшой смех)

Отчасти это трусость, и под этим я имею в виду то, что вы делаете маленькие детские шажки в просветление, а детские шажки никогда не доставят вас туда. Это истинное освобождение, истинный скачок. Вы думаете, что вам нужно изучить это, а затем это, а затем это. Мы должны продвигаться дальше с этими Шоудами. Нет. Нет.

Поэтому я зову это трусостью, малодушием, чтобы действительно… Вы ждете – не ты, но все здесь – ждете, пока кто-то другой сделает это. Нам надо придумать цыплячьи футболки, колебания без причины. Вот почему я надоедаю всем вам. Вот почему я отвлекаю вас. Вот почему мы проходим через некоторые вещи, которые мы делаем, чтобы сказать, когда вы будете готовы.

Вместе с тем, это отличный переход к моему заключительному сообщению и небольшому мерабу.

ЭДИТ: О, думаю, мы готовы и мы…

АДАМУС: Да. Почти подошло время для вечеринки.

Итак, дорогая Шамбра, мы говорили о том, чтобы оставить борьбу, и вы будете думать об этом, чувствовать это, размышляя «Что он имел в виду?». Затем будет много болтовни в ваших социальных сетях о том, что я действительно имел в виду. И появятся те, кто будет спекулировать, цитируя то, что я не говорил. Речь не идет ни о чем, кроме того, что находится внутри вас. Это ваш собственный способ контроля над собой, ограничения себя, борьбы с собой, сдерживания себя, регулирования и запретов, потому что есть подспудное чувство, что вы сделали что-то не так, или вы слабы, или должны стать лучше. Подспудное допущение, что что-то неправильно.

До какой-то степени это, отчасти, правда. Но это всего лишь один слой. Это одна реальность. Есть другая реальность, где вы можете поместить свое сознание так, что все уже здесь. Вы уже знаете.

Вы уже знаете.

И когда вы придете в наше новое место на сайте, в эту прекрасную комнату – мы дадим ей хорошее имя. Когда вы придете в эту комнату, вы придете к осознанию, к знанию того, что вы уже знаете. Когда у вас будут вопросы, когда у вас будет страх, когда вы будете гадать, что произойдет дальше – придите туда, чтобы почувствовать то, что вы уже знаете.

Вы делаете это, будучи в настоящем покое, и может быть, у нас будет играть приятная музыка, может быть немного музыки Йохама в этой комнате. Вы приходите туда и просто делаете глубокий вдох, и расслабляетесь.

(начинается музыка)

И вы просто придете к осознанию того, что вы уже знаете ответ на все, о чем вы думаете. Я не дам вам ответ, но я помогу вам осознать ответ, который у вас уже есть.

Вы придете в эту комнату, которую мы создадим, и, кстати, пароль такой: «Я Существую. Я Есмь То, Что Я Есмь. Я Знаю, что Я Знаю». Это пароль. То, что вас пропустит. В буквальном смысле. Я хочу, чтобы вы напечатали. «Я Существую». Точка. «Я Есмь То, Что Я Есмь». Точка. «Я Знаю, что Я Знаю». Точка. Это нужно сделать в верхнем и нижнем регистре. Все в верхнем регистре не сработает. (смех)

Я Существую. Давайте порепетируем прямо сейчас. Я Существую.

АУДИТОРИЯ: Я Существую.

АДАМУС: Нет, тихо. (Адамус смеется) Что это такое по-вашему? Воскресная школа?! «Повторяйте за мной. Иисус умер за мои грехи». (небольшой смех)

ЛИНДА: О!

АДАМУС: (смеясь) Вы понимаете, как работает эта промывка мозгов? «Да, я повторю, учитель. Иисус умер за мои грехи». Затем вы очень плохо себя чувствуете, очень плохо. И вы идете через остаток своей жизни, как будто «Он умер за мои грехи». Иисусу плевать на ваши грехи.

Давайте сделаем глубокий вдох. Не повторяйте за мной. (Адамус смеется) Почувствуйте это для себя. Остальные Вознесенные Мастера смеются.

Я Существую.

О, это осознание мастерства. Я Существую.

Я Есмь То, Что Я Есмь.

Что это значит? Звучит хорошо, когда люди это говорят. «Я Есмь То, Что Я Есмь. Намасте». Я Есмь То, Что Я Есмь. Все, что я когда-либо сделал, все, что я когда-либо сделаю, каждый потенциал, который я создал в Стене Огня, Я Есмь То, Что Я Есмь.

Я не только то, что я помню, что я считаю собой. Но я всё, что Я Есть, все уровни и слои, то, что прожито и не прожито, осознано и не осознано. Я всё это. Я всё, чем я выбираю быть. Вот что это в действительности означает. Я Есмь То, Что Я Есмь. Я всё, чем я выбираю быть.

И затем Я Знаю, что Я Знаю.

Видите, я часто говорил и часто ругался, когда кто-то встает и говорит: «Ну, я не знаю». Нет, вы знаете. Вы просто не знаете, что вы знаете. Вы знаете каждый ответ. Вы знаете каждый изгиб и поворот прошлого, так же как и будущего. Вы знаете будущее. Это удивительно. Как будто приходит импульс из будущего. Как будто отменяется само слово «будущее». Вы начинаете осознавать, что все просто есть прямо сейчас.

Вот этот стук – тук-тук-тук – в дверь нашей новой комнаты на сайте.

«Какой пароль?»

«Я Существую. Я Есмь То, Что Я Есмь. Я Знаю, что Я знаю».

«Хорошо, можешь войти».

И затем вы просто садитесь. Вы тихо сидите. Вы вчувствуетесь в «Я Существую». Вы вчувствуетесь в «Я Есмь». Всё, чем я выбираю быть, Я Есмь. И затем вы действительно позволяете «Я Знаю, что Я Знаю». Не приходите сюда, не садитесь и не говорите: «Ну, я не знаю». Не спрашивайте меня. Не спрашивайте Адамуса. Вы говорите «Я Знаю, что Я Знаю», и затем замолкаете и позволяете этому прийти к вам.

Затем просто позволяете этому прийти к вам, «Я Знаю, что Я Знаю».

Забавная вещь происходит – вы начинаете осознавать, «Да, на самом деле, я знаю. Я не знаю, как я знаю, но я знаю, что я знаю». Затем вы начинаете понимать, что на самом деле не так много нужно знать. Иными словами, вы в действительности не бродили в растерянности, вы не бродили в невежестве, как вы думали. Вы уже знали.

Вы как будто смеетесь. Вы вспоминаете наши сессии здесь, когда мне действительно приходилось наказывать кого-то, когда он произносил «Я не знаю». Вы смеетесь и говорите: «Теперь я понимаю, почему Адамус это делал. Они знали».

Это действительно просто. «Я Существую. Я Есмь То, Что Я Есмь. Я Знаю, что Я знаю».

И пока вы сидите в этой прекрасной, прекрасной комнате – как бы в дополнение к сайту – пока вы сидите там, вы понимаете «Почему я сражался со всем этим в себе? Зачем была нужна эта борьба? Зачем нужна была эта борьба?». Затем вы громко смеетесь и говорите: «Должно быть, мне что-то в ней нравилось. Но, боже, я рад, что мы кладем этому конец». Вы понимаете, что не с чем бороться. Ни в теле, ни в мыслях, ни в выборах. Когда не с чем бороться, то и нечего бояться.

Когда не с чем бороться, то и нечего бояться.

И затем вы чувствуете этот колоссальный поток любви, который исходит от Вас к вам эти мурашки, идущие через всё тело. Затем вы осознаете это чувство свободы. Вы понимаете, что не существует целей. Все дело только в радости жизни. Вы осознаете, что не надо пытаться сделать себя лучше любыми способами. Вы понимаете совершенство, которое уже здесь.

Затем, вероятно, вы пророните несколько слез. Нам понадобится несколько коробочек с салфетками в этой комнате. Вы пророните несколько слез, отпуская, спрашивая себя, зачем. «Зачем, о, зачем, я всё делал таким трудным? Почему Адамус не сказал мне раньше?»

Ты проронишь несколько слезинок, и затем ты действительно осознаешь, Эдит. Ты действительно отпустишь. Затем ты осознаешь, что до этого как будто была трусишкой. Всегда ввязываясь в эту борьбу с собой, никогда не позволяя себе знать, что ты знаешь.

Вы осознаете, что вы практически усложняли себе всё. Практически. Всегда начиная эту борьбу внутри себя. Вы осознаете, что теперь борьба окончена. Борются только трусы. Да.

Вы сделаете хороший глубокий вдох. О, я не могу дождаться, когда отправлюсь с вами в эту комнату. Вы сделаете хороший глубокий вдох после того, как пророните несколько слез, и вы протянете руку к стене, зачерпнете большой половник шоколадного пудинга, не чувствуя ничего плохого по этому поводу, не беспокоясь, что стена рухнет или не беспокоясь, что там завелись микробы. Не волнуясь о цвете или чем-либо еще. Заткнись! Наслаждайтесь шоколадным пудингом и сэндвичем с тунцом. Они действительно хорошо сочетаются. Это должно стать одним из моих любимых блюд.

Затем вы сделаете глубокий вдох и скажете: «Черт, мы это сделали. Мы сделали это к завершению 2014 года». Это чудо. Это чудо. (аудитория аплодирует)

Если бы я сказал вам в начале этой жизни, что вы сделаете это к концу 2014 года, вы, вероятно, не поверили бы. Вы, вероятно, не поверили бы. Это чудо, что вы пережили. Это чудо, что вы все еще живы, правда, и полу-функционируете. (небольшой смех, Адамус посмеивается) И чудо, что мы здесь вместе, и мы можем смеяться, улыбаться, шутить и отвлекаться, и не забывайте, что я сказал. Мастер понимает искусство намеренного обмана… отвлечения. (громкий смех) Отвлечения. Я на мгновение вас отвлек.

Давайте сделаем глубокий вдох.

Вы сделали это к концу 2014 года. 2015 год – в чем он состоит? В реализации. Точка. Я не буду терпеть никакого макио, никаких отговорок. Я не буду терпеть никакой борьбы внутри себя. Не-а. Я вызову их на ковер. Я не буду терпеть никаких отговорок, никаких «Я не знаю», никаких «О, ты не понимаешь, Адамус. У меня была действительно трудная жизнь». Вы хотите трудной жизни? Сто тысяч лет в кристалле – вот трудная жизнь.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох, пока мы переходим, действительно, в новую эру для вас, для Алого Круга, для всего мира. О, это будет сумасшедший год. Вы думали, этот год был жестким, подождите следующего. Но, знаете что? Это не ваше.

И, знаете, что? Не смотря на все происходящее сумасшествие, на все войны, жестокость, потерянные самолеты и все остальное, не смотря на все это, вы сможете отойти, сделать глубокий вдох и сказать…

АДАМУС И АУДИТОРИЯ: Все хорошо во всем творении.

АДАМУС: Счастливого Нового Года. Благослови бог всех и каждого из вас. Спасибо. Спасибо. (аудитория аплодирует)

(играет музыка)



____________________________________________________________
Оригинальный англоязычный текст на сайте Алого Круга
Русский перевод: SaLexx & SafIra

Ответить