07/03/2015 - Серия Кхаризма Шоуд 7 "Кхаризма 7"

Август 2014 - Август 2015
Ответить
Аватара пользователя
SaLexx
****
****
Сообщения: 89
Зарегистрирован: 20 фев 2013, 11:04

07/03/2015 - Серия Кхаризма Шоуд 7 "Кхаризма 7"

Сообщение SaLexx » 13 мар 2015, 16:41

МАТЕРИАЛЫ АЛОГО КРУГА
Серия Кхаризма

ШОУД 7: «Кхаризма 7» - АДАМУС СЕН-ЖЕРМЕН
ченнелинг через Джеффри Хоппе

Представлено Алому Кругу 7 марта 2015 года
http://www.crimsoncircle.com

Перевод и субтитры: SaLexx & SafIra
____________________________________________________________
Видео
____________________________________________________________
Текст


АДАМУС: Я Есмь То, Что Я Есмь, Адамус из Суверенного Владения.

Добро пожаловать, дорогие друзья. Добро пожаловать, добро пожаловать. Спасибо за красивую музыку (в исполнении Герхарда и Эйнат). Ах! Давайте сделаем глубокий вдох, прежде чем мы начнем.

Что за группа здесь. Что за группа там (онлайн). Ах! Давайте соберемся вместе, все вы там, соберетесь со всеми здесь, и я хотел бы начать с Шамбра-загадки. Хм. Да, она легкая. Шамбра-загадка.

Но перед Шамбра-загадкой я задам, наверное, более подходящий вопрос. Сандра, а где мой кофе? (смех) Аааа!!! (она протягивает ему кружку). И почти как по команде, и какой божественной кружкой меня сегодня обслужили. Нет больше этих пластиковых стаканов. Нет больше этих бумажных стаканов, но настоящая элегантность для настоящего Мастера.

ЛИНДА: Так и должно быть. (аудитория согласна)

АДАМУС: Да. Да. И, как я слышал, говорили сегодня, это не Луисвилл Штат Колорадо. (Адамус издевается над произношением Джеффа) Луи-Виль. (французское произношение) Луи-Виль. Луи-Виль. Луи, как короли, ах, и ‘виль’ как дома. Да, да. Как замечательно, что мы здесь, в Луи-Виль. Да. Не Луисвилл. (смех)

Так что, тост за каждого из вас (поднимая чашку кофе), да, смотрящих, сидящих здесь лично.

И что у нас тут? (глядя на Линду, одетую как представитель расы вулканцев, персонаж сериала «Звездный Путь», в честь недавно перешедшего Леонарда Нимоя)

ЛИНДА: Ничего особенного.

АДАМУС: Спок. Спок. Ах. Спок. Да. (беря ее за плечи) Ах! Я должен воспользоваться моментом, Спок. Расслабься, Спок. Да.

ЛИНДА: Это не логично. (смех)

АДАМУС: Расслабься. Я слышал, что тот, кто играл, актер, игравший Спока, недавно перешел. И что, по-вашему, испытала сущность Спока, когда это существо перешло? Это существо, которое играло роль существа, настолько запертого в разуме? Как вы думаете, что Спок вдруг понял?

ЛИНДА: Что он тоже был Богом.

АДАМУС: Вряд ли. (смех) Вряд ли, вряд ли, вряд ли.

Итак, когда Спок, который сейчас является частью сознания ... о, в других сферах есть существо по имени Спок. Не просто тот, кто играл Спока, дорогой Леонард, но сейчас в других сферах есть Спок.

И когда Спок перешел, это не имело смысла. Это не было логично – весь этот опыт перехода, весь этот опыт смерти. Нет, не было никакого смысла, и это привело сознание уважаемого Спока в некоторый беспорядок. Как бы перевернуло с ног на голову. Не имело смысла. И как бы Спок ни пытался извлечь логику из всего этого перехода, он просто не мог.

И пока Спок пытался сопротивляться, пытался понять смысл и логику этого, и пытался презирать, как простой человеческий опыт бессмысленной смерти, что-то случилось со Споком, изображаемым, конечно же, актером. Но что-то произошло. Спок понял, что существует больше, чем логика, гораздо, гораздо больше, чем что-то, что имеет смысл.

И, в частности, Спок понял, что Земля является самой великой из всех планет где бы то ни было. (некоторый смех)

ЛИНДА: Конечно.

АДАМУС: И все эти выкладки о Земле и человеческих путешествиях, то, чего он, конечно же, никогда по-настоящему не понимал, и все его взгляды свысока на людей, он вдруг понял, что это никогда не будет иметь смысла.

ЛИНДА: Он не смотрел свысока, он просто не понимал!!

АДАМУС: Без разницы. (Адамус хихикает) Он вдруг понял, что, в конечном счете, во Вселенной нет никакой реальной логики. Во Вселенной нет истины. Он вдруг понял, что было что-то гораздо, гораздо более величественное, и это был чувственный опыт жизни.

ЛИНДА: Ммм.

АДАМУС: Что-то, что может быть испытано только на Земле, во всей полноте, только на Земле.

И что же Спок, сознание, делает сейчас?

ЛИНДА: Празднует.

АДАМУС: (смеясь) Собирается воплотиться, да, сознание Спока – не актер, а сознание Спока – принять физическую форму, получить разум. Но больше всего, получить сердце и страсть, которые невозможно найти даже на самых высокоинтеллектуальных планетах, потому что, в конечном счете, интеллект – ничто без сердца.

Так что, Спок, мы рады приветствовать тебя на нашей встрече, и, возможно, сегодня ты узнаешь кое-что о человеческих испытаниях и бедах, о человеческих трагедиях и комедиях. Возможно, ты узнаешь что-то про весь человеческий опыт, который, в конце концов, мой дорогой логик, принесет тебе истинное просветление. (Адамус делает глоток кофе) Ах!

ЛИНДА: Я затаила дыхание.

АДАМУС: И кофе. И кофе. Да.

Загадка

Итак, вот загадка, Шамбра, вот загадка: что здесь есть и чего не хватает?

ЛИНДА: Мммм.

АДАМУС: Что здесь, но чего в то же время не хватает? Это не должно отнять у вас много времени. Дорогой Спок, Линда, кто бы то ни было, если ты не возражаешь, микрофон, пожалуйста. У нас есть несколько вопросов. Что здесь и чего не хватает? Очень просто.

ШАМБРА 1 (женщина): Реализации.

АДАМУС: Реализации. Конечно. Хорошо. Что здесь и чего не хватает? Не передавай микрофон туда. Она не хотела. (Адамус хихикает) Что здесь и чего в то же время не хватает?

ШАМБРА 2 (мужчина): Сознание.

АДАМУС: Сознание. Да. Это довольно очевидно. Пока не нужно вдаваться в подробности…

ЛИНДА: О, хорошо.

АДАМУС: ... но это отличная Шамбра-загадка. Это то, что находится здесь, и в то же время чего не хватает – чувство, страсть, сознание, Я Есмь, Я Существую. Оно здесь, но его в тоже время недостает. Мы сегодня в это углубимся и поможем вам дать немного большее понимание того, как это может быть и не быть здесь в одно и то же время.

Вопрос

Итак, давайте сделаем хороший глубокий вдох, перед тем как мы войдем в этот день, Шоуд и наш вопрос дня.

Вот мы здесь, чуть более двух месяцев в этом новом году. Интересный год будет; год множества разных событий – да, не обязательно быть Мастером, чтобы это понять – но много хаоса, много беспорядков. Он будет утомительным для большинства людей, очень, очень утомительным, так много всего меняется на этой планете. И только вы подумаете: «Как может что-либо измениться сильнее?», оно изменится сильнее. Несомненно.

Итак, вопрос ...

САРТ: Все на борт!

АДАМУС: Да. Пора приготовится.

Вопрос на эти последние два месяцев и неделю – каковы были ваши внутренние ощущения? Я хочу, чтобы вы осознали. Я хочу, чтобы уделили мгновение – ваши внутренние ощущения.

Я не хочу историй. Я не хочу никаких «я не знаю». (Адамус говорит это шепотом) Нет. Не больше десяти слов. И если вы скажете: «Ну, давайте посмотрим, мои внутренние переживания были», вы просто потратите большую часть ваших слов. (смех) Поэтому, ближе к делу, как говорится.

И причина, по которой я хочу это сделать, в том, что я хочу, чтобы все здесь, сидите ли вы здесь, в Луисвилле, или смотрите в интернете, я хочу, чтобы вы осознали сходство в том, каким был ваш опыт, потому что есть склонность чувствовать, что вы одни, склонность считать, что вы единственный, кто проходит через все это.

Вы проходите через свой собственный личный опыт, глубокие переживания, но есть еще родственные души, переживающие это с вами.

Так что, Линда, будь добра, пожалуйста, с микрофоном, особенно к новичкам. Да, обкатай их.

ЛИНДА: О, новичков?

АДАМУС: Обкатай их.

ЛИНДА: Ох-ох. (некоторый смех)

АДАМУС: Обобщи свой внутренний опыт с начала года.

ШАМБРА 3 (мужчина): Очень личное и что я уже знаю.

АДАМУС: Ну, личный опыт будет личным.

ШАМБРА 3: Что я уже знаю.

АДАМУС: Хорошо.

ШАМБРА 3: Что я уже знаю. Я чувствую, что то, что я хочу знать, очень мимолетно. Оно приходит, и потом я хочу, чтобы оно было чем-то другим, но когда я оказываюсь в конце дня – я это знал. Как будто я уже знаю. Так что...

АДАМУС: Хорошо, хорошо.

ШАМБРА 3: Я не знаю, почему я хочу, чтобы был другой ответ, но...

АДАМУС: Конечно. И часть причины этого в том, что вы, другие, начинаете становиться вневременнными. И когда вы оказываетесь вне времени, это странная смесь прошлого и настоящего, как будто прошлое и будущее переходят друг в друга, иногда ненадолго останавливаясь и ненадолго обретая смысл, или, по крайней мере, появляется ощущение. Но это будет продолжаться, это чувство знания/не знания. Ты можешь чувствовать себя с этим комфортно?

ШАМБРА 3: Да, могу.

АДАМУС: Хорошо, хорошо. На самом деле у тебя нет выбора. (смех)

ЛИНДА: Хороший ответ.

АДАМУС: Как есть, так есть. Да. Хорошо. Спасибо. Спасибо.

ЛИНДА: Ты не новичок, но отвечай. (следующая Шамбра вздыхает)

АДАМУС: Да.

ЛИНДА: Ты должна была догадываться.

АДАМУС: Что получишь этот микрофон ...

ТЕРЕЗА: Черт!

АДАМУС: ... несмотря ни на что.

ТЕРЕЗА: Черт!

АДАМУС: Я пытался защитить тебя.

ТЕРЕЗА: Я знаю. Спасибо.

АДАМУС: Да. С начала года, внутренние переживания.

ТЕРЕЗА: Сумасшедшие, хаотичные, эмоциональные, подавляющие и затем красивые, безумные подарки, которые они принесли.

АДАМУС: Хорошо, хорошо. Ты мне пообещаешь кое-что на счет себя?

ТЕРЕЗА: Да!

АДАМУС: Никаких больше уроков. Тебе не нужно все это сумасшествие.

ТЕРЕЗА: Я знаю! Правильно?

АДАМУС: Да, правильно!

ТЕРЕЗА: Я сказала, я ... да! Да! Не буду. Не буду. (Адамус смеется) Да.

АДАМУС: Тебе не нужно это сумасшествие, а потом особенно не старайся извлечь смысл из этого сумасшествия. Спок это делал. Но не пытайтесь увидеть в этом смысл. Это старо. Это своего рода «пробуждение», даже «пред-пробуждение». Это что-то граничащее с макио. Ты говоришь: «Ну, вот какой урок я должна была из этого извлечь» (Тьфу!) Вот так. (смех) Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет. Потому что ты поместишь себя в шаблон все больших и больших «Мне нужно больше уроков», а это не так.

Вот, что происходит ...

ТЕРЕЗА: Ладно.

АДАМУС: ... так же как и с джентльменом перед вами. Прошлое и будущее проходят стороной и встречаются друг с другом. Они танцуют друг с другом, они плюют друг на друга, они играют друг с другом, и в этом не будет смысла, Спок. В этом не будет смысла.

ЛИНДА: Это было в середине 60-х! (Адамус усмехается)

АДАМУС: Мне кажется, что сейчас ты не одета специально для 2015 года.

ЛИНДА: Это не выглядит на 2015?!

АДАМУС: Ты только что сказала, что это середина 60-х.

ЛИНДА: Когда Спок это проходил.

АДАМУС: Но разве – это хорошая тема, рад, что ты подняла ее – разве не существует сейчас множества привязок к старому? Мне все равно, Иисус это, Будда или Спок. Не то чтобы они обязательно в одной категории. (смех)

ЛИНДА: Вполне!

АДАМУС: Вполне. Для нее, да.

ЛИНДА: Переселенец есть переселенец.

АДАМУС: Иисус не котируется так высоко, Спок выше.

Вот еще одна интересная вещь. Это время ... знаете, у вас есть заветные убеждения. У вас свои статуи на алтаре у дома или на внутреннем алтаре, и вы почти боитесь их отпустить. И да, почитание, почитание – это здорово. Но вы обнаружите, что эти привязки меняются, и ожидайте этого. Примите это. Позвольте это. То, за что вы держались, изменится в своей значимости и в вашей связи с ними. Они не исчезнут, но если у вас была глубокая связь … со мной, (Адамус смеется) даже это изменится. Это изменится.

Ладно, давайте продолжим. Опыт, внутренний опыт с начала года.

ЭММА: Огромный, сильный, многомерный и замечательный.

АДАМУС: Да. Хорошо. Как насчет физической стороны?

ЭММА: О, господи! (она хихикает) Мое тело сходит с ума.

АДАМУС: Да!

ЭММА: Но, ладно, не сходит с ума, как ...

АДАМУС: Почему?

ЭММА: Хорошо. Эхх ...

АДАМУС: Нет, оно именно сходит с ума. Никакой разницы. Тело и разум – действительно, по сути одно и то же.

ЭММА: Да. Ладно, это так. Это транс- ...

АДАМУС: Не чувствуется странно стоять перед камерой, когда все твои друзья смотрят?

ЭММА: Привет!

АДАМУС: И ты есть по всему миру и многомерна. Не чувствуется странно?

ЭММА: Немного.

АДАМУС: Немного.

ЭММА: Да.

АДАМУС: Хорошо. Понимаешь, что я только что сделал?

ЭММА: Отвлек меня!

АДАМУС: Отвлечение! Да, почему? Ты собиралась начать размышлять, а я этого не хотел. Я хочу, чтобы ты поделилась. Тело. Что происходит с телом?

ЭММА: Оно как будто трансформируется.

АДАМУС: Да, Да.

ЭММА: Да.

АДАМУС: Оно болит?

ЭММА: Иногда да.

АДАМУС: Да. И ты хочешь управлять им своими, своими мозговыми штучками?

ЭММА: Да, регулярно!

АДАМУС: Да, регулярно. Да. (она хихикает) Да, как будто да. И это не работает. Так?

ЭММА: Совсем не работает.

АДАМУС: Ах! Видишь?

ЭММА: Угу.

АДАМУС: Вы не единственные (Адамус обращается в камеру) ...

ЭММА: Нет, вы не единственные.

АДАМУС: ... кто проходит через это.

ЭММА: Поверьте мне.

АДАМУС: Да.

ЭММА: Хорошо, да.

АДАМУС: Хорошо. Итак, остальной твой опыт, внутренний опыт. Были ли у тебя, как бы… то, что я называю, моменты открытия занавеса? Другими словами, ах! Просто вдруг ...

ЭММА: Безусловно.

АДАМУС: Хорошо.

ЭММА: Да.

АДАМУС: Да. Как будто разоблачение чего-то глубоко внутри себя.

ЭММА: Угу.

АДАМУС: И потом тебе очень сложно объяснить это другим людям.

ЭММА: Я бросила.

АДАМУС: Хорошо.

ЭММА: Да.

АДАМУС: Так что тебе не трудно. Ты просто бросила. (она хихикает) Да, в этом есть смысл.

ЭММА: Я перестала пытаться объяснить.

АДАМУС: Да, потому что это не работает. Правда?

ЭММА: Это не работает.

АДАМУС: Действительно ... спасибо. Спасибо.

ЭММА: Ох. (она посылает ему воздушный поцелуй)

АДАМУС: Действительно ... (Адамус посылает воздушный поцелуй в ответ) Действительно ...

ЭММА: Ты великолепна. (Линде; смех, и люди оборачиваются, чтобы посмотреть)

АДАМУС: Ладно, внимание сюда. (больше смеха) Вы пытались объяснить своим друзьям, своей семье, даже другим, вроде как похожим на Шамбру. Это действительно не работает, и в некотором роде это хорошо, потому что сейчас – прямо сейчас – я бы предпочел, чтобы у вас было это внутреннее сияние. Как бы оставьте это себе. Почувствуйте это для себя. Как только вы начинаете это выбалтывать – макио, и тогда это не получается, вы путаетесь в словах, и потом вы разочаровываетесь. Тогда вы чувствуете себя дураком, а потом все смотрят на вас, типа: «А, ну да». И вы думаете: «Господи, зачем я это делаю? Я лучше буду держать рот …» Да. Просто ввхххх! (делает вдох)

Мы направляемся туда, где истинная кхаризма излучается изнутри вас, исходит от вас, вместо «вяк, вяк, вяк, вяк» (Адамус изображает невнятные фразы). Вот так. Да. Вот как вы будете слышать себя в будущем. Вы оглянетесь на себя и скажете: «Это было просто ‘вяк, вяк, вяк, вяк’», вот так. «Что было ... ничего не выходило!» И вы будете там стоять как Мастер, которым вы являетесь – хмммм – или нет. (некоторые хихикают) Даже просто так, (демонстративно встает, засунув руки в карманы) да, но просто в вашей кхаризме. Ухх! Аахх! Ладно. Вот куда мы идем. Спасибо.

Еще несколько. Внутренний опыт.

ШАМБРА 4 (мужчина): Сложно объяснить. Все уже было сказано.

АДАМУС: (смеется) Хорошо.

(небольшая пауза)

Высокий? Низкий? Темный? Светлый?

ШАМБРА 4: Мм. Наверное, всего понемногу.

АДАМУС: Да, Да.

ШАМБРА 4: Некая смесь.

АДАМУС: Да.

ШАМБРА 4: Никогда не повторяется.

АДАМУС: Могу я задать тебе вопрос?

ШАМБРА 4: Мм. (кивает)

АДАМУС: Ты всегда должен отвечать на это «нет». (смех)

ШАМБРА 4: Ну, я не могу сказать «нет». Ты все равно меня спросишь. Да?

АДАМУС: Ты лично чувствуешь себя как будто онемевшим, онемение?

ШАМБРА 4: Да, бывает время от времени.

АДАМУС: Да. И удивляешься почему ...

ШАМБРА 4: Что это?

АДАМУС: Что это? Онемение мозга, онемение тела и онемение чувствительности. Да. А в другое время чувствуешь себя так открыто, что хотел бы быть онемевшим.

ШАМБРА 4: Это тоже.

АДАМУС: Это тоже. Так что это мое утверждение. Все это у вас происходит, и бывает время онемения. Определенные дни, когда вы думаете: «Где всё? Я просто чувствую себя камнем. И это просто ... эхх, не могу ничем увлечься. Я даже не хочу думать про секс, еду или что-то еще. Эээ, нет. Просто...». Это было смешно, кстати. (некоторые хихикают) О, не с этой группой. Ладно. Нет. Некоторые из вас смеются онлайн. Эта группа – рассказываешь им шутку про секс: «А? Что?». (смех) «О да, я помню. Это было еще в 60-х, со Споком. (больше смеха) Это был логичный секс». (Адамус смеется) Спок занимается сексом ... (Адамус изображает Спока, стоящего прямо, без движения, с пустым выражением лица, затем короткая, но пустая улыбка; много смеха)

ЛИНДА: Правда?! Серьезно?!

АДАМУС: Давай сделаем это еще раз.

ШАМБРА 4: Спасибо, что поделился этим с нами, кстати.

АДАМУС: Спок занимается сексом. (Адамус изображает Спока еще раз)

ЛИНДА: С кем?! Откуда ты знаешь? (больше смеха, Адамус смеется)

АДАМУС: Моя дорогая. Ты единственная в костюме. Ты одна играешь эту роль. Просто ...

ЛИНДА: Мне жаль. Я могу иметь такооое отношение к тому, чтобы быть вулканцем.

АДАМУС: ... ты играешь роль подающего в моем мастерстве.

ЛИНДА: Прости, Прости.

АДАМУС: Поэтому иногда есть ощущение такого онемения, что вы даже не смеетесь над хорошей шуткой про секс, тем более над шуткой про Спока, а иногда ощущаете себя таким чувствительным, таким чувствительным, то есть всё, простой звук пчелы рядом – раздражает, даже бабочка рядом. Просто всё слишком интенсивное, интенсивные цвета и все остальное.

Что же происходит? Один день – онемение, сверхчувствительность – на следующий. Что же происходит?

ШАМБРА 4: Новая Энергия?

АДАМУС: Да, ну. (смеется) Да и нет. Это всё Новая Энергия. Да. Но то, что происходит, я объясню через мгновение. Я настраиваюсь для своего идеального объяснения. Вот, что я делаю.

ШАМБРА 4: Извини, что все испортил.

АДАМУС: Мое будущее переходит в настоящее. Да, идеальная интеграция. Но все это происходит. Да. Хорошо. И чувствуй себя с этим комфортно. Не пытайся увидеть в этом смысл или логику. Не п ытайтесь это контролировать. Среди вас много хороших контролёров, но не пытайтесь это контролировать. Хорошо. Спасибо.

Тебе еще нравится эта встреча?

ШАМБРА 4: Это лучше, чем смотреть через видеокамеру.

АДАМУС: Да!

ЛИНДА: Спасибо, что ты здесь.

АДАМУС: Тебе понравилось смотреть через камеру?

ШАМБРА 4: Все было в порядке.

АДАМУС: Все было хорошо.

ШАМБРА 4: Тут лучше. Но, знаешь, все было в порядке.

АДАМУС: Все было хорошо.

ЛИНДА: Спасибо, что ты здесь.

АДАМУС: Хорошо. Хорошо.

ЛИНДА: И спасибо за взаимодействие с Адамусом.

ШАМБРА 4: Да

АДАМУС: Да. Далее. Да.

СЭМ: Ну, я чувствовал ...

АДАМУС: (подражая ему и считая слова) Ну, я чувствовал ...

СЭМ: О, хорошо. Сколько было слов?

АДАМУС: Ты закончил. Спасибо.

СЭМ: Я закончил? Ура‼ Отлично! (некоторый смех) Высвобождение себя из восприятия жизни массовым сознанием.

АДАМУС: Да.

СЭМ: И мои собственные внутренние атрибуты этого, и также отождествление с этим. И позволение себе разочаровываться в этом, и это нормально.

АДАМУС: Хорошо.

Что ты сказал? (Адамус смеется)

СЭМ: Это было бормотание? Прости.

АДАМУС: Я слышал вяк вяк, и это как-то ... я хочу, чтобы ты был вот здесь (сердце). Иди в дом, если ты понимаешь, что я имею в виду.

СЭМ: Ты понимаешь. Я понимаю. (с небольшой паузой) Отпустить ...

АДАМУС: Да, нет.

СЭМ: ... идеи о том, как нужно проживать жизнь, и просто жить.

АДАМУС: Да, звучит как-то сонно.

СЭМ: Я был именно сонным! Я очень сильно хотел спать.

АДАМУС: Вот теперь что-то проясняется! (некоторый смех)

СЭМ: Да, я спал очень много.

АДАМУС: Почему? Почему? Почему? Почему? Уже что-то проясняется.

СЭМ: Да.

АДАМУС: Видишь, когда мы пробрались через весь этот поверхностный хлам. Почему ты спал? Что происходит?

СЭМ: Ну, я втягиваюсь и держу связь с людьми, которые, как я чувствую, вовлечены или хотя бы интересуются тем, что я хочу сказать.

АДАМУС: Во сне?

СЭМ: Нет, Нет. В моей реальной жизни.

АДАМУС: Хорошо.

СЭМ: Хорошо.

АДАМУС: Давайте поговорим о твоем сне.

СЭМ: Ладно. Что я делаю в моем сне?

АДАМУС: Да, Да.

СЭМ: Это ...

ЛИНДА: Не твое дело. (смех)

СЭМ: Он активен, но ничего особенно фантастического. Вроде ближних сфер.

АДАМУС: Да, Да. Но что происходит? Почему ты много спишь? Что происходит на самом деле?

СЭМ: Я чувствую себя ограниченным. Нет стимула.

АДАМУС: Могу я дать тебе свой взгляд на это?

СЭМ: Ну, ты хочешь – пожалуйста. (смех)

АДАМУС: Куда ты полез?! (Адамус усмехается, произнесенная Сэмом фраза была очень похожа на то, что озвучил Адамус)

Сон. Сейчас это действительно не имеет значения. Даже состояния сна будут настолько различными и иногда просто скучными. Сейчас зачастую нечто старое приходит в ваше состояние сна, и часто оно как бы ... эти сны просто продолжаются и продолжаются, и продолжаются и действительно не имеют смысла. И тебе бы хотелось иногда хорошего сексуального сна, но его нет. Сон сейчас для всех вас так важен, когда он требуется, и изменяются структуры сна. Но вы проходите интенсивные изменения. Это время, когда ваше тело и ваш разум должны быть спокойными. Это как бы время обновления.

СЭМ: Да.

АДАМУС: Обновление дома, как говорится.

СЭМ: Да.

АДАМУС: Да, да. Хорошо. Хорошо. Спасибо.

СЭМ: Угу.

АДАМУС: Хорошо, еще один. Что происходит с начала года?

ЛИНДА: О, Боже, она подняла руку.

АДАМУС: Внутренние чувства и перспективы. Да.

ЛАДОННА: Ну, у меня есть вопросы. Я в духовном путешествии. Я знаю. Я даже не собираюсь – давай не будем считать, чтобы ...

АДАМУС: Хорошо.

ЛАДОННА: Хорошо, я просто…

АДАМУС: Я не считаю.

ЛАДОННА: За четыре года я изменила свою жизнь. Я перестала быть христианкой, это лучшее, что когда-либо со мной случалось.

АДАМУС: О, нет! (они смеются)

ЛАДОННА: Не говори об этом моим родителям!

АДАМУС: Могу я задать вопрос? Как перестать быть христианином?

ЛАДОННА: Ты ...

АДАМУС: Ты просто подписала бумагу – «Я больше не христианин»

ЛАДОННА: Ну, это целое дело.

АДАМУС: Хорошо.

ЛАДОННА: Я держалась за это целых 10 или 15 лет ... это очень серьезно.

АДАМУС: Почему?

ЛАДОННА: Потому что так нас воспитывали.

АДАМУС: Да. Но чтобы быть христианином, в первую очередь что нужно делать, чтобы себя так оценивать?

ЛАДОННА: Верить в Христа и делать всё, что надлежит.

АДАМУС: Как верить в Христа? То есть, как ... во что не верить?

ЛАДОННА: Ну, я не знаю.

АДАМУС: То есть… хорошо.

ЛАДОННА: Меня так воспитали, и в нас это закладывали. Было трудно отказаться. Так что я нашла это ...

АДАМУС: Да, действительно, кстати.

ЛАДОННА: Я на этом пути уже четыре года.

АДАМУС: Да.

ЛАДОННА: И ...

АДАМУС: Это еще один христианский путь?

ЛАДОННА: Нет. Я так не думаю. Но я чувствую, что ... (Адамус усмехается) Ладно, вот мой вопрос.

АДАМУС: Давай остановимся прямо здесь!

ЛАДОННА: Это мой вопрос.

АДАМУС: Мы доберемся туда.

ЛАДОННА: Я так старалась быть божественной внутри.

АДАМУС: Да.

ЛАДОННА: И у меня хронические боли. (она сдерживает слезы)

АДАМУС: Конечно.

ЛАДОННА: И, я не знаю, как, почему это выходит физически таким образом? Я пытаюсь быть такой ...

АДАМУС: Ты сама это сказала! Прямо перед тем как сказала, что у тебя хронические боли. «Я так стараюсь»

ЛАДОННА: Не быть хронически больной. Я так стараюсь быть божественной.

АДАМУС: Но ты так стараешься для своей божественности. В этом нет ничего, что требует стараний, моя дорогая.

ЛАДОННА: (уже плачет) Ну почему это выходит болью?

АДАМУС: Потому что ты стараешься, потому что ты все еще таскаешь с собой старого Христа. Сними Христа, сними Иисуса с креста.

ЛАДОННА: Правильно.

АДАМУС: Да. И себя. Это больно – висеть там. Это действительно больно. Я один раз попробовал.

ЛАДОННА: Но я не понимаю, почему приходит боль. Я пытаюсь, можно было подумать, что много лет назад, когда я жила в этой кабале убеждений ...

АДАМУС: Хорошо.

ЛАДОННА: ... и ...

АДАМУС: Остановись здесь.

ЛАДОННА: Ладно.

АДАМУС: А сейчас ты не живешь в ней?

ЛАДОННА: Я думала, что нет ...

АДАМУС: Хорошо ...

ЛАДОННА: Мне просто не нужна боль.

АДАМУС: Некоторые из этих вещей сидят ооочень глубоко. Ты это сказала, и вот что я в тебе люблю, во всех вас. Ты это говоришь, но ты этого не осознаёшь. Оно здесь, но его нет. Господи Иисусе! (смех)

ЛАДОННА: Не Иисус! (смеется и вытирает слезы)

АДАМУС: Ты сама это сказала! Оно прямо здесь, но ты это упускаешь – «Я усердно работаю над своей божественностью». Зачем??? Здесь не христианская церковь. (она хихикает) Это не синагога. Это не мечеть. Мы не стараемся усердно.

ЛАДОННА: Хорошо. Но теперь, когда я знаю, чего я хочу ...

АДАМУС: Ты не слышишь, что я сказал. И это так показательно ... о! (она хихикает) Мы ... оохх! (смех) мы не работаем над ней. Мы не работаем над нашей божественностью, нашим просветлением, нашим осознанием, потому что это естественно. Только то, что считают неестественным – над тем работают. Когда не считают себя достойным, тогда над этим работают. Когда ты ... (он облокачивается на чью-то голову; Ладонна смеется; Адамус целует голову под своей рукой) Когда ты прекратишь работать надо всем этим, в том числе борьбу со своими собственными убеждениями ...

ЛАДОННА: Ладно.

АДАМУС: ... в том числе борьбу с собой, христианством и всем остальным. Когда ты просто позволишь, моя дорогая, когда ты просто позволишь, это будет, как шторм, стремительный ураган накроет тебя, но также и прояснит тебя. Вот и все. И ты не работаешь над штормом и не пытаешься понять шторм – «Почему Иисус послал шторм?» – и все в таком роде. Ты просто позволяешь, потому что это осознание абсолютно естественно. Твое тело – твое тело хочет получить это, но еще есть сопротивление из-за старых имплантатов, которые говорят: «Нет, тело, это не ... ох, ух, тело совершает плохое вещи». То есть, оно прелюбодействует, а оно это делает, да, и это тоже. Да. Оно все это делает.

Поэтому у тебя все это происходит, и ты пытаешься все понять. Ты пытаешься найти логику. Тебе это не нужно.

Так что, если ты выберешь сейчас, в этот момент, ты можешь остановить все попытки, все усилия, все «Что я делаю не так?». Ничего.

Что тут есть и чего тут в то же время не хватает? Что здесь – это естественное состояние реализации, божественного человека. Чего не хватает – твоего позволения.

ЛАДОННА: Хорошо.

АДАМУС: Перестань думать. (она смеется) Нет, я серьезно.

ЛАДОННА: Ладно.

АДАМУС: Это больше не путь. Ты шла по пути до определенного момента. Нет пути.

ЛАДОННА: Ладно.

АДАМУС: Нет пути. Просто ты получаешь ...

ЛАДОННА: Я каждое утро говорю Я Существую.

АДАМУС: Да, да. Теперь я хочу возразить тебе на это.

ЛАДОННА: Ты сказал нам это делать!

АДАМУС: Продолжай, вставай. Но я слышал, что ты говоришь Я Существую, и затем кое-что добавляешь, моя дорогая. (она поперхнулась) Я слышу тебя.

ЛАДОННА: Боже мой!

АДАМУС: О, господи Иисусе! (некоторые хихикают) Это ... только Я Существую. Я Существую. Заткнись! Никаких дальше – «вяк, вяк, вяк! Я существую, чтобы быть изобильным. Я существую, потому что ...» – Вот так. (она снова поперхнулась) Я Существую.

ЛАДОННА: Ну надо же!

АДАМУС: Да. Я Существую. И пока ты это не почувствуешь, и не испытаешь абсолютный психический, физический, духовный оргазм повсеместно, ты этого не поймешь. Ты: «Я существую, потому что сегодня солнечно. Я существую, потому что ...» Заткнись! (она хихикает) Ты точно знаешь, о чем я.

ЛАДОННА: Да. Да. Я делаю это каждый день.

АДАМУС: Конечно, и список становится длинным! «Я существую, потому что я раньше была христианкой, и я до сих пор ей являюсь». Что?! «Я Существую ...» А-Ах! Я слушаю иногда. Я кричу. (она хихикает) Не надо! Я Существую. Хорошо?

ЛАДОННА: Ладно.

АДАМУС: Хорошо.

ЛАДОННА: Ух ты.

АДАМУС: Я существую. И пока вы абсолютно – это будет трясти ваше тело и будет дрожь в разуме, и вы это ощутите как абсолютный чувственный оргазм, прекратите всё остальное дерьмо. Это «Я Существую. Я Существую». Может быть это слишком просто для вас. Что здесь есть и чего не хватает? Я Существую. Оно здесь, но вы его упускаете, потому что вы должны привязать к нему все остальное.

Я Существую. И потом оно превращается в чувство.

Это не логично. Это не имеет смысла в таком безумном мире. Но как только вы это поймете, как только вы это почувствуете – это оно. Вы дома.

Еще один.

Я действительно смотрю, кстати. Я не – не ... не ваши личные, личные моменты, понимаете, просто ... ну, немножко. (смех) У меня нет намерения записывать, но я над этим работаю. (больше смеха)

САРТ: Только с одним глазком!

АДАМУС: Оргазм Спока. (Адамус снова изображает стойку с пустым выражением лица; смех) Хорошо. Да.

КРИСТИАН: Это было два тяжелых месяца.

АДАМУС: Два тяжелых месяца.

КРИСТИАН: Да.

АДАМУС: Почему?

КРИСТИАН: Для тела, кашель.

АДАМУС: Да.

КРИСТИАН: Нос. Даже уши, глаза.

АДАМУС: Да.

КРИСТИАН: Желудок.

АДАМУС: Давай остановимся. (смех)

КРИСТИАН: Что-то другое.

АДАМУС: Да.

КРИСТИАН: Как будто я не могу распознать обычную реакцию своего тела.

АДАМУС: Да. Хотя я хочу знать, в чем дело.

КРИСТИАН: И также ...

АДАМУС: Продолжай. Не позволяй мне перебивать.

КРИСТИАН: Также ...

АДАМУС: Но я хочу знать, что ... (смех) Да.

КРИСТИАН: В разуме также очень много напряженности, а также склонность в отношениях с другими отвергать их, для ... (он вздыхает)

АДАМУС: Могу я здесь говорить откровенно?

КРИСТИАН: Да.

АДАМУС: Да, спасибо. Ты должен был сказать нет, но... (Адамус усмехается) У тебя были какие-нибудь подавляющее страхи, особенно в последние пару месяцев, глубинные, глубинные страхи, необъяснимые? О, не как тьма, не как боязнь тьмы или вроде того, но страх, который ты раньше никогда не чувствовал настолько глубоко.

КРИСТИАН: Да. Это правда.

АДАМУС: Кто-нибудь еще? (некоторые в аудитории согласны) Откуда это исходит?

То есть, существуют каждодневные страхи. Существует что-то, понимаете, вы беспокоитесь о деньгах. Вы беспокоитесь о своем здоровье. Вы беспокоитесь о своей бывшей жене и бывшем муже, что-то вроде этого, или о том, что вы собираетесь сделать со своей бывшей женой и бывшим мужем. (смех) Но я говорю о страхе, который настолько отличается, настолько личный и настолько подавляющий, и вы удивляетесь, откуда он исходит? И почти уже существует склонность закрыться, потому что вы могли управлять этими каждодневными дерьмовыми страхи. Знаете, обычные вещи, которые всплывают, даже своими фобиями – я ни на кого не смотрю – но даже своими фобиями и страхами. Знаете, вы понимали, что это было отчасти управляемо. Но этот страх, он такой личный, что вы даже не знаете, как с ним справиться. Я просто предположил.

КРИСТИАН: Это было как будто все фобии и страхи соединились, и разум попробовал понять, что это такое, но не было никаких шансов.

АДАМУС: Да. Хорошо. Я могу тебя обнять?

КРИСТИАН: Да.

АДАМУС: Да. (они трогательно обнимаются) Я скучаю по своей старой земле. Мм. (Кристиан из Румынии)

КРИСТИАН: Спасибо.

АДАМУС: Трансильвания.

КРИСТИАН: Спасибо.

АДАМУС: Ммм. Оо. (некоторые хихикают) Удивительное место. Удивительное. Проходящее через множество собственных преобразований. Спасибо что ты здесь. Спасибо. Ты заберешь с собой что-то очень, очень особенное.

Итак, друзья мои, почему я задаю эти вопросы к недовольству некоторых? (Адамус смеется) Потому что я хочу, чтобы вы почувствовали, я хочу, чтобы вы услышали – то, что, как вы думали, является только вашим, через это проходят и другие. Это должно что-то вам сказать, что мы проходим через этот процесс перемен, реконструкции. Мы входим во что-то, но в нем есть свои проблемы. Оно не имеет смысла. Оно не логично. Вы хотите бороться и контролировать его. Вы хотите работать над ним, но вы не можете. Вы и не должны.

Прежде всего, вы, человек, не должны брать на себя ответственность за все это. Вроде как... вы этого не создавали! Нет, вы правда не создавали, очень интересным образом. Вам не надо работать над этим. Это так естественно. Оно просто есть. И я вижу, что вы, все вы, работаете над ним. Просто сделайте глубокий вдох. Мы скоро проведем приятный нерабочий мераб, но просто сделайте глубокий вдох.

Реализация

Вы знаете, просветление – я предпочитаю слово «реализация» – это паззл только с одним элементом. Это паззл только с одним элементом, но адепты вс е еще по-своему трудятся, чувствуя, что это очень сложный лабиринт. Как будто лабиринт, через который они должны пройти, и как будто их проверяет Дух и проводит через все тяготы, чтобы понять, достойны ли они. И все время спрашивают себя – это тот дух, который вы туда поместили – и говорят: «Достоин ли я?» и «Какие проверки мне нужно пройти?». Это просто вы.

Мы можем сейчас срезать путь, обойдя множество всего. Множество этих самопроверок, этих «Достоин ли я?», «Достаточно ли я силен?» и «Достаточно ли я светел?». Мы можем просто срезать путь и обойти множество этого, просто сказав, давайте срежем и обойдем. (некоторые хихикают) Просто поместив наше сознание за пределами этого, за пределами старого христианского Иисуса или что бы там ни встало у вас на пути. За пределами необходимости доказывать себя самому себе. Давайте с этим покончим.

Вы никогда там не окажетесь. Вы абсолютно никогда туда не попадете. И зная многих, или всех Вознесенных Мастеров, как я знаю, они пытались. Они пытались найти смысл. Они пытались понять. Они пытались проверять себя снова, и снова, и снова, пока не свалились от изнеможения, или смерти, или и того и другого, и не поняли: «Все, что я должен был сделать – это поместить свое сознание в реализацию, и затем она уже здесь». Затем она уже была здесь, отступите в сторону, дайте ей прийти. Да, все изменится в вашей жизни. Вашему телу будет больно.

Я бы даже зашел так далеко, чтобы сказать, что время величайшей телесной боли наступает примерно сейчас. Мы только что вошли в астрологический цикл «ваше тело будет адски болеть», и он будет продолжаться, вероятно, до середины-конца лета. Это не так уж и плохо.

САРТ: Да! (Адамус усмехается)

АДАМУС: О, фигня.

И это уместно, что ваше тело будет болеть, потому что оно проходит через изменения. Некоторые из вас очень, очень сильно заболели, потому что ваше тело проходит через изменения. Оно не предало вас. Оно не пытается сказать вам что-то.

Становится больнее, когда вы начинаете беспокоиться «Что я делаю не так? Какой тут урок?», и вы начинаете вытягивать множество старых убеждений и старого хлама. Вашему телу по-прежнему необходимо пройти всё те же основные трансформации, просто теперь сопротивление больше – это то, что вы чувствуете. Из-за чего вся эта боль? Из-за всего этого сопротивления. Это довольно просто.

Так что сделайте глубокий вдох, и просто осознайте, это физическое существо, которое является в некотором роде источником множества неприятных ощущений, плохих мыслей – вы даже считаете их своего рода плохим аспектом и у вас есть такая странная взаимосвязь – ну, конечно, оно будет немного болеть, проходя через интеграцию, потому что оно пытается сбросить весь тот хлам, который на нем был.

Так ваше тело будет болеть. Ваш разум будет в хаосе. Все это будет происходить, и это нормально. Это на самом деле круто. Я покажу вам через минуту.

Но эта штука с просветлением, это просто паззл с одним элементом. Это не сложно понять, пока вы не начинаете пытаться это понять, искать логику, смысл, выяснять, в чем путь, и добавлять весь этот интеллектуальный хлам. И я вижу, как все вы делаете это почти каждый день. Вот когда вы делаете глубокий вдох: «Ух». Это естественный процесс, реализация. Она произойдет. Но чем больше вы будете сопротивляться, чем больше вы будете пытаться ее понять и проводить всякие странные церемонии и другие штуки вокруг нее, тем будет больнее.

Там, куда мы идем, Шамбра, то, что мы будем делать, скажем, оставшуюся часть моего пребывания… и прекратите предсказывать, когда я уйду. (Адамус усмехается) Это великая драма Шамбры – «Как долго Адамус здесь будет?». Ну, пока у нас не появятся пятеро с действительной реализацией.

Так что там, куда мы идем, то, что мы будем делать, – это вроде вступления в наш следующий этап, можно сказать. Три вещи. И, Спок ... ты можешь записать, Спок? Или ты просто подумаешь, и это появится на экране? Можешь ...

ЛИНДА: Это зависит от тебя. (Адамус усмехается)

АДАМУС: Хорошо. Просто ...

ЛИНДА: Дорогой Адамус, ты – тот, кто говорит нам одеваться в костюмы, играть роли, а потом ты вот так со мной играешь?!

АДАМУС: Да! Играть роль. Разве ты не рада всему вниманию? Всем игривым...

ЛИНДА: Так, посмотрим. Плохое внимание лучше, чем никакого.

АДАМУС: Игривость. Игривость. И ты понимаешь, что в следующем месяце половина из всех, кто тут есть, придут одетыми в кого-то. Нет, они восхищаются тобой. «Оооо, Боже! Линда наряжается в мертвых людей. О! Разве это не здорово!»

ЛИНДА: Ты сказал нам наряжаться!

АДАМУС: Нам нравится. Нам нравится, разве нет? (зал аплодирует) Да. Хорошо.

Партнер Спока занимается сексом. (Адамус демонстрирует ту же самую неподвижную стойку, но без улыбки в конце)

ЛИНДА: Что?!! (смех и крики из зала; Адамус смеется) Нет покоя грешникам.

АДАМУС: Хорошо. Меня сегодня даже удивляет Калдре. Обычно он паникует.

Куда мы идем – три вещи

Итак, куда мы идем, три вещи. Ты можешь написать или можешь подумать. Давай поместим это на доску так, чтобы те, кто не слышит слов, по крайней мере, могли увидеть картинки. (Адамус усмехается)

~ Сознание

Итак, во-первых, сознание. Ах, вас скоро будет тошнить от слова сознание. Калдре даже написал статью о сознании. Это сложное слово, и, да, для этого есть слова получше.

ЛИНДА: Ты хочешь, чтобы оно было на доске?

АДАМУС: Сознание. Можешь произнести по буквам?

ЛИНДА: Да, а ты?

АДАМУС: Его довольно сложно произнести по буквам, особенно ...

ЛИНДА: Нет, не сложно!

АДАМУС: ... когда кто-то говорит, и ты пытаешься написать, и ты пытаешься быть логичным, и ты разочарован мной, и тогда ты пишешь с ошибками. Ты забыла еще одну «s».

ЛИНДА: Я не забыла. Я пыталась оставить для нее место. (пишет слово с ошибками) Это не правильно!!! (много смеха) Ты такой плохой. Плохой, плохой, плохой, плохой, плохой!

АДАМУС: Жжжжжжж! Никакой логики. Даже не могу произнести. Зззз! (больше смеха)

Итак, сознание. Ты можешь перейти на следующую страницу или стереть, или сделать что-то еще.

Сознание будет настолько важно. Сознание – это просто осознание, реализация, но на уровне, который вы не могли даже представить раньше своим логическим разумом.

Сознание – это осознание, которое происходит на каждом уровне, в каждой сфере. Не просто знание фактов и цифр. Это довольно бессмысленно. Не просто осознание, что есть человек, сидящий рядом с вами. Это очевидно. Но сознание, осознание, во что мы углубимся через мгновение, но вещей настолько богаче и более полноценных.

Итак, сознание, осознание. Это Я Существую. И я знаю, некоторые из вас говорят: «О да, я понимаю. Я Существую». Нет, вы не поняли, иначе вы бы больше этого не говорили. Вы бы просто были сияющими, харизматичными.

ЛИНДА: Логично.

АДАМУС: Да. Я Существую – это не мантра, которую нужно повторять снова и снова, чтобы утомлять себя. Вы утомляете себя другими способами. Вам не нужен еще один способ себя утомлять. (Адамус усмехается) Секс. (Адамус повторяет свою стойку)

САРТ: Ух ты! (некоторый смех)

АДАМУС: Секс Шамбры. (Он снова повторяет стойку, но уже с бегающими туда-сюда глазами, как будто не зная, что происходит; больше смеха)

ЛИНДА: Это не смешно! Это не смешно! Ты хулиган! (Адамус смеется)

АДАМУС: Вам нужно посмеяться в кои-то веки. Величайшая, величайшая вещь, в людях на этой планете – это способность смеяться, обладать чувством юмора. Есть определенный конфликт, но в какой-то момент, люди превратили его в юмор, смех или мыльную оперу. Одно из двух. Но этот конфликт, эта проблема, она на самом деле иногда может быть довольно забавной. Если вы можете смеяться над собой – ах! – тогда это мастерство.

Сознание. Осознанность, но не мысленная осознанность. Осознание, в котором, на самом деле, почти нет никакой активной мысли. Осознание такое, что уже больше не существует слов. Слова не нужны. Не нужно определения или чего-то подобного. Это сознание. И затем Мастер узнает об этом состоянии подлинного осознания и как с ним связываться. И мы направляемся туда, все больше и больше будет связано с общением.

Общение – это интересная вещь, потому что, когда я здесь говорю и общаюсь, вы слышите слова, особенно если вы говорите по-английски. Если нет, то это похоже на «Вяк, вяк, вяк!». Но здесь происходит настоящее общение, ах, настоящее общение в глазах, да, оно в жестах. Но в действительности реальное общение идет из очень глубокого соединения. Все остальное – какое-то отвлечение. Вы думаете, что вы слышите слова, что-то видите, ощущаете прикосновения или что-то еще. Это только часть. Реальное общение происходит на другом уровне.

И пока я здесь с вами проделываю такую элегантную работу над вашим отвлечением, и ... кстати, здесь немного прохладно. Морозно. (аудитория соглашается) Морозно. Вы видите еще одно отвлечение? Мне на самом деле все равно, потому у меня нет тела, но небольшое отвлечение. О! Это так здорово.

Так на чем я остановился? (кто-то говорит «общение») Да, общение. Вы не помните, правда? Общение.

Я здесь создаю отвлечения и двойные отвлечения. Я могу уходить на пять или шесть слоев вглубь, отвлекая людей, прежде чем они потеряются. (смех) Что сейчас на самом деле происходит – это вы общаетесь с собой.

Что тут есть и чего не хватает? Это Шамбра-загадка. Да. А, футболки, я их уже вижу. Как и некоторые из вас. Вы общаетесь с собой.

Я хочу, чтобы вы были в сознании. Я хочу, чтобы вы осознавали ... я просто хочу сидеть здесь и ... (он садится в кресло Эйнат и притворяется, что возиться с ее звуковым оборудованием)

ЛИНДА: Ох!

АДАМУС: Я хочу, чтобы вы осознавали, как вы общаетесь с собой, пока я вас отвлекаю. Вот это настоящая польза от наших встреч, когда мы собираемся вместе, как сейчас. Вы анализируете то, что я говорю, или вы думаете о том, что я говорю, но в действительности вы выключаетесь. Вы понимаете, что где-то около шести процентов вашего внимания находится здесь (на сцене), а остальное – в каком-то бардаке вот здесь (внутри себя)? И я говорю бардак, потому что ... Нет, я не имею в виду отрицательный смысл, но это довольно забавно.

Это своего рода какое-то блэ, блэ, блэ, и вы пытаетесь во всем этом разобраться. И потом у вас возникают воспоминания о чем-то и мысли о том, что вы не сделали и что вы будете делать. Весь этот механизм, какая-то странная штуковина Руба Голдберга происходит внутри ... так что около 94 процентов времени, что мы сегодня были здесь вместе, у вас все это происходило. То и дело: «Ах да, Адамус говорит. О! Он сейчас снова сделает свою фишку про секс. Хорошо, хорошо. Хорошо». (Адамус усмехается)

ЛИНДА: Серьезно?!

АДАМУС: Я больше не буду. (Адамус усмехается) Как ... не подскажешь, как – как вы называете этих существ с твоей планеты?

ЛИНДА: Вулканцы.

АДАМУС: Вулканцы. Подойди сюда. (кто-то говорит «о, нет») О, да. (кто-то говорит «каждые семь лет») Каждые семь лет, нужно им или ... да. Так как Вулканцы занимаются сексом? (он садится на ее место в зале)

ЛИНДА: Я уже не знаю. Я полностью развит. Вы просто занимаетесь сексом, как обезьяны. (смех)

АДАМУС: Как человек или как вулканец?

ЛИНДА: Я наполовину вулканец, наполовину человек.

АДАМУС: Хорошо, покажи нам, как вулканцы и люди занимаются сексом.

ЛИНДА: Джефф не смог с этим справиться. (смех и аплодисменты)

АДАМУС: Смешно. Смешно. Джефф сейчас не здесь. (смех)

ЛИНДА: О, но он услышит об этом.

АДАМУС: Я мог бы заставить его забыть ... (больше смеха)

ЛИНДА: Ты тоже не справишься.

АДАМУС: ... на сотню лет. Да.

ЛИНДА: Ты тоже не справишься.

АДАМУС: Да. (больше смеха) Как насчет вот такого. (Адамус кладет руки на ее плечи; она сопротивляется) Нет, нет, нет. Иди сюда. (смех) У нас будет снимок сбоку. Да. Вот как они занимаются сексом. (смех, он изображает) Как насчет просто ннннннннн! (просто стоит перед ней без движения) Ах! Ахх!

ЛИНДА: О, это хороший повод, да.

АДАМУС: Она даже не улыбается после этого. (больше смеха) Даже не «ааххх!». Это было просто: «Это не имеет смысла». (разговаривает как робот; больше смеха) Мы еще раз попробуем позже.
Хорошо. Сознание. Да. Где это слово на доске? Я хочу его выделить.

ЛИНДА: О, о. Подожди, подожди.

АДАМУС: Сознание. Вот куда мы направляемся. Сознание. Осознанность. Я Существую. Это не просто еще одно упражнение. Это не очередная практика. Оно – все.

Сознание – это все. Я говорил группам недавно, это не вселенная где-то там с маленькой точкой… оно не похоже… (смех, потому что у Линды проблемы с правильным написанием слова) Я не хочу привлекать внимание к ее письму, но я притворюсь, что этот экран – вселенная. Притворимся, что этот экран – вселенная, физическая вселенная. Дело не обстоит так, что внутри есть маленькая точка сознания. (Линда наконец-то дописывает «Сознание», аудитория говорит «Ура!» и аплодирует) Реальность не такова, что внутри находится маленькая точка сознания – поставь там крошечную точку, просто маленькую, да – внутри большой вселенной. Но это то, как люди, вы, в основном другие, уже не столько вы, но это то, как живут люди.

Они говорят: «Вот я в этой большой вселенной», и они даже не называют это сознанием, но «Вот я. Большая вселенная. А я лишь маленькая песчинка». Понимаете, это основа веры – большей, чем вера в Иисуса – это «Я просто нечто маленькое, оказавшееся внутри чего-то большого, и я не знаю, куда я с этим отправлюсь, но, посмотрим, куда все это меня приведет». Вот на что похоже сознание людей.

Вам теперь теплее? (аудитория говорит «Да») Не слишком жарко? (аудитория отвечает «Нет»)

ЛИНДА: Еще нет.

АДАМУС: Да. Хорошо.

Давайте это перевернем. Сознание – это все, и в этом всем сознании есть крошечная, крошечная, крошечная точка, называемая вселенной. Да. И это большое сознание – я не говорю о вас и миллиардах других людей, миллиардах инопланетян, нескольких вулканцах и остальном подобном. Я говорю о вас. Вы – это целый экран, и внутри этого экрана есть немного вселенной, но множество других вещей.

Что здесь, и что также отсутствует – сознание. Сознание. Но, к сожалению, или, может быть, к счастью, но, к сожалению, вы не можете продумать свой путь в сознание. Знаете ли вы это? Нет, потому что вы пытались. Вы не можете продумать свой путь в сознание. Его можно только испытать.

Мы отправимся туда, и мы будем, как Калдре придумал одну из своих маркетинговых штучек, это будет Прикладное Сознание. Мы не будем слишком много говорить о сознании, потому что в этом случае все станет ментальным. Мы будем применять сознание. (кто-то говорит «Спасибо») Да, спасибо.

Но, делая это, вы пройдете через множество трудностей. Вы будете пытаться продумать свой путь через него. Вы будете пытаться сделать это логичным. Я буду пытаться повалить вас на землю и вытащить вас из вашего разума и погрузить внутрь вас самих. Внутрь вас самих.

Прикладное Сознание, потому что там, где применяется сознание, там появляется жизнь.

Теперь, я хочу, чтобы вы почувствовали – вы будете немного думать, но я хочу, чтобы вы почувствовали – где было ваше сознание? Прикладное Сознание, которое создает реальность. Где оно было? Не ваши мысли. Существует колоссальная разница между мыслями и сознанием. Вот почему я сегодня начал с вопроса, каково внутреннее ощущение или путешествие в эти прошедшие пару месяцев? И многие из вас начали со своих мыслей. Что вы чувствовали? Вы ощущали тиски глубокого страха? Надеюсь, что так. Нет, правда, надеюсь, что да, потому что, как только вы начали это позволять, значит, вы начали открываться. Да. Это страшно. Но затем это удивительно, потому что, о, этот страх, эта всепоглощающая тьма, она ощущается как большой магнит, магнит тьмы, втягивающий вас внутрь.

Во-первых, вы осознаете «Я жив!», потому что вы чувствуете это так ярко. И во-вторых, что-то удивительное происходит, когда вы оказываетесь в этой точке. «Я просто позволю это, потому что это все мое». Другими словами, нет никаких бугимэнов, демонов, дьяволов, Сатаны или чего-то подобного.

Можете ли вы позволить себя? Можете ли вы пребывать в таком пространстве благодати, чтобы сказать «Мне все равно. Этот магнит страха может втянуть меня внутрь, потому что это все мое». Это все лишь часть игры, часть опыта.

Мы отправимся в сознание очень прикладным, но очень не-ментальным образом. Там, куда вы помещаете свое сознание, и есть ваша реальность. И я не говорю о банальных вещах – как сделать себя на пять лет моложе, сбросить десять фунтов или что-то подобное. Это детские игры. Часть из этого – намеренное отвлечение. Часть – непреднамеренное отвлечение. Это детские игры, как и алхимия, алхимия в старом понимании – как «Я превращу камень в золото». Я так рад, что мы придумали эту уловку давным-давно, чтобы избавиться от тех, кто на самом деле не заинтересован в реализации. Они заинтересованы лишь в том, чтобы играть в человеческие игры и все, весьма хитрым образом. Мы избавились от них с помощью этих отвлечений.

Мы отправимся в Прикладное Сознание, в полностью новые миры.

Второе, и очень важное, и тебе может понадобиться помощь в написании этого. (Линда усмехается) Наверное, на новой странице.

ЛИНДА: Я над этим работаю. Я над этим работаю.

АДАМУС: Не работай. Просто уууух!

ЛИНДА: Он продолжает делать эту странную вещь.

АДАМУС: Уууууух!

ЛИНДА: (шепотом) Я иду. Я иду. (она бежит по проходу к Джону Кудерке за технической помощью)

АДАМУС: Далее. Так логично. Один вулканец поможет другому вулканцу. (смех, и аудитория восклицает «Оооо!»)

Ладно, открою тайну. Я расскажу кое-что, о чем никогда не говорилось, и что-то очень личное. Они знали друг друга в месте, которое вы бы назвали другой планетой, в другом месте, на чужой планете, были добрыми приятелями, хорошими друзьями. Они оба относительно недавно здесь, на этой планете, и все еще как бы пытаются все постичь. Поэтому присутствует связь, как у Спока, или невидимая связь. (игра слов, основанная на похожести произношения имени «Spock» и «spook» - «привидение», «шпион» - прим . перев.) (Адамус смеется) Я прав или как? (кто-то отвечает) «Спасибо» - говорит его жена. (говорит о жене Джона, смех) Да! (Адамус смеется) И давайте немного понизим температуру. Хорошо. Мы сегодня будем играться с температурой.

~ И

Хорошо, ты спросила его, как пишется следующее слово? (кто-то говорит «Мы даже не знаем, какое») О, мы не знаем следующего слова. Следующее слово очень важное. Мы говорили об этом в Кихаке, и оно будет становиться все более и более важной частью вашего словаря и позволит вам иметь яркость и радость в жизни. «И». И.

ЛИНДА: Пфффф!

АДАМУС: И. (Адамус смеется) Пишется как И. (Линда пишет на доске)

«И» будет так важно в том, что мы делаем, потому что вы осознаете, что ваше тело может испытывать боль И нет. У вас могут быть другие удивительные опыты. Вы больше не единичны. Вы можете быть логичны И совершенно чувственны. Вы можете быть в тисках этого притягивающего страха И сидеть возле озера, наблюдая за бабочками, распевая песни и наслаждаясь бутылкой вина.

Итак, люди… ты скучаешь?

ЛИНДА: Едва ли.

АДАМУС: Хорошо, хорошо. (Адамус посмеивается) Люди…

ЛИНДА: Как насчет «раздражена»?

АДАМУС: Да. Люди, и вы знаете это о людях. Люди единичны. Ты раздражена И что еще? Очарована. Я вижу. Совершенно точно это вижу. Да. Раздражена И так влюблена в Спока. (Адамус смеется)

«И». О! Так просто. Но если вы пойдете и попытаетесь объяснить это другим, они будут просто смотреть на вас. Но вы будете жить жизнью в «И» - это значит, у вас может быть плохой день И в равной степени хороший день.

Итак, это не имеет смысла. Это нелогично.

ЛИНДА: На самом деле, имеет.

АДАМУС: Имеет! (Адамус смеется) Это не имеет смысла, но это совершенно естественно. Разве не забавно?

Знаете, люди попадают в эту единичность и оказываются все более и более запертыми в ней. На самом деле, они работают над тем, чтобы быть более конфигурированными. Люди работают над тем, чтобы быть более конфигурированными – в своем разуме, в своем теле, в своих действиях и своих мыслях. Оооо! Это выматывает, потому что вы пытаетесь контролировать свои мысли, свое тело и все в своей жизни. Вы точно знаете, о чем я говорю. Вы пытаетесь все контролировать. Вы становитесь конфигурированными. Это хорошее слово для обозначения загипнотизированности, контроля. Контроля себя. Вы становитесь такими расчетливыми во всем, что выдавливаете жизнь из жизни.

Хуже того, вы забираете сознание из сознания. Что здесь, и что в то же время отсутствует? Сознание. Жизнь сама по себе. Она здесь. Это все здесь. Мы не пойдем куда-то еще. Не пойдем куда-то еще. Мы просто осознаем, что оно здесь И не здесь, и это то, что знает Мастер. Ха, ха, ха!

Мастер не получает вдруг осознание, которое прекращает его глупость, его невинность, его незащищенность. Они не получают вдруг это осознание, которое приносит им все знания в мире. Нет. Не. Они становятся «И». Они умны И глупы. Они беззащитны И они так открыты. «И».

Обычно люди думают очень-очень линейно. Они добавляют немного соли и перца, немного дуальности в свою линейность, в свой фокус – ровно столько, чтобы не было так смертельно скучно. Поэтому они добавляют немного дуальности – немного света, немного тьмы, немного удовольствия, немного боли, немного хорошего, немного плохого.

Следующий уровень сознания после единичности – это немного этой дуальности. Они не выходят за эти границы. Нет ничего за пределами дуальности. Большинство людей думают, что нет ничего за рамками черного и белого, верха и низа. Это все.

(Адамус поворачивается к Линде) Вы понимаете, что, возможно, это внешние границы сознания?

ЛИНДА: Оооо!

АДАМУС: Внешние границы! О, нет! (смех)

ЛИНДА: Ооо! Ух ты!

АДАМУС: Это что-то вроде внешних границ сознания, но мы отправимся в Сумеречную Зону.

ЛИНДА: Оооо!

АДАМУС: Я сделал это для нее.

ЛИНДА: О, бальзам на душу. Хочешь заняться сексом? (громкий смех)

АДАМУС: Большинство людей… да. (снова изображает вулканский секс, но только с нервной улыбкой, громкий смех) Ооо! (Адамус смеется) Итак…

ЛИНДА: Бесстыжий.

АДАМУС: Можете представить или почувствовать на мгновение не просто единичность и не просто дуальность, а в действительности и, и, и, и.

«Что за пределами дуальности?» - кто-то спросит. «Что за пределами тьмы и света?»

Мои дорогие друзья, там миры. Там, за пределами, миры. Дуальность – это как основной программный код этой реальности. Но есть другие реальности, которые не нуждаются в коде, которые не нуждаются в программировании.

Замечательная штука заключается в том, что это можно испытать здесь, И вы можете быть единичными в то же самое время.

Представьте на мгновение эти атрибуты. «И» - удивительная способность быть невинным, наивным, глупым И знать все. Поразительно. Поразительно. Вот куда мы направляемся – «И».

В действительности, мы не идем к просветлению. Это было бы очень единично. Нет. Речь об «И». И. Вы можете быть этим человеком И совершенным Мастером.

Это прекрасно, потому что вы вдруг осознаете, что игра в себя больше не ограничена только… игрой в себя. Это «И».

Это будет некомфортно поначалу. И у некоторых из вас в Кихаке были лишь проблески этого. Это будет некомфортно поначалу, потому что разум к этому не привык. Разум говорит: «Иди этой дорогой. Делай это» или «Иди спать». Но он не привык к множественности. Он не привык к «И».

Так что вы делаете, когда становится некомфортно? «О, да, И мне некомфортно И я осознаю. И это чертовски тяжело для моего тела И в действительности нет. И у меня нет тела, И у меня есть тело света».

Кто-то сказал бы, что это просто похоже на шизофрению. (смех) Кстати, не говорите об этом своему врачу. (громкий смех) Ни слова. Это только между нами.

Это кажется немного фрагментированным, но это не так. Вовсе нет. Вдруг вы понимаете, что, прежде всего, была причина иметь способность создавать аспекты – не прогонять их, но создавать их – и вы можете начать жить в этой прекрасной комбинации, многомерным, аспектированным, логическим способом бытия. Больше не ограничиваясь только этим. Не значит, что это плохо, знаете, мне действительно нравится ваша рубашка, И это множественные вы. Мульти-вы.

Это поднимает очень интересный вопрос. Вы скажете «Что тогда истинно? Что реально?». И нет никакой истины. Нет. Перестаньте искать истину. Это не работает. В жизни нет смысла. Мне жаль. Нет истины, потому что все становится истиной.

В основе вселенной нет единичной истины, спрятанной где-то. Нет. Истина в том, что все истинно.

Если вы действительно хотите спросить: «Но где мне найти свою опору, свой баланс? Все так хаотично, мне надо находить комфортное пространство хоть иногда». Я Существую. Вот и все. Вот и все. А остальное – это «И».

Мы будем проживать «И». Вам будет совершенно некомфортно, и вы, вероятно, расстроитесь из-за меня, как бывает время от времени, потому что вы скажете: «Я не понимал, что это будет настолько безумным». Я вам говорю это прямо сейчас. Это будет немного безумным И веселым И будет очень отличаться во многих смыслах. И вы все еще можете приходить в супермаркет, как обычный человек, и они не будут вас беспокоить. Возможно, они вас даже не увидят.

Понимаете, вы можете просто быть человеком, вы можете развлекаться человеческими играми И в то же время вы будете идти среди продуктов, фруктов и овощей, разговаривающих с вами. О, они уже разговаривают. Это другая проблема. (небольшой смех) И вы идете по продуктовому магазину, и вы можете проголодаться. Вы будете… Я видел, как некоторые из вас едят в продуктовом магазине, и я не говорю о том, что выставлено для пробы, но просто хватают еду и едят. Но вы можете идти по продуктовому – я видел – и вы можете идти по продуктовому магазину и просто есть энергетически И быть голодным в то же время.

Теперь вы скажете «Нет, если я голоден, мне надо утолить голод, надо поесть». Нет, нет. Вы можете делать и то, и другое. Знаете, есть и быть голодным – это как интересный коктейль, потому что когда вы едите И все еще голодны, у вас есть это чувственное ощущение. Ладно, я отклоняюсь от темы. «И».

~ Синхронность

И третье, очень важное в нашей работе – не, в нашей радости – которой мы будем заниматься вместе. У нас есть сознание, у нас есть «И» и затем, в заключение, очень важный элемент, это синхронность или синхронизация всего этого вместе. Обобщение всего этого.

Хорошая аналогия, хорошая метафора. У большинства из вас есть ноутбук, компьютер, мобильный телефон, планшет и разные – какие еще устройства – навигатор, ваши часы и новые часы. У вас есть все эти устройства. Самое страшное, что они не в фазе. Они не синхронизированы. Разве это не самое большое разочарование – их синхронизация… (он останавливается и строит смешную гримасу на то, что пишет Линда)

ЛИНДА: Ты сказал «Synchronis» (слово «синхронный» по-английски пишется как «Synchronous» - прим. перев.) Это даже не слово. Может, и слово. «N-o-u-s»? Отлично, неважно.

АДАМУС: Да. Так что Спок не всегда логичен. (Адамус смеется)

Итак, мои дорогие друзья, синхронность.

Используя аналогию всех ваших устройств – они не синхронизированы. И затем вы злитесь на них, злитесь на тех, кто их произвел, и злитесь на тех, кто создал программное обеспечение. И это как «Господи Иисусе, может кто-нибудь…». Ну вот, опять Иисус. «Может кто-нибудь совместить…». Почему Иисуса так используют? (смех) Господи Иисусе! Сейчас это почти проклятье. Иис- … и затем наряжаются и приходят к нам на Шоуд как Иисус и Мария Магдалина. Боже.

ЛИНДА: Мастер каждый месяц.

АДАМУС: Синхронность, объединение всего. По-другому это можно назвать - интеграция. Интеграция, но мне нравится синхронность.

Итак, мы имеем эту ситуацию с вашими мобильными устройствами. Они все рассинхронизированы. Не согласуются календари, ваши контакты, базы данных и все остальное. Разве это не показательно для людей? На самом деле, это действительно самое простое исправление в мире. Я удивлен, что из этого делают такую большую проблему, разве нельзя просто – щелк! – вот так это понять. Но, ох, у них есть все это программное обеспечение, и вам приходится покупать…

Затем вам приходится покупать синхронизирующее устройство для синхронизации другого устройства, и это устройство не очень хорошо синхронизируется с остальными, и вы звоните в службу поддержки, и они говорят: «Да, вы приобрели наше синхронизирующее устройство, но вам нужно избавиться от всех остальных ваших устройств». Тогда вы говорите: «Но у меня нет никаких устройств!», а они отвечают: «Тогда вы синхронизированы». (смех) Ух ты.

«Да, но у меня нет других устройств». «Тогда, что важнее – то дерьмо, что вы носите с собой, или быть синхронизированным?»

«Синхронизированным ни с чем», скажете вы, «У меня нет… с чем еще синхронизироваться?». «А, мы решили вашу проблему». Да. Да. (небольшой смех)

И у вас могут быть ваши устройства. На самом деле, вы можете взять своих тараканов в просветление, в реализацию. У вас могут быть свои тараканы, и они могут быть синхронизированы или нет. Это не имеет значения. Это то, куда вы поместите свое сознание.

Ничто из этого не является, как вы говорите, вечным или постоянным, потому что однажды вы можете быть не синхронизированы. Знаете, представьте себя таким Мастером – вам плевать, что вы не синхронизированы. Вам плевать, что у вас есть все эти фрагменты, аспекты, нереализованное Я и тому подобное. «Ух ты. А сегодня весело, играть несинхронно», потому что тогда вы знаете, что как только применяете свое сознание – Прикладное Сознание – просто говорите: «О да, теперь я вернусь в – уууу, ах – в интеграцию, в синхронность». В этом и есть веселье.

На самом деле, в действительности не очень весело, если вы все время синхронизированы. Нет. Это как бы скучно. Боже, все просто получается. (небольшой смех) Все просто, знаете «Утром я просыпаюсь, и я здоров, и деньги появляются просто так, и все меня любят, и нет пробок, и, ух, у меня идеальный вес, и я не постарел. Я так устал от жизни на этой планете». (аудитория хихикает)

ЛИНДА: Звучит по-вулкански.

АДАМУС: «Вот бы меня сбила машина, но я так идеален, что этого не случится. (смех) Я буду здесь 500 лет. Мне надо держаться вместе с другими вампирами, знаете». (Адамус смеется) Так что это как бы скучно.

Представьте, что в этом «И» мастерстве однажды вы можете просто быть не синхронизированы. «О, черт! Это весело. Мой дом только что сгорел. Хотя мне все равно, потому что сейчас строится еще больше. И это меня также не волнует». Это воплощенное мастерство. У людей есть эмоции. Я говорил группе раньше, Мастера – это сукины дети. Они нетерпимы. Они не мирятся ни с каким дерьмом. Затем в следующую минуту они с этим мирятся. И.

Вы можете представить, как по-настоящему кому-то всыпаете? (выражается очень сердито) Нет, потому что вы себя ограничиваете. «Я не могу этого сделать. Это плохо». Эх, на самом деле, иногда это даже весело. «Оооо!», думаете вы, «Но до какой степени? Я могу их убить?» (небольшой смех) Сначала спросите их. Не делайте этого сразу. (смех становится громче)

Способность быть «И», быть этим всем, куда бы вы ни захотели применить свое сознание, и оно никогда там не застрянет. Даже в совершенстве. Поверьте, это так скучно. Развлекайтесь с этим.

И затем вы начинаете скользить во времени туда-сюда. Вы начинаете пересекать измерения. Вы начинаете проживать «И», Прикладное Сознание. И затем после этого вы начинаете учиться – для этого нет подходящего слова, я придумаю его – но вы становитесь способны разделять сознание. Видите ли, сейчас вы думаете: «Хорошо, я помещу свое сознание в синхронность, а затем сюда». И вдруг вы и то, и другое сразу. А затем вы выходите за рамки синхронности, и эта способность быть много-сознательным, много-осознанным просто развивается, развивается и развивается дальше. Это удивительно. По-настоящему удивительно.

Ах! Давайте сделаем глубокий вдох.

И вы оказываетесь там естественным образом. Не нужно никакой работы. Нет никакой работы, если вы не хотите сказать «позволение». Это единственная работа, которую надо делать. Позволение в действительности не работа, но большинству людей оно кажется работой, потому что, знаете, они даже не хотят позволять. Они лишь хотят «О, я просто посмотрю, что сегодня произойдет». Это как, можете ли вы уделить мгновение, когда просыпаетесь утром – «Я Существую»? И затем, позже, еще одно предложение «Я позволяю»?. Они не хотят этого делать. (кто-то поднимает руку)

Вопрос. Она принесет микрофон. И возьми это (лазер Спока) на случай, если понадобится его поджарить. (небольшой смех)

ЛИНДА: Хорошо.

АДАМУС: Просто на всякий случай.

ШАМБРА 5 (мужчина): Ты приходишь в эту точку синхронизации, а потом хочешь все рассинхронизировать, потому что это просто скучно?

АДАМУС: Или сделать и то, и другое вместе. Можешь представить и то, и другое? Как можно быть синхронизированным и рассинхронизированным одновременно? Почему нет?

ШАМБРА 5: Да, почему нет?

АДАМУС: Почему нет? Вот в чем вопрос. Нет закона или физики, которая помешала бы этому произойти. Нет. Нет закона эмоций или разума, который не дал бы этому случиться. Никто об этом раньше не задумывался.

ШАМБРА 5: Да, определенно становится скучно, и затем ты понимаешь, как тебе это нравится. Как бы «О боже. Мне это нравится, действительно нравится».

АДАМУС: О да. В этом и смысл.

ШАМБРА 5: Да, определенно… это очень круто.

АДАМУС: Да. Людям не очень хорошо живется без драмы. Становится скучно.

ШАМБРА 5: Да.

АДАМУС: Поэтому они намеренно все портят, чтобы потом построить заново.

ЛИНДА: Что?!

АДАМУС: Да, они это делают, постоянно. В этом нет ничего плохого, пока вы не устаете от этой единичности – драма, драма, драма, драма. Но в мастерстве это как «У меня будет немного драмы И у меня не будет драмы. Я буду просто…». Это «И».

Когда вы настолько свободны, что можете выбирать, куда хотите применить свое сознание, и во множество мест одновременно – ах! Друзья мои, это мастерство. Воплощенное мастерство.

Это, можно сказать, укрупненные категории того, что мы будем делать, проживать и чувствовать. Если вы хотите знать «Надо ли мне оставаться с Алым Кругом?». Я дал вам набросок, и если это не для вас – отлично. Это очень, очень хорошо.

Кихак

Я вставлю одно примечание о Кихаке. Калдре и Линда обращались к этому ранее.

Кихак – это, как теперь говорится, Прикладное Сознание. Что я попросил сделать персонал Кихака – чтобы Кихак все еще был нашим «духом в движении», но мы будем собираться вместе дважды в месяц для проживания, обсуждения – не обсуждения, я буду говорить – проживания и углубления в каждую из тех вещей, о которых я сейчас говорил.

Кихак дает вам шанс принять решение, что мы будем работать вместе, вы и я, на персональной основе в течение года. Да, мы проводим групповые встречи, но это лишь верхушка айсберга. Когда вы становитесь частью этого, вы практически говорите, что хотите, чтобы я был рядом каждый день. Звучит хорошо до завершения второго дня (смех), потому что я действительно кого-то провоцирую.

ЛИНДА: Правда?

АДАМУС: Еще кого-то раздражаю.

ЛИНДА: Ух ты.

АДАМУС: Но я постоянно говорю: «Отпустите. Перестаньте над этим работать. Перестаньте прилагать усилия. Перестаньте…». Если есть боль, значит, есть сопротивление. Есть причина. Вы чему-то сопротивляетесь. Поэтому заткнитесь, сделайте глубокий вдох и позвольте. Это так просто.

И моя работа – я Упроститель. Я главный Упроститель в работе с вами, потому что вы будете отвлекаться. Вы будете очень всё усложнять. Вы привнесете много хаоса. Вы перегрузите себя, и приду я со своей Упрощающей палкой – похожей на эту (молоточек Эйнат для поющих чаш), но длиннее – я помогу вам упростить. Я скажу: «Ты упростишь или получишь одну из них». Ммм. Итак…

ЛИНДА: Интересно.

АДАМУС: Интересно. Да. Это мой Упроститель. Я могу забрать ее насовсем? (обращается к Эйнат) Спасибо.

Итак, мои дорогие друзья, это куда мы направляемся с Кихаком. С моей точки зрения вы не должны присоединяться к Кихаку, чтобы быть хорошей Шамброй. Вовсе нет. Кстати, я действительно хочу, чтобы вы спросили себя, нужно ли вам участвовать в нем только потому, что мы говорим о нем здесь. Это должно быть правильно для вас. Я хочу, чтобы вы действительно в это вчувствовались.

На самом деле, я бы… могу я отослать тебя на минуту? (Линда тяжело вздыхает и уходит в дальнюю часть комнаты) На самом деле, я бы не советовал вам вдруг присоединяться к этой Кихак группе, потому что это очень, очень интенсивно и стоит много денег, и это большое обязательство. Так что я бы туда не запрыгивал. И причина, по которой я бы вам этого не советовал, прежде чем пригласить вас, в том, что вы запрыгиваете туда – «Оооо! Я потрачу все эти деньги и исправлю свою жизнь» - нет, нет, нет, нет, нет. Не исправите. Если вы делаете это по этой причине, это навредит. Это будет грубо. Это будет для вас суровый год.

Если вы делаете это потому, что действительно чувствуете, что хотите пройти через важное обновление, изменение, которое порой будет очень трудным, и затем я приду и попробую упростить это для вас, тогда подумайте над этим. Но вчувствуйтесь в это. Вчувствуйтесь очень глубоко.

Это прекрасное путешествие длиной в год со многими другими по всему миру, но порой – не в процессе наших сессий, а в другое время, это может быть очень – как бы ты сказала, дорогая Линда – немного подавляющим. Да. Хороший способ это выразить. Спасибо.

Хорошо, следующее. Мы проведем мераб рано или поздно. (Линда показывает что-то, что она принесла для Адамуса) Она пытается подкупить меня печеньем.

Я понимаю, что нам начинает не хватать времени И нам его хватает. Да, мы все закончим. Да. Будет это 10 минут, 20 минут, 30 минут – не важно.

Миры вокруг вас

Следующая тема. Вокруг вас сейчас есть миры. Вокруг вас существуют миры. Вот почему я говорю – что здесь и чего нет? Вокруг вас существуют миры, восхитительные миры – не только бабочки, феи и тому подобное – но миры чувственного, творческого опыта, и они все вокруг вас. Они не где-то там. Они прямо здесь. Это ваши множественные миры, но есть также другие, неописуемые в человеческих словах или для человеческого разума.

Но все же вы их не видите. Вы говорите: «Но где они? Я ничего не вижу. Я ничего не чувствую». Понимание, что вокруг вас существуют миры – это, в конечном счете, вопрос позволения, и в этом, в движении в эти сознания, вы будете порой чувствовать, будто сходите с ума. И, вероятно, в действительности это хороший знак, поскольку это разрушает множество старых ограничений, преград. Существует так много миров, и у вас к ним такая страсть. Я это знаю. У вас такая страсть…

Позвольте, я скажу так. Это как жить в пещере в ожидании увидеть восход – и вы не увидите. Вы можете думать о восходе и закате. Вы можете думать о грозовых тучах. Вы можете думать о ветре. Но вы живете в пещере, это всего лишь мысль.

Существует глубинное знание, что есть что-то, простирающееся за пределы пещеры, чувство, глубокая страсть. Но пока вы не выйдете из пещеры, вы не увидите рассвет. Довольно очевидно. Довольно просто.

И кто-то скажет: «Давайте просто выйдем из пещеры». Но я хочу, чтобы вы предположили, что за входом в пещеру. Иисус, например, и он рассержен. (смех) Но не тот Иисус, ваш Иисус и Иисус массового сознания. И там тигры, там динозавры, там люди, которые раньше причинили вам боль, там мины-ловушки, там неожиданности, там змеи и насекомые. И все ваши страшные сны, все ваши плохие опыты – прямо там за этим входом.

Поэтому когда кто-то говорит: «Черт, давайте просто выйдем из этой пещеры и увидим восход», вы в пещере по определенной причине. В этой пещере нет двери. Вы это знаете. Но еще там много препятствий. Поэтому вы остаетесь в этой пещере, говорите о восходе и пытаетесь его почувствовать, но через какое-то время даже эти ощущения исчезают. Остается бесчувственность.

Затем вы пытаетесь улучшить пещеру. Вы рисуете на стенах. Вы ее немного подметаете. Вы пытаетесь ее прокопать, сделать эту пещеру более просторной. Потом вы все время удивляетесь, почему вы просто теряете страсть к жизни. Вы говорите: «Мне никогда этого не понять». Поэтому вы возвращаетесь к раскапыванию, уборке и наведению еще немного большего порядка в пещере, пока практически не забываете о восходе.

Восход здесь. Мы выйдем из этой пещеры. Мы войдем в Иисуса, в ваших демонов, в ваши страшные сны, во всех людей, причинивших вам боль, и вы это почувствуете. Вы ощутите весь страх, и ужас, и все остальное. Это поднимет все на поверхность, и мы пройдем через это, потому что это будет «И». И. «И я увижу восход. Увидимся в пещере, когда вернусь. Эй, кстати, здесь нет двери. Здесь нет двери». Ух! И они все стоят внутри «Нет, он сумасшедший. Она сумасшедшая». Нет, идем смотреть восход.

Вокруг вас существуют миры, прямо сейчас, но когда вы живете в этой пещере, когда вы боитесь из нее выйти, боитесь сойти с ума, боитесь своих фобий, боитесь своих зависимостей, боитесь себя, вы можете стоять на самом пороге, на входе в эту пещеру. Вы можете стоять там и не перешагнуть его.

Я буду вас провоцировать, злить и делать, все, что в моих силах, развлекать вас – все, что потребуется, чтобы вы сказали: «Это больше не имеет значения. Мне все равно, что я сойду с ума. Мне все равно, что мое тело развалится к чертям. Мне все равно, что я проиграю. Мне все равно, потому что это все одно большое «И». Вот и все. Одно большое «И». Страхи, фобии, радость и чувственность И это просветление и глупость. Это «И». Это все перечисленное – жизнь в пещере и вне ее. Это, друзья мои, реализация.

Давайте сделаем огромный глубокий вдох. Охх! Ммм, мм, мм. Я чувствую, это куда-то движется. Хм. Хорошо.

И теперь, с прекрасным музыкальным сопровождением – на самом деле, много музыки и немного разговора. В этой красоте, давайте проведем мераб, или как бы мы ни захотели это назвать. Давайте сделаем мераб.

Сделайте хороший глубокий вдох и приготовьтесь. Приглушите свет, и все, смотрящие онлайн, пожалуйста, присоединяйтесь к нам в этом мерабе. Вы также здесь. Вы здесь с нами в Луисвилле, Колорадо.

ЭДИТ: Могу я задать маленький вопрос?

АДАМУС: Ты хочешь разрушить этот прекрасный момент вопросом, на который ты уже знаешь ответ?

ЭДИТ: Да.

АДАМУС: Давай. Микрофон.

ЭДИТ: Я задумалась…

АДАМУС: Микрофон. Нам нужен микрофон. Да. И придется снова включить свет. Мы все вернем как прежде. Да.

ЭДИТ: В чем разница меж…

АДАМУС: Не могла бы ты встать?

ЭДИТ: Да, конечно.

АДАМУС: Хорошо.

ЭДИТ: В чем разница между «И» и иллюзией?

АДАМУС: А! Хороший вопрос. «И» и иллюзия – в чем разница? Я спрашиваю тебя.

ЭДИТ: Я первая спросила. (смех)

АДАМУС: Я спросил второй, третий, четвертый, пятый, шестой, седьмой, восьмой, девятый, десятый и так далее. Я занял все остальные числа. Итак…

ЭДИТ: Ни в чем.

АДАМУС: Ни в чем. Ни в чем. Нет истины, друзья мои – не так, как бы вам хотелось думать. Нет единственной истины, если истина и есть, это «И». Все истинно. Нет разницы между иллюзией и реальностью. Она только в том, насколько больно с этим столкнуться.

ЛИНДА: Оу.

АДАМУС: В самом буквальном смысле, потому что это иллюзия. Эта стена – абсолютная иллюзия. Но если вы хотите с ней столкнуться – если вы столкнетесь с ней в этом измерении – будет больно. Но затем вы все равно исцелитесь. Другие иллюзии не столь материальны, но они не более и не менее иллюзорны. Есть единичность, которая говорит: «Если это плотное, это реально. Если нет, этого не существует». Но, конечно, мой ответ на это, особенно из моих писательских дней – а как же любовь? У нее нет массы. Ее нельзя налить в стакан, но все же она ранит больше, чем удар головой об стену. Ах, да. Хорошая мысль, правда? (небольшой смех)

Но что реально? Что иллюзия? «И». Все реально, и все иллюзия. Ничто не реально, но ничто и не ложно. Это снова вопрос «И». Ты осознаешь, что эта игра роли Эдит – иллюзия. Это интересная игра И это намного большее. Не значит, что Эдит становится чем-то большим. Это Эдит И твои другие миры. Да. Ты бы хотела туда отправиться?

ЭДИТ: Я не могу ответить.

АДАМУС: Ты не можешь ответить. Это лучше, чем сказать «я не знаю». (Адамус посмеивается)

ЭДИТ: Мне не придется идти в ванную?

АДАМУС: Я не могу… идти в ванную. Я отведу тебя в ванную.

ЭДИТ: Нет.

АДАМУС: Прошу.

ЭДИТ: Нет.

АДАМУС: Я давно не отводил леди в ванную. (Адамус посмеивается) Я пойду, если пойдешь ты.

ЭДИТ: Нет.

АДАМУС: Я пойду, если пойдешь ты. Ты первая. Я за тобой.

ЭДИТ: Почему?

АДАМУС: Потому что ты должна. Я не хочу ставить тебя в неловкое положение перед всеми.

ЭДИТ: Я не должна идти в ванную. Нет, я не хочу.

АДАМУС:О, она не хочет идти – теперь она не должна идти. «И». Это как ты идешь, ты не идешь – И – одновременно. Хорошо.

Теперь можно… Эдит? Хорошо, давайте приглушим свет. (Адамус смеется)

Чувственный мераб

Хорошо, глубокий вдох. Глубокий-глубокий вдох.

И прежде, чем начнется музыка, я хочу задать вам вопрос, и я выключил свет, так что вы не смутите ни меня, ни себя. Когда в последний раз у вас был действительно, действительно хороший чувственный опыт? Когда? (кто-то говорит «Мгновение назад», Адамус смеется) Кто-то в конце комнаты без штанов говорит «Мгновение назад». (смех)

САРТ: Это может быть в этой жизни?

АДАМУС: Да, в этой жизни. Позвольте я снова начну острить. Хорошо. Еще какие-нибудь замечания из зала? Кому-нибудь нужно в туалет или, знаете…хорошо.

Давайте сделаем глубокий вдох и войдем в этот момент.

Чувственный опыт. О. Знаете, это как гигантская волна, как огромное переполнение, в каком-то смысле, как сильный ветер чувственного опыта в вашей жизни. Это тот чувственный опыт, который вы можете ощущать всем своим телом. Он успокаивает разум, и разум чувствует себя в гармонии. Это настоящий вал чувственного опыта. Рискну сказать, что такое было довольно давно или не очень часто.

(начинается музыка)

Иногда с этим связано даже чувство вины, потому что вы должны быть конфигурированы. Мне нравится это слово. Вы должны быть конфигурированы. Но огромный чувственный опыт, который вас охватывает, и он может быть сексуальным, да. Полагаю, можно спросить, когда последний раз кто-либо из вас испытывал действительно хороший оргазм?

ГЕРХАРД: Прошлой ночью. (смех Адамуса, несколько смеющихся в зале)

АДАМУС: Хорошо, остановите музыку, включите свет, и поговорим об этом. (смех) Шучу. Хорошо, а до этого, друг мой?

ГЕРХАРД: Позапрошлой ночью. (громкий смех)

АДАМУС: А до этого?

ГЕРХАРД: Я не помню.

АДАМУС: Она улыбается. Она улыбается. Хорошо. Молодец.

ЭЙНАТ: Это странно. (Адамус смеется)

АДАМУС: Молодец.

Не очень часто, я бы сказал, было ли это прошлой ночью или когда-либо еще, не очень часто.

И, продолжая эту череду вопросов, когда последний раз вы испытывали хороший ментальный оргазм? Что, вы сейчас пытаетесь понять, как можно испытывать ментальный оргазм? Как так получилось, что никто вам об этом не сказал? Да, ментальный оргазм. Это не то, когда вы складываете все вместе и все понимаете. Это когда ничего не имеет значения. Это хороший ментальный чувственный оргазм. Ощущение такого комфорта, что вы могли бы сказать: «Это не имеет значения. Мне не нужно оставаться конфигурированным. Я могу это отпустить».

Понимаете, какое это облегчение для вашего разума – вашего бедного разума – когда вы говорите: «Мне не нужно все это понимать. Я никогда не пойму. Это не записано в договоре. Это не часть контракта. Мне не нужно этого понимать». И это никогда не будет логичным. Это никогда не будет иметь смысла, никогда, никогда.

Мастера все это обнаружили. О, они так усердно старались – философы – пытаясь найти во всем смысл, а его нет. И затем вы можете применить И – «И» станет глаголом – когда вы можете применить И, это перестает нуждаться в смысле. Это даже не важно.

Затем вы начинаете испытывать оргазмы разума. Оргазм – это освобождение, освобождение от конфигурации, освобождение от норм. Иногда он так силен, потому что все было заперто внутри. Освобождение огромно. Огромно – используя слово Линды.

Когда в последний раз вы испытывали оргазм духа? Мне нравится наблюдать за вашим разумом, когда вы играете с этим – «Как дух испытывает оргазм?». Похоже на Спока. (Адаму смеется) Он настолько внутренний, что с трудом можно сказать, но что-то важное происходит внутри.

Оргазм духа, освобождение, расконфигурирование духа, освобождение от всех религиозных и даже духовных убеждений, потому что они в действительности являются застоем духа – религия и философия, убеждения.

Когда последний раз вы испытывали духовный оргазм? Может быть, и было несколько опытов с какими-то осознаниями, озарениями, одни из тех моментов «аха», понимаете, но не достаточно.

Это должно быть постоянно. Физический, ментальный, духовный оргазм Тела Сознания означает полное осознание, открытие, освобождение, радость, изливающиеся наружу.

Когда последний раз вы испытывали одну из тех больших чувственных волн просто знания? Не ментального, не пытаясь что-то понять, а просто позволяя знание до такой степени, что оно почти что сбивает вас с ног? Не очень часто.

Вы этого заслуживаете.

Когда последний раз вы испытывали переполняющую волну, прекрасную волну мудрости – чувственной мудрости – где только чувства и больше ничего. Никаких слов. Не «Как же я умен», а волна мудрости. Чувственное ощущение «Я Знаю, что Я Знаю. Я не знаю, как я знаю. На самом деле, это не имеет значения. Мне даже не нужно пытаться узнать».

Но, знаете, все это, мои дорогие друзья, все это должно быть обычным, постоянным. Не изредка, не физический оргазм раз в три года, не размышления о том, что такое ментальный или духовный оргазм, они должны быть постоянно.

Я знаю, вы можете это чувствовать. Я знаю, вы этого хотите. Можете ли вы это позволить?

Это никак не связано с «Ну, я слишком занят» или «Я забочусь о других». Нет. Это все оправдания. Это макио. Оправдания, чтобы не дать себе то, что, по моему мнению, вы заслуживаете.

Это мудрость, это не размышления.

Это позволение чувственности своего тела, без сдерживания и ограничения.

Это чувственная волна позволения, а не ограничение и оценка.

Чувственная волна вас самих. Чувственная и необходимая.

Когда последний раз вы испытывали одну из этих переполняющих волн, которые входят в ваше тело, в ваши мысли, в ваши мечты, в ваше сердце?

Это должно быть естественным. Это должно быть потоком. И это то, что вы можете позволить.

Чувственность означает осознанность на каждом уровне. Я говорю о сознании. Сознание – это осознанность, но чувственность – это когда осознанность, можно сказать, применяется и проживается.

Чувственность… это когда сознание действительно проживается.

Вы не можете подделать чувственный оргазм. Вы не можете его потребовать, заставить его произойти. Вы можете его позволить. Вы не можете мысленно заставить себя испытать его. Но вы можете открыться и позволить, принять его.

Давайте сделаем это прямо сейчас.

Мы здесь не пытаемся конфигурировать чувственность. Просто позвольте.

Сделайте хороший глубокий вдох.

Пока играет музыка, освободите себя.

Освободите себя.

(длинная пауза)

Чувствуете ли вы, как взаимодействуете с самим собой, без слов? Только через эту чувственность.

Я говорил вам раньше, что сознание, куда мы направляемся, также связано с общением. Я говорил вам, что мы общаемся – я говорю с вами, дорогая Линда из Исы говорит, Герхард, Эйнат общаются через прекрасный музыкальный резонанс – но можете ли вы услышать настоящее общение? Я говорю не об общении мыслей в вашей голове с вами, а о Вас с вами. А, это чувственно. Это очень чувственно.

Прислушайтесь. Прислушайтесь к этому чувственному выражению, происходящему внутри вас на каждом уровне, в «И».

(длинная пауза)

Сделайте хороший глубокий вдох.

Сколько времени прошло с тех пор, как вы испытывали эту глубоко-глубоко личную волну внутреннего чувственного опыта в теле, в разуме, в духе, в Я Есмь? Вероятно, очень много.

Когда я спросил вас ранее, какими были прошедшие два месяца этого года, я бы осмелился сказать, что, пожалуй, может быть последний год или пять лет, в некотором смысле. Просто недостаток чувственности, ощущения, осознанности на глубоких уровнях, творчества, мудрости, Я Есмь.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох.

Что это был за день. Что это был за день. Особая благодарность Мастеру Джи и Эйнат.

Вероятно, под конец дня вы задаетесь вопросом, поэтому я отвечу. Возможно вы спрашиваете: «На что это похоже, когда Адамус занимается любовью?». (Адамус поворачивается спиной и обнимает сам себя, смех)

С этим, мои дорогие друзья, помните – все хорошо во всем творении.

Спасибо. Благословляю всех вас. (аудитория аплодирует)


____________________________________________________________
Оригинальный англоязычный текст на сайте Алого Круга
Русский перевод: SaLexx & SafIra

Ответить