06/12/2014 - Серия Кхаризма Шоуд 4 "Кхаризма 4"

Август 2014 - Август 2015
Ответить
Аватара пользователя
SaLexx
****
****
Сообщения: 80
Зарегистрирован: 20 фев 2013, 11:04

06/12/2014 - Серия Кхаризма Шоуд 4 "Кхаризма 4"

Сообщение SaLexx » 10 дек 2014, 17:21

МАТЕРИАЛЫ АЛОГО КРУГА
Серия Кхаризма

ШОУД 4: «Кхаризма 4» - АДАМУС СЕН-ЖЕРМЕН
ченнелинг через Джеффри Хоппе

Представлено Алому Кругу 6 декабря 2014 года
http://www.crimsoncircle.com

Перевод и субтитры: SaLexx & SafIra
____________________________________________________________
Видео
____________________________________________________________
Текст


Я Есмь То, Что Я Есмь, Адамус Сен-Жермен .

Добро пожаловать, дорогие друзья. Жизнь хороша. Жизнь хороша. Ах, давайте это глубоко вдохнем.

Жизнь хороша и легка. Правда. Правда. Мы поговорим сегодня о том, почему она иногда оказывается сложной, почему иногда вы делаете ее сложной, но на самом деле она довольно легка.

Я хочу попросить вас почувствовать на мгновение, пожалуйста. Жизнь легка.

О, вы можете найти тысячу причин, почему это не так. Вы можете рассказать мне о своем прошлом. Вы можете поделиться со мной своими заботами о будущем, но она легка. В самом деле.

Вопрос, который у меня для вас есть – можете ли вы с этим справиться? Э.. прежде чем вы ответите, я хочу, чтобы вы действительно в это вчувствовались. Сможете ли вы справиться с жизнью, если она легка, изобильна, свободна и разнообразна? Сможете справиться? (кто-то шепчет «да»)

Вы говорите «да», но факты доказывают обратное. (смех) Я просто говорю. (Адамус смеется)

Мы что, потеряли людей в первом ряду? (есть несколько пустых стульев) Им сказали ... Линда, ты их спугнула? Никого впереди ... (кто-то пересаживается в первый ряд) Спасибо. Я не кусаюсь. Я плююсь. (смех) Я дышу огнем, но не кусаюсь. Кто-нибудь еще? Первый ряд. Первый ряд. Спасибо. Да. Э.. не сюда с твоими ушами. (у кого-то на голове оленьи рога, которые могут загораживать камеру)

ЛИНДА: Через одно кресло.

АДАМУС: Через одно. (Адамус смеется)

ЛИНДА: Спасибо. Спасибо.

АДАМУС: Да. По техническим соображениям. (смех) Жизнь легка, но вы должны осознавать. Да. (он садится на один из стульев в первом ряду) Этот для меня. Да. (смех) О!

ЛИНДА: Нет, нет. (пришел кто-то еще, чтобы там сесть)

АДАМУС: Прости, пожалуйста. Конечно же, он твой. Спасибо. (обращаясь к женщине с рогами) Из-за твоих рогов наверху, ты не можешь сесть туда.

Жизнь проста и хороша, и именно к этому мы движемся. Вот куда мы движемся.

И это звучит красиво. Вы говорите: «О да! Вот чего я хочу». Но чтобы попасть туда, мы должны кое-что отпустить. У нас должно быть видение – видение! – того, что жизнь легка, что так и есть.

Мы не должны попадать в очень плотное притяжение массового сознания. Это на самом деле легко, но поначалу – это некомфортно.

Приветствую всех, кто слушает онлайн. Разве вы не любите праздники? Разве вы не любите красоту праздников? Так что, давайте сделаем хороший общий план сцены (обращаясь к съемочной группе). О, Линда, ты можешь остаться сидеть. Ты – часть естественной красоты. Да.

ЛИНДА: О, ты сегодня покорил мое сердце. Ооо. (некоторые аплодисменты)

АДАМУС: О, я люблю праздники. Всегда любил. Я, как правило, прихожу чаще, а не только на Шоуды, но и к вам. Я, как правило, больше присутствую в праздники, потому что вы немного легче, немного проще. Праздники – это время – наверное, сейчас единственное оставшееся время, когда люди верят в магию. Они верят, что происходит что-то особенное. Они смотрят какие-то грустные, слезливые – некоторые назвали бы их второсортными – праздничные фильмы. Но я люблю сидеть с вами, когда вы смотрите «Эту замечательную жизнь». Да. Да. Вы, я, попкорн, ваш носовой платок, мой шарф и много слез. (некоторые смеются)

Я люблю праздники, потому что так часто они напоминают вам о прошлом, когда всё на планете действительно было гораздо более магическим. Многое из того сейчас ушло. Это ментальная эпоха.

Вы можете ... пожалуйста, устраивайся поудобнее (приглашает Линду обратно на свой стул). И ... Сандра, я действительно должен напоминать тебе каждый раз? (Адамус смеется) Кофе со сливками, пожалуйста, без козьего молока. (некоторые смеются)

Такой волшебный, этот конец года. Может быть, это потому, что вы упорно трудились в течение года, и в стрессе, сомнениях проводили изнурительные часы на работе, которой вы, может быть, даже не довольны, общались с родственниками – ну, в праздники вам это тоже приходится делать – но такое волшебное время года, когда вы просто немного снижаете степень защиты. Маленькие дети, и даже некоторые взрослые, верят в Санта Клауса. Вы верите в то, что происходит волшебство. Вы верите в чудеса. Чудеса.

Ах, сегодня я проходил мимо, как бы вы сказали, бездомной, стоящей здесь на углу улицы со своей маленькой картонной табличкой, да, и на ней было написано: «Мне просто нужно чудо». Там не было написано: «Мне просто нужны деньги». Это – в первую очередь. Было написано: «Мне нужно чудо». И вы знаете что? Чудеса происходят. Чудеса не исходят из ангельского источника, или Духа, или чего-нибудь подобного. Чудеса – это просто вещи, которые вы иначе не понимаете. Вы не понимаете, как это произошло, и это не имеет значения. Не имеет значения, что вы должны знать подробности о том, как кто-то или что-то пришло в вашу жизнь.

Чудо происходит, когда вы готовы выйти из старых ограничений, когда вы готовы выйти из вашего разума, когда вы готовы выйти из образа, того образа, с которым вы настолько себя отождествляете. Вдруг чудеса случаются, потому что вы более доступны энергиям, которые просто ждут вас. Просто ждут вас. Они все здесь.

Вот почему я говорю, что это легко. Я использую этот термин «Касама», который некоторые могли бы перевести как слово «Кисмет», что означает судьбу, но не обычную линейную судьбу. Касама – это судьба души.

Мы говорили об этом недавно в Кихаке. Судьба ... (Сандра приносит кофе) Серьезно? Бумажный стаканчик для вашего предводителя?! Бумажно – пластиковый стаканчик. Пожалуйста! Пожалуйста.

ЭДИТ: О, господи! Не выпендривайся! (смех)

АДАМУС: Нет. Я расскажу тебе историю, Эдит. Я расскажу тебе историю. Пожалуйста (Сандре), керамический, по крайней мере. Лучше хрустальный. Да. (Адамус смеется) Я расскажу тебе историю, дорогая Эдит. Ты слышала это частично от Калдре (во вступительной части), но это чистая правда.

Лодка на Ниле в доке не подходила мне по резонансу. Мы могли бы все сидеть там, все 70 человек, сидеть в лодке и терпеть шум, терпеть дискомфорт, но зачем? Зачем? Было настолько проще сказать «Передвиньте лодку». Это очень просто – «Передвиньте лодку».

«Кофе в керамической чашке». «Я Есмь То, Что Я Есмь». «Изобильная Жизнь». Почему бы и нет?

Почему, Эдит, которая высказалась и сейчас получает основной удар моей энергии. Почему, Эдит, ты уже смирились с чем-то меньшим, чем лучшее для Эдит? Почему? Нам понадобится микрофон. Давайте не будем терять время. Мне нужен мой кофе, микрофон. Готовьте доску. Микрофон. Да. Пожалуйста, пожалуйста, не рвитесь все сюда, чтобы мне помочь.

ЛИНДА: Боже упаси!

АДАМУС: Итак, Эдит, почему ты миришься с чем-либо ... поднимись сюда, Эдит, будь добра. Садись на стул.

ЛИНДА: Ооо, ооо!

АДАМУС: Оооо!

ЛИНДА: Оооо!

ЭДИТ: Эдит, рок-звезда мирового масштаба. Уже есть среди Шамбры кое-что, известное как «Фактор Эдит»! (смех)

ЛИНДА: Оооо!

АДАМУС: Садись, пожалуйста. Тебе не нужно стоять. Присядь.

ЭДИТ: В самом деле?

АДАМУС: Видишь?! К теме разговора.

ЭДИТ: Хорошо! Хорошо! Хорошо! (она садится в свое кресло)

АДАМУС: Предложили ...

ЭДИТ: Не знаю, смогу ли я влезть сюда.

АДАМУС: …место короля, а она говорит «В самом деле?»

Итак, Эдит ...

ЛИНДА: Джефф, это пытка!

АДАМУС: Эдит, почему ты соглашаешься на что-либо меньшее, чем самое лучшее в твоей жизни? Почему ты соглашаешься на меньшее, чем лучшее?

ЭДИТ: Это отличный вопрос.

АДАМУС: Я знаю. Я его задал.

ЭДИТ: Хотела бы я знать ответ.

АДАМУС: Oоохх. Ой!

ЛИНДА: Oоохх! (гул и комментарии из зала)

АДАМУС: Ооооо! Я знаю, но было слишком близко.

ЛИНДА: Эдит!

АДАМУС: Это граничит с ...

Эдит, ты знаешь, и в этом проблема. Ты знаешь, но ты отказываешься видеть. У тебя нет видения. Хорошо, если у тебя есть видение, то это видение Эдит.

ЛИНДА: Оооо!

АДАМУС: Передвинь лодку. (Адамус смеется) Мне все равно. Мне все равно, и тебе должно быть. Почему ты здесь, на этих встречах каждый месяц?

ЭДИТ: Потому что я люблю их. Я наслаждаюсь ими. Я верю в них.

АДАМУС: Да.

ЭДИТ: Я верю в просветление, осознанность.

АДАМУС: Хорошо.

ЭДИТ: Полное сознание тела.

АДАМУС: Да, и все остальное.

ЭДИТ: Да.

АДАМУС: Но оно все вовне. Я хочу, чтобы оно было в Эдит в следующий раз, когда мы будем вот так говорить. Я хочу, чтобы оно было воплощено в Эдит.

ЭДИТ: Я думала, что это уже произошло.

ЛИНДА: Ох!

АДАМУС: Не с той Эдит, с которой я говорил раньше! Не с той Эдит, которая принимает что-либо меньшее, чем самое лучшее для себя и своей жизни. И для всех вас, у вас есть маленькая Эдит внутри. (Адамус смеется) У вас всех есть это «позволение чего-либо меньшего, чем самое лучшее». Почему? Почему? Хорошо, мы сегодня поговорим об этом. Какая замечательная установка.

Позволяя меньше, чем лучшее – деньги, здоровье, отношения, дети, – нужно продолжать, или ты поняла? Что-либо меньшее, чем самое лучшее.

ЭДИТ: Я поняла, но жаль, что у меня нет решения.

ЛИНДА: Ммммм.

ЭДИТ: Ну, ты же не хочешь, чтобы я врала, правда?

АДАМУС: Ну ...

ЛИНДА: Я бы соврала!

АДАМУС: ... неким образом ... (много смеха)

ЭДИТ: Ты права, Линда.

АДАМУС: Итак, возникает вопрос ... так вовремя подвернувшийся. Возникает вопрос, Что такое ложь? Что такое ложь, Эдит? Ты говоришь, что не хочешь мне лгать. Я думаю, что ты уже мне лжешь, и, больше того, лжешь самой себе.

Когда ты говоришь, что не знаешь ... извини Крэш. Когда ты говоришь, что не знаешь, ты лжешь, когда говоришь, что ты не хочешь мне лгать, потому что ты уже лжешь. Лжешь, не позволяя себе быть тем, кто ты есть на самом деле. И это так легко. Это так легко, но что-то тебя удерживает. И ты дала мне разрешение быть жестоким с тобой, в случае необходимости, и любящим, когда это необходимо. Ты дала мне разрешение указывать, где ты ослепила себя, закрыла себя. Когда ты говоришь себе и аудитории по всему миру – если ты посмотришь в этот маленький красный огонек на той камере, весь мир смотрит – ты сама дала мне разрешение разоблачать ложь, и ложь – это «Я не знаю». Ты знаешь. И преодолеть это – будет самым трудным для тебя, и самым прекрасным, и это очень легко.

Поэтому, пожалуйста, моя дорогая, пожалуйста. Это сводится, можно сказать, к вопросу достоинства, но это действительно проблема видения, видения, Эдит. И видение – это кофе в фарфоровой чашке. Это мелочь, Эдит, но такая стоящая. (Адамус делает глоток кофе) Ах! (некоторые смеются) Этот опыт чувственного кофе, который просто не может быть получен с бумажным стаканчиком, только с фарфором.

Это «передвиньте лодку» и не беспокоиться. Командовать, не беспокоясь. Калдре, Линда, остальные, Люсия, они переживали, когда я сказал «Передвиньте лодку». Меня не волнуют детали. Они не отражаются на мне. И я не собираюсь идти в какие-либо длительные унылые сомнения о бедной команде и корабле, которые должны делать эту работу, и что скажет капитан, и в рамках ли это правил. Меня не волнует, и тебя не должно. И тебя не должно.

Этот год – этот наступающий год, Эдит – это время реализации. Это время, чтобы все свести воедино. И мой вопрос – тот, что Метатрон спросил давным-давно, ты готова?

ЭДИТ: Я готова...

АДАМУС: Здесь и остановись. Ах, показалось это «но». «Но» ...

ЛИНДА: Что?!

АДАМУС: В твоих словах. В твоих словах, «но».

Три Желания

Эдит, вопрос. Санта-Клаус настоящий, знаешь? Нет, Санта-Клаус реален. Всякий раз, когда есть вера массового сознания во что-то – в дьявола. Дьявол – очень реален, потому что достаточное количество людей верят в него. Они его создали. Он отчасти вызван массовым сознанием. Так же, как и Вознесенные Мастера могут создать коллективную душу, очень легко. Так что если достаточное количество людей верят в Санта-Клауса, Санта-Клаус реален.

ЭДИТ: Правильно.

АДАМУС: И он может проявиться. Я говорю не просто о реальности как в вере достаточного количества людей, но я говорю о том, что Санта-Клаус на самом деле проявляется. И происходят чудеса, и волшебство Санта-Клауса и эльфов. Это действительно происходит.

Так что, Эдит, зная это, у тебя есть три желания Санта-Клауса. Что ты попросишь? Три желания.

ЭДИТ: Жизнь амио.

АДАМУС: Жизнь амио. Ладно.

ЭДИТ: Великое и славное изобилие и богатство.

АДАМУС: Хорошо.

ЭДИТ: Великое и славное крепкое здоровье.

АДАМУС: Хорошо.

ЭДИТ: И великое ...

АДАМУС: Э… три. Три. (Адамус смеется)

ЭДИТ: Ой.

АДАМУС: Не испытывай свою удачу с Санта-Клаусом!

ЭДИТ: Ох, мудрость. Я хотела бы больше мудрости.

АДАМУС: Санта-Клаус не идиот! Он может считать до трех. (смех в зале).

Ладно, жизнь амио. Он не может тебе этого дать. Ты должна дать это себе сама. Это проще, на самом деле, чем Санта-Клаус дал бы ее тебе.

Бурное изобилие – Санта-Клаус действительно в этом может помочь, потому что после того, как ты его позволила, оно просто продолжает прибывать. Не имеет значения, Иисус это, или Санта-Клаус, или я, или кто-то еще, мы будем продолжать приносить подарки. Мы будем продолжать приносить энергию. Мы поможем привнести энергию бурного изобилия. Да.

И здоровье. Здоровье. Ах, да. Оно в основном зависит от тебя. Санта-Клаус не имеет на него особого влияния. Но оно в основном зависит от тебя.

ЭДИТ: Я думала, что все зависит от нас, что мы мастера – создатели.

АДАМУС: Вы и есть. Вы есть. Но при этом энергии часто приносятся другими. Тело вроде как ваше. Вы приносите эти энергии. Много других вещей приходит извне. Тело – это очень личное. И я дам вам эту подсказку: не работайте над исцелением вашего тела. Правда.

ЭДИТ: Я не работаю.

АДАМУС: Я знаю.

ЭДИТ: Оно исцелено.

АДАМУС: Оно исцелено. Ну, это на самом деле ... мы будем выходить за пределы того физического тела, что вы знаете сейчас. Мы пойдем в тело света. Так что мы как бы выходим за его пределы. С телом света, оно не обращает внимания на старое физическое тело. Мы не будем латать старое – ни «старое тело», ни «вас» – но тело, к которому вы привыкли. Так, хорошо. Спасибо. И спасибо за то, что терпишь меня.

ЭДИТ: Я люблю тебя, и я тебя терплю.

АДАМУС: Спасибо. Спасибо. (некоторые смеются)

Итак, дорогая Линда ... (аплодисменты аудитории) Спасибо.

Давай продолжим, если ты не против, к аудитории, пожалуйста. Санта-Клаус. У вас есть три желания. Что вы попросите? Три желания. Будь добра, встань. Да.

РИКИ: Мои три желания это ... я стараюсь не повторить то, что сказала Эдит.

АДАМУС: Да. Не правда ли, это трудно, каждый просто хочет повторить то, что говорит Эдит. (Адамус смеется)

РИКИ: Конечно.

АДАМУС: Цитируют Эдит. Да.

РИКИ: Ну ...

АДАМУС: Три желания.

РИКИ: Я хочу, чтобы следующий год был волшебным ...

АДАМУС: Хорошо.

РИКИ: ... когда будут происходить удивительные и чудесные вещи.

АДАМУС: Например?

РИКИ: Для меня – это знать внутри себя, что я – Вознесенный Мастер, и я именно там, где я должна быть, и делаю то, что я хочу делать.

АДАМУС: Хорошо.

РИКИ: Я хочу решить мои семейные проблемы. Я люблю свою семью и все же чувствую, что либо я слишком завишу от них, либо они слишком зависят от меня, и мне нужно быть самой собой. И я хочу быть – просто какие-то личные человеческие вещи – жить в идеальном для меня месте.

АДАМУС: Что это значит?

РИКИ: Это значит, что мы пытаемся понять, собираемся ли мы оставаться там, где мы сейчас живем, или переехать в другое место, или что мы собираемся делать.

АДАМУС: Хорошо. Ладно. Санта-Клаус может помочь с кое-чем из этого, чуть-чуть. В частности, с переездом и реальной физической частью, потому что, как вы знаете, переезд – после того как вы решились, или это пришло к вам, это легкая часть – но физическая часть …и у Санта-Клауса много помощников, которые могут с этим помочь.

РИКИ: Было бы хорошо.

АДАМУС: Да, Да. Просветление, мастерство – полностью зависит от вас. Санта-Клаус не может с этим помочь. На самом деле, я ненавижу сенсационные новости, Санта-Клаус – очень волшебный, но не Вознесенный Матер. (некоторые хихикают, кто-то говорит «Аахх») Его это не волнует.

РИКИ: Поскольку мы создали его, это имеет смысл.

АДАМУС: Да, Да. Да. И не только «мы», но массовое сознание, люди и все остальное. Они не верят в Вознесенных Мастеров. Господи, как же мы шокируем их в следующем году. (Адамус смеется один) Это было смешно.

РИКИ: Да.

ЛИНДА: Ха, ха, ха, ха!

АДАМУС: Они не верят в это, но это случится. Хорошо. Спасибо тебе огромное.

ЛИНДА: Еще?

АДАМУС. О, да. Это только разминка. Три желания от Санта-Клауса.

СТЕФАН: Ну, у меня могли бы быть три желания. И одно желание – иметь еще три желания, когда я захочу. (смех)

АДАМУС: На самом деле, у Санта- Клауса есть маленькая оговорка. У него есть оговорка. Да, вот почему его зовут Клаус (игра слов: звучание имени «Claus» и слова «clause» – «оговорка» в английском языке очень похоже – прим. перев.). Нет, у тебя есть три. Первое желание – не значит еще 20. Он не дурак. Ты понимаешь, насколько он был бы связан? Нет, у тебя есть три. Посчитай их.

СТЕФАН: Ладно, шанс моей жизни. Ладно.

АДАМУС: Да. Видишь ли, потому что причина очень проста. Если бы вы загадывали бесконечное число других желаний, тогда вы никогда не действовали согласно им. Вы бы сказали: «У меня целый мешок, полный желаний, и теперь я не должен ничего делать». Ты сейчас в центре событий. У тебя три желания, и осталось около 42 секунды, чтобы ответить на вопрос, или ты потеряешь свои желания. Это настолько просто!

СТЕФАН: Одно желание – я жду решения по моей грин-карте. Я хочу знать, если это ... это должно случиться в любой день, так что было бы ...

АДАМУС: О, это произошло. Ладно.

СТЕФАН: Ладно. Хорошо.

АДАМУС: Мы закончили с этим.

СТЕФАН: Круто!

АДАМУС: Это сделано. Разве это не здорово?

СТЕФАН: Мне это нравится!

АДАМУС: Просто вот так. Я этого не делал.

СТЕФАН: Да, до приезда сюда.

АДАМУС: Я на него повлиял, или я привнес его в твое видение. Так, хорошо.

СТЕФАН: Еще одно будет практическим, вроде продажи одной из моих компаний ...

АДАМУС: Хорошо. Хорошо.

СТЕФАН: ... за немалые деньги.

АДАМУС: Хорошо. Я рад, что ты это уточнил. Хорошо. Итак, получение прибыли.

СТЕФАН: Да.

АДАМУС: Хорошо. Ладно, сделано. Сделано.

СТЕФАН: Замечательно.

АДАМУС: Да.

СТЕФАН: Что еще?

АДАМУС: Время уходит.

СТЕФАН: Время уходит. Ладно.

АДАМУС: Все, что угодно. Просто придумай что-нибудь. Очень быстро!

СТЕФАН: Эмм ...

АДАМУС: Эээ! (сигналит как таймер)

СТЕФАН: Большой дом в следующем году. Большой дом.

АДАМУС: Хорошо. Большой дом. Большой дом.

СТЕФАН: Пять спален.

АДАМУС: Пять спален. Ты собственник?

СТЕФАН: Да, почему бы и нет?

АДАМУС: Есть еще кто-нибудь с тобой в доме?

СТЕФАН: Да!

АДАМУС: Кто-нибудь еще там живет?

СТЕФАН: Да.

АДАМУС: Куча людей. У тебя коммуна.

СТЕФАН: Куча народу. Коммуна.

АДАМУС: Да, да! И вы сидите вокруг, напевая Кумбайа! Эээ ... (которые смеются) Но это твой дом.

СТЕФАН: Да.

АДАМУС: Да. Хорошо. Поэтому ты можешь вышвырнуть их тогда, когда захочешь.

СТЕФАН: Да. Контролирую я...

АДАМУС: Давай так и начнем. Начнем с того, что это твой дом. Вышвырни всех прямо сейчас.

СТЕФАН: Ладно, это мой дом, и тогда я могу пригласить людей и ...

АДАМУС: В основном нет. (Адамус смеется)

СТЕФАН: Может и нет.

АДАМУС: Я просто пытаюсь тебе помочь.

СТЕФАН: Хорошо.

АДАМУС: Да, потому что есть склонность к своего рода ... тебе нужно собственное пространство.

СТЕФАН: Это правда.

АДАМУС: Да, да. Я знаю, что это правда. Я не стал бы лгать. Но в любом случае...

СТЕФАН: Хорошо, что это мой дом, я могу делать, что хочу. Так что я могу...

АДАМУС: Да, можешь, сам.

СТЕФАН: Точно.

АДАМУС: Хорошо. Ты можешь организовать время от времени званый ужин, но никто не переселяется ...

СТЕФАН: Ты приглашен.

АДАМУС: Да, спасибо. Хорошо. Что на ужин? Что будешь подавать?

СТЕФАН: Что подавать? Хм, филе-миньон, немного красного вина.

АДАМУС: Да.

СТЕФАН: И ... да, и потом ...

АДАМУС: Пока звучит, как скучный ужин. (Адамус смеется)

СТЕФАН: Подробности мы дадим позже.

АДАМУС: Хорошо. Хорошие желания. Они здесь. Они уже произошли.

Теперь, я попрошу тебя вот о чем. Сделай хороший глубокий вдох и действительно воплоти их. Они выполнены, просто вот так. С моей стороны потребовались некоторые призывы, подталкивая, чтобы вывести их на поверхность, чтобы заставить тебя их озвучить и удивиться, что ты действительно можешь это попросить. Безусловно. Ты можешь попросить все, что выберешь.

ЭДИТ: Никаких бумажных тарелок.

АДАМУС: Никаких бумажных тарелок. (смех)

СТЕФАН: Хорошо!

АДАМУС: Я уйду, если будет накрыто на бумажных тарелках.

Итак, все уже сделано, потому что у тебя было видение. Потребовалось немного подтолкнуть, но все уже сделано. И это так просто. Эти физические вещи – дом, продажа дела, грин-карта – так легко. Это действительно желания для Санта-Клауса. То есть, он хорош, ты хорош в этом, а я хорош в помощи вынести это на поверхность, но все это просто происходит.

Так что, начиная с этого момента, не беспокойся о деталях. Не беспокойся о том, как это придет. Ты не создаешь усилий. Ты ничего из этого не планируешь. Но ты находишься в текущем моменте. Когда процесс начинает разворачиваться, когда все начинает происходить, ты находишься там, как грациозный Мастер, просто давая энергиям двигаться. Не блокируя их. Не интересуясь, как это произошло. Не интересуясь ничем, даже если по пути случаются какие-то сбои.

СТЕФАН: Точно.

АДАМУС: Ах! Если вдруг позвонит твой адвокат и скажет: «У нас тут проблема». Ты делаешь глубокий вдох и думаешь, или даже говоришь: «Нет, у тебя проблема. У меня – нет. Все уже сделано, теперь дай ему произойти».

СТЕФАН: Весь год был такой. Это было интересно. Это как: «Ух! Этот год – полный п@#дец!», но потом ты смотришь по-другому, и: «Ух ты! Это волшебно, как все идеально работает».

АДАМУС: Как насчет «и»! Это «и».

СТЕФАН: Да!

АДАМУС: Это был год «мешанины» – мне больше нельзя ругаться в эфире. (Адамус смеется)

СТЕФАН: Санта-Клаус выполнил его желание. Можно!

АДАМУС: Но это был сложный год, и о, какой удивительный год.

СТЕФАН: Да.

АДАМУС: Да. Да. И адвокат звонит и говорит: «У нас есть небольшая проблема с грин-картой» и ты делаешь глубокий вдох и говоришь: «И?»

СТЕФАН: Реши ее!

АДАМУС: «Не моя проблема!» Да. Да, замечательно. Хорошо. Спасибо.

СТЕФАН: Спасибо.

АДАМУС: Хорошо. Еще двое, дорогая Линда.

ЛИНДА: Еще двое?

АДАМУС: Я хочу показать здесь кое-что важное.

ЛИНДА: Хорошо. Я чувствую ...

АДАМУС: Да, три желания от Санта-Клауса, который очень реален. Очень реален. Три желания.

ЛИНДА: (бежит к кому-то) Меня позвали. Меня позвали.

АДАМУС: Да, да. Три желания.

ЛАРРИ: Больше денег! Больше денег! Больше денег! (смех)

АДАМУС: Хорошо, хорошо. Хорошо. Ладно.

ЛАРРИ: Это всё.

АДАМУС: И, мой дорогой друг, это произойдет. Теперь ...

ЛАРРИ: Хорошо.

АДАМУС: Итак, и что ты собираешься с ними делать?

ЛАРРИ: Купить много дерьма. (смех)

АДАМУС: Прежде чем ответить на этот вопрос, вспомни историю, которую я рассказывал, – она будет в моем хите, предстоящей книге-бестселлере «Мемуары Мастера» – об ученике, который взял взаймы у Мастера и вернулся дважды, спустя год, разорившись. Ты будешь таким же, или ты собираешься делать что-то другое, чтобы ... (звонит мобильный телефон, Адамус замолкает и хмурится)

ЛАРРИ: Кого это волнует?

АДАМУС: ... наполнить энергией ... (телефон звонит снова) Я заберу его. Я заберу его. (Адамус смеется)

ЛАРРИ: У кого-то был включен телефон?

ЛИНДА: Не давай ему! Ты с ума сошла?! (смех) Не давай ему!

АДАМУС: Я должен позвонить Санта-Клаусу.

ЛИНДА: (смеется) Выключи и сядь на него!

АДАМУС: Санта-Клаус, Шима была плохой девочкой. Она достала телефон посреди моего выступления. Так что, Санта, вычеркни ее из списка.

Итак, много денег, много денег, много денег. И что ты собираешься с ними делать?

ЛАРРИ: Тратить.

АДАМУС: И?

ЛАРРИ: Тратить!

АДАМУС: И?

ЛАРРИ: Еще немного потратить!

АДАМУС: Хорошо, до тех пор, пока что? Пока ты не останешься без гроша?

ЛАРРИ: Я достану еще.

АДАМУС: Хорошо. Спасибо.

ЛАРРИ: Пожалуйста.

АДАМУС: Спасибо. Да. Да, от моих губ к твоим. Э.. ну, не совсем так, но ... (смех)

ЛИНДА: Oох! Oох! Фуу!

АДАМУС: Хорошо. Хорошо. И, надеюсь, в прошлом я разозлил тебя и многих из вас, раздразнил достаточно, чтобы вы просто пришли домой и сказали: «О! Этот Адамус! Аргггх!» достаточно, чтобы снова заставить энергии двигаться.

Еще одного, пожалуйста.

ЛИНДА: Хорошо.

АДАМУС: Санта-Клаус, три желания. Что вы попросите? Что вы попросите?

ЛИНДА: Ой, подождите, подождите! Мы должны чередовать. Мужчина, женщина; мужчина, женщина. (она хихикает)

ШИМА: О!

АДАМУС: Почему? Это еще имеет значение?

ЛИНДА: Нет. Это всего лишь игра.

АДАМУС: Хорошо.

ШИМА: Я плохая девочка.

АДАМУС: Как насчет просветленный, непросветленный? Просветленный, не ...

ЛИНДА: Ууууу!

АДАМУС: Оооо! (аудитория говорит «Ооооо»)

Продолжай, пожалуйста. Три.

ШИМА: Ну, первое – это я хочу стать просветленной.

АДАМУС: Да.

ШИМА: Но я не думаю, что Санта-Клаус может мне с этим помочь.

АДАМУС: Нет, нет, нет.

ШИМА: Я хочу дом.

АДАМУС: Ты хочешь дом?

ШИМА: Да.

АДАМУС: Хорошо.

ШИМА: Мне нужен настоящий хороший дом.

АДАМУС: Да, да.

ШИМА: В три, четыре спальни.

АДАМУС: Хорошо. Да. Может быть, ты могла бы переехать к Стефану.

ШИМА: Нееет! (они хихикают) Я хочу свой собственный дом.

АДАМУС: Спасибо. Уф! Да. И что-то еще?

ШИМА: Хм ...

АДАМУС: Это сделано. Хорошо. Что еще?

ШИМА: Ну, это личное. Я хочу, чтобы моя творческая сторона действительно взорвалась и вышла на поверхность.

АДАМУС: Почему она еще этого не сделала?

ШИМА: Почему не сделала? (убирает микрофон от лица)

АДАМУС: Да – эй, привет! (Адамус смеется) Эхо, эхо, эхо. (смех) Почему не сделала?

ШИМА: Потому что ...

АДАМУС: Это взгляд оленя в свете фар. (Адамус гримасничает)

ШИМА: ... я была несколько занята обдумыванием своего просветления.

АДАМУС: Разве это не одно и то же? (она смеется) Разве это не одно и то же? То есть, ты размышляешь и над тем, и над другим, вот что я имею в виду. (она снова смеется) Не понимая ни того, ни другого. Но разве это не одно и то же? Твой творческий взрыв, то же что ...

ШИМА: Это начало выходить.

АДАМУС: Начало.

ШИМА: Да.

АДАМУС: Медленно, но верно?

ШИМА: Я этого боялась.

АДАМУС: Почему? Ты должна бояться, что этого не будет.

ШИМА: Ну, понимаешь, когда я услышала в первый раз свой голос, семь лет назад, это было так невероятно, что напугало меня.

АДАМУС: Да.

ШИМА: И я замолчала на семь лет.

АДАМУС: Да. Ты знаешь, что сейчас произойдет, не так ли?

ШИМА: Ну, я снова начинаю петь.

АДАМУС: Да, прямо сейчас.

ШИМА: О нет!!! (смех) Нееет‼ (некоторые аплодисменты) Ну, я просто ...

АДАМУС: Белое Рождество, одна из моих любимых.

ШИМА: Нееет, Нет, Нет, Нет, нет.

АДАМУС: (поет) Я мечтаю ...

ШИМА: Я учу свой ...

АДАМУС: (продолжает петь) ... о белом Рождестве. (аудитория присоединяется) Точь-в-точь как те, привычные мне. Продолжай. Мы все пели, теперь твоя очередь.

ШИМА: Я ненавижу эту песню. (смех)

ЛИНДА: Feliz Navidad! («С Рождеством» – песня на испанском языке – прим. перев.)

АДАМУС: Джингл Беллз. Все, что угодно.

ШИМА: Ладно, вот что. Всю жизнь я пела горлом ...

АДАМУС: Отвлечение!

ШИМА: Нет, это правда!

АДАМУС: Отвлечение. Так просто я не ... пожалуйста.

ШИМА: Нет!

АДАМУС: У тебя 30 секунд.

ШИМА: Я едва нашла, как выражать свой настоящий голос.

АДАМУС: Да.

ШИМА: Но обещаю, что скоро я приду и спою тебе песню.

АДАМУС: Я на это не куплюсь. Скоро – сейчас. Да. Ты хочешь просветления?

(она замолкает, аудитория говорит «Пой»)

Пой! (Адамус смеется) Давай. Жестокая аудитория. «Пой! Пой! Пой! Пой! Пой! Пой!»

ШИМА: Нет!

АДАМУС: Я просто спел. Не хорошо, но я спел. (она смеется)

ЭДИТ: Она просветляется, и она очень творческая. (некоторые смеются)

ЛИНДА: Ты можешь стать следующей, Эдит. (больше смеха)

АДАМУС: Видишь, Эдит – Эдит, ты пытаешься ее спасти.

У тебя есть эта прекрасная возможность в нашем моменте Санта-Клауса, когда другие, просто вот так – щелк! – воплощают дома, деньги, продают бизнес с большой выгодой – щелк! – просто вот так. Это очень просто.

И, что за неуверенность? Ты только что сказала, что осознала свой голос. Я говорю, дай ему выход. Ты сказала, что хочешь прорыва творчества. Я так не думаю. Я думаю, что ты хочешь его обдумать. Я думаю, что ты хочешь с ним поиграть. Я не думаю, что ты хочешь его. Я возьму микрофон. Это – петь, или ничего. (аудитория говорит: «Пой!»)

ШИМА: Feliz Navidad? (аудитория говорит: «Да!») Хорошо. Я постараюсь ...

АДАМУС: А потом мы вступим в какой-то момент.

ШИМА: Ладно. Но это ... я могу начать петь горлом.. Ладно? Так что давайте ...

АДАМУС: Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Теперь, ты видишь?! Ты понимаешь, о чем я говорю?! Ох‼ Я сказал, что это будет так легко, и что жизнь хороша и ...

(она обрывает Адамуса и начинает петь песню на испанском языке; Адамус слушает с улыбкой)

Aаах! (аплодисменты аудитории, и кто-то кричит «Браво», они обнимаются) Спасибо. Ах!

Мне нравится, как мы действительно самовыражались. Мы действительно продемонстрировали, вместо того, чтобы просто говорить, и я понимаю, что иногда мог задеть зону комфорта Линды, твою, но это было настолько просто. Ты только что утверждала, что одним из твоих желаний было творческое самовыражение, этот прорыв и твое просветление. И все-таки, когда представляется возможность: «Ну, давай поразмышляем. Давай об этом подумаем. Давай поговорим».
Это оно

Мои дорогие друзья, вернемся к теме: приверженность. Каждый из вас в этой жизни принял окончательное решение – что это она. Ничего больше. Ничего больше. Вы приняли решение до этой жизни. Вы приняли решение в предыдущей жизни, между жизнями. Когда вы были маленьким ребенком, у вас была эта приверженность – «Это оно, все или ничего». Огонь, полыхающий внутри вашего сердца и в самом вашем существе, который привел вас сюда, это решение – что это та самая жизнь, та самая жизнь. Решимость – что вы не растратите ее, что вы не позволите себе отвлечься. Эта решимость, что это оно – все или ничего – течет в ваших венах. Это большая часть всего, что вы делали в этой жизни. Единственное, что вы делали.

И, мои дорогие друзья, Санта Клаус или нет, Адамус или нет, это здесь. Это свершилось. Вам больше не над чем работать. Вам больше не нужно ничего изучать. Это время реализации того, что уже есть.

Недавно в Кихаке я использовал термин «Касама». Мы испытаем это, все мы, множеством различных способов. Это то, что уже было сделано, уже здесь. Просветление ли это, или пара лишних долларов в кармане, или здоровье, или тело света, все что угодно – это уже свершилось. Это пришло через видение, через стремление. Это здесь. Не где-то там. Эта песня не должна оставаться где-то в будущем. Это выражение творчества, или изобилия, или знания, или простоты не должно быть где-то там, на расстоянии. Не надо бороться. Это уже здесь. Касама – это судьба души.

Я говорил много раз, что судьбы не существует. Не существует рока. В линейных понятиях. Там ничего нет. Нет высшей руки, которая управляет вашей жизнью и заставляет происходить события. Нет совета ангелов или инопланетян, или подземных существ, или даже правительств, которые манипулируют вашей жизнью. Нет внешней судьбы, но есть судьба души. Есть то, что уже внутри тебя, Эдит. То, что уже свершилось.

Деньги – и деньги лишь вершина айсберга – но осуществление. Осуществление.

Мы проделали… Я проделал – мы все проделали – эффективную работу в эти прошедшие пять лет по отсеиванию, отпусканию, выталкиванию тех, кто не имел приверженности. В Алом Круге нет места для тех, кто абсолютно не привержен своему просветлению. Это не интермедия. Это не развлечение. Ну, это развлечение, но… (небольшой смех) Это больше, чем развлечение. Это не просто еще одно отвлечение. Это оно. Это оно.

Как я говорил Калдре и некоторым другим Шамбра, это год, это время, это текущий момент – когда попкорн начинает лопаться. До этого он нагревался. Знаете, как бывает – вы насыпаете попкорн в миску, он начинает нагреваться, и вы думаете, начнут ли ядра хоть когда-нибудь лопаться. Особенно если вы жутко голодные, на дворе поздняя ночь, у вас запущен фильм, и вы лишь хотите, чтобы зерна начали взрываться в творческом оргазме. И…

САРТ: Да! (смех, и еще кто-то кричит «Да!!»)

АДАМУС: Но я говорю, и я начал нашу встречу сегодня, сказав, что на самом деле это довольно просто. И вы все поддержали «Да, да. О, это просто». Но затем, когда это приходит к вам, когда это здесь, готовое реализоваться, у вас находятся отговорки, «но», «давайте подождем», «я не знаю» или что-то еще.

Мои дорогие друзья, Санта Клаус реален, очень реален. Можно сказать, что Санта Клаус внутри вас. Вы помогли создать его своей ребяческой детской верой в Санта Клауса.

Оно уже здесь, и мы идем к реализации этого. Я не хочу больше слышать отговорки, какие бы то ни было «но». Все инструменты уже здесь, осталось лишь позволить себе взорваться в то, что вы есть. Да. Прекрасный взрыв в Себя.

Мы вернемся к этому через мгновение для небольшого обсуждения. А сейчас я хочу рассказать заключительную историю из Книги Первой моих Мемуаров Мастера.

ЛИНДА: Ахх. Книга Первая.

АДАМУС: Книга Первая. Да, да.

ЛИНДА: Оооо.

АДАМУС: Мемуары Мастера. И, пожалуйста, поймите, я называю ее своей книгой, но это наша книга. Это короткие истории для иллюстрации, для демонстрации простых идей.

Поймут ли люди их? Несколько поймут. Может быть даже больше чем несколько. Изменит ли она мир? Мне все равно. Это не имеет значения. Писать истории – это развлечение. Развлечение – резюмировать. Когда я рассказываю, часто вы думаете, не рассказываю ли я, на самом деле, историю о вас. Да. Иногда там есть ваше имя, иногда вы думаете – может, я просто изменил имя. Это наши истории.

Прежде чем мы пойдем дальше, я бы хотел рассказать заключительную историю из Книги Первой Мемуаров Мастера.

И, кстати, Калдре иногда беспокоится, может быть Линда сильно беспокоится – они говорят: «Адамус, это громкое заявление, что книга будет всемирно известным бестселлером». Нет, потому что я не желаю этого. Я не пытаюсь проецировать позитивные – тьфу! – мысли на это, потому что это не работает. Мы это поняли. Прости. Это не очень хорошо работает. (некоторый смех) Я не пытаюсь посыпать это волшебной пылью. Мне очень легко говорить так, потому что я это вижу. Я это знаю. Она уже здесь. Она уже издана. Она уже распространяется по миру как лесной пожар. Она уже переведена на множество языков, издатели выстраиваются в очередь, умоляя Линду о контракте, и она сопротивляется, пока не получает именно то, что хочет.

Это не мысль о желании, и в этом разница. В этом разница с тем, что многие из вас делали в своей жизни – «Я лишь надеюсь, что это здесь. Я буду желать или думать позитивно» - и это не работает. Это не слишком эффективно. Вы просто знаете, что это здесь. Я это вижу, тогда так и происходит.

Это прекрасный способ формировать свою реальность. Я уже это вижу – поэтому это так и есть. Поэтому, в каком бы направлении все не двигалось до этого – это не имеет значения. Может быть, все в вашей жизни шло не так уж хорошо. Это не важно. У вас просто есть видение, и затем все меняется.

Это, в некотором смысле – игра со временем и его отсутствием. О, у нас были такие замечательные беседы о времени в Египте. Такие чудесные опыты нахождения вне времени, когда мы выбирались из сознания ограничений времени и осознавали, что все уже свершилось. Не в будущем. Не через 20 лет, прямо сейчас – и это меняет все. Это меняет прошлое. Все. Все.

О, мой триумф будет, когда кто-то из вас, зерен, действительно раскроется… и я использую аналогию с попкорном, потому что многие из вас, вы хотите использовать метод медленного приготовления. Вы помещаете блюдо в духовку и позволяете ему готовиться около шести часов, пока оно медленно прожаривается. Попкорн – вы его нагреваете, а затем – бум! Он взрывается. Но он взрывается в удивительную, приятную, вкусную хрустящую штуку, какой вы и являетесь. (кто-то говорит «Ооо»)

Да, ооо. (Адаму посмеивается) Итак, мои дорогие друзья, в Египте у нас были чудесные опыты вне времени. И мой величайший момент, когда один из вас подойдет ко мне не с макио-словами, а с настоящим знанием, и скажет: «Я наконец-то понял, что ты говорил о прошлом. Я наконец-то понял, не разумом, но я понял, когда ты говорил, что прошлое – это совсем не то, чем оно казалось, что я запомнил». Когда один из вас скажет: «Знаешь, я думал, что у меня было плохое детство, плохие родители, я делал плохие вещи, принимал плохие решения и сворачивал в жизни не туда». А затем вы вдруг осознали, что это вовсе не было тем, что вы думали. Вы вдруг осознали, что это все еще происходит, это не плохо, и на самом деле, можно сказать, чудесным образом, это никогда в действительности не происходило.

Когда один из вас подойдет ко мне и скажет: «Я только что понял, что ты говорил о прошлом. Я наконец-то понял». О! Один из определяющих моментов. Но, между тем, давайте вернемся к нашей истории.

История

Давайте сделаем глубокий вдох, пока мы переходим к заключительной истории Мемуаров Мастера.

Гарольд любил праздники. Он любил их так сильно, что решил украсить верхушку огромной новогодней елки в большом холле духовной школы. Он пришел туда этим утром до того, как все проснулись, чтобы успеть нанести заключительные штрихи на елку, которая была почти семь метров в высоту. Она была огромной.

Он принес огромную лестницу. Он достал украшения и гирлянды, расставил их вокруг себя, чтобы можно было легко дотянуться, и начал взбираться по лестнице, держа в руках, конечно же, верхушку – прекрасного ангела, хрустального ангела, которого нужно было поместить на вершину ели. И когда он делал последние штрихи на вершине дерева, он услышал, как открылась дверь большого зала, он обернулся посмотреть и увидел, что это был Мастер. Мастер.

И в этот момент, завершая украшение елки, в этот момент, в ранний утренний час, обернувшись, чтобы увидеть Мастера – конечно, вы можете догадаться, что случилось с бедным Гарольдом. Он потерял равновесие. Он кубарем скатился с лестницы, приземлился на ящики с украшениями на полу и из-за этого сломал руку, два ребра, порезал лицо о стеклянные украшения и потерял сознание.

ЛИНДА: Оуууу.

АДАМУС: Мастер стоял в конце комнаты, не чувствуя ни капли сожаления о том, что случилось с Гарольдом, но понимая, что это было идеально для Гарольда.

Мастер подошел к тому месту, где лежало бесчувственное тело Гарольда – все еще держащего хрустального или стеклянного ангела, который был задуман в качестве верхушки на елку, но теперь был разбит, и его осколки впились в лицо – посмотрел, как кровь стекает по лицу, сделал глубокий вдох, вытащил его Айфон 6 – теперь мы рекламируем товары в наших историях (смех) – вытащил его Айфон 6 и набрал 911. Чудесная история, пока.

Дальше мы видим Мастера в больнице у кровати бедного Гарольда, чья рука теперь в гипсе, у которого ужасно болят сломанные ребра, и на чьей голове большая повязка, скрывающая многочисленные швы. И вдруг ученик, Гарольд, начал приходить в себя, как раз когда Мастер вошел в комнату, начал пробуждаться, и Мастер сказал: «Итак, дорогой Гарольд, о чем ты думал? Что происходило в твоем разуме в тот момент, когда ты упал с лестницы? Что происходило в твоем разуме? О чем ты думал?»

Гарольд подумал мгновение, вспомнил инцидент и сказал: «Ну, Мастер, там было слишком много всего. Во-первых – буду ли я жить? С той лестницы было высоко падать. На полу было множество коробок. Выживу ли я? Я уже не молод. Падение долгое. Выживу ли я?». И Мастер сказал: «Да. Что еще?». Гарольд ответил: «Знаешь, я был один в той комнате, заканчивая украшение елки. Я думал о том, что у меня хорошая жизнь. У меня двое замечательных детей. У меня прекрасная жена, я был женат, имел хороший дом. Но я думал, что я сделал на самом деле? Я участвовал в твоем духовном сообществе, Мастер, последние пять лет. Но что я действительно делал? Я отвлекал себя? Научился ли я действительно чему-нибудь? Или я просто кручу колеса? Или это просто отвлечение от жизни, в которой в противном случае мне было бы скучно? Вот о чем я думал».

Мастер сказал: «Идеально. Абсолютно идеально». И он произнес Гарольду: «Знаешь, когда что-то случается – когда ты падаешь, когда происходит несчастный случай, когда случается что-то подобное, всегда возвращайся к тому, что происходит в этот момент в твоем разуме, потому что это и создает ситуацию».

«Вот ты – украшаешь елку на праздник, думаешь о своих достижениях, думаешь о том, хорошо ли ты справляешься со своим духовным поиском. Гарольд, ты думал о своей решимости и о том, был ли ты правдив с собой, был ли ты искренен. И вдруг все выходит из равновесия. Ты потерял равновесие не потому, что я вошел. Я вошел потому, что ты потерял равновесие. Я был идеальным отвлечением, идеальной причиной для тебя обернуться на лестнице, потерять равновесие и упасть. И при этом произошел ряд вещей. Это заставило тебя подумать, действительно ли ты жив? Действительно ли ты жив? И вот ты теперь в больнице, вероятно, благодарен, что не случилось чего-то худшего. Это не навсегда. Ты исцелишься очень быстро. Но тебе придется обдумать свою жизнь».

«Люди интересны, в некотором плане. Очень интересны, потому что, больше чем что-либо, они хотят чувствовать себя живыми, но они не всегда знают как. Люди делают странные вещи, чтобы почувствовать себя живыми, Гарольд, - как падение с лестницы. Ты можешь думать, что это был некий знак свыше, но это не так. Это был твой способ почувствовать себя живым. Конечно, призывая смерть, чувствуешь себя живым. Когда ощущаешь боль, как ты сейчас, это напоминает тебе, что ты жив. Боль забавна в этом смысле. Пока боль трудна и болезненна, она странным образом напоминает тебе, что ты жив».

«Почему люди делают такие вещи, иногда скрытые и болезненные, просто чтобы почувствовать себя живыми? Зачем люди ездят по автострадам на невероятной скорости, на пугающей скорости, просто чтобы получить острые ощущения от жизни? Зачем люди включают музыку так громко, что их уши с трудом могут справиться с этим? Зачем? Потому что это заставляет их чувствовать себя живыми. Этот шум, эта вибрация, эта внешняя сила и энергия, проходящая через их уши, искажающая их разум – она заставляет их чувствовать себя живыми».

«Зачем люди ссорятся с окружающими, с теми, кого они по их словам любят? Потому что это помогает им почувствовать себя живыми. Да, Гарольд, даже ссоры заставляют тебя почувствовать себя живым. Это пробуждает что-то там, что в противном случае было бы просто скучной жизнью, жизнью, в которой думаешь о том, жив ли ты, достоин ли ты, делаешь ли ты что-то важное».

«Зачем люди играют в экстремальные игры? Зачем они намеренно режут себя? Зачем люди принимают наркотики или много пьют, Гарольд? Потому что это заставляет их почувствовать себя живыми».

«Есть намного лучшие способы почувствовать себя живыми, но очень немногие это осознают. Поэтому они прибегают к внешним трудностям. Они делают странные экстремальные вещи, просто чтобы почувствовать себя живыми, потому что нет ничего хуже, нет ничего хуже, чем чувствовать себя мертвым, онемевшим, бесполезным, даже если у тебя все еще есть физическое тело».

«Поэтому они делают очень, очень странные вещи. Твое падение с лестницы, Гарольд, было, в некотором смысле, ответом на твой вопрос самому себе на лестнице: делаешь ли ты что-то значимое в жизни? Действительно ли ты жив?»

«А настоящий вопрос, Гарольд, - позволяешь ли ты себе чувствовать? Позволяешь ли ты себе чувствовать жизнь? Или ты закрываешься от нее? Ты идешь на компромисс? Ты должен всегда удовлетворять запросы окружающих? Сначала отдаешь другим? Так ты не сможешь почувствовать себя живым. Нет. Кстати, когда ты так делаешь, когда ставишь других на первое место, каждый день ты будешь чувствовать себя немного более мертвым, потому что они отнимают энергию, а ты им это позволяешь».

«Когда ты упал с этой лестницы и погрузился в мучительную боль, а затем потерял от боли сознание, - чувство боли заставило тебя ощутить себя таким живым. Разве это не странно?»

«Гарольд, я знаю тебя пять лет. Ты был хорошим учеником. Но, Гарольд, ты сомневаешься. Ты сомневаешься в себе. Ты сдерживаешь себя. Ты все еще чувствуешь, что так важно делать все для других, чтобы все были счастливы. Ты все еще ограничиваешь себя. Ты все еще стесняешься иметь больше в своей жизни».

«Так что, Гарольд, в некотором смысле, в некотором смысле, ты медленно убиваешь себя, день за днем. И ты говоришь себе, что ты хороший отец. У тебя хорошая работа. У тебя нет неоплаченных счетов, но ты знаешь, так же как и я, что на самом деле ты не чувствуешь себя живым».

Тогда Гарольд разрыдался, потому что он точно знал, о чем говорил Мастер, и плакать было так хорошо. А Мастер не пытался успокоить Гарольда, не пытался погладить его по плечу или голове и сказать, что все будет хорошо, потому что он знал, что в этот момент, рыдая, он снова чувствует себя живым. Он знал, что когда пришли эти слезы, эти эмоции и это облегчение, они открыли его для его души.

В этот самый момент открылась дверь, и вошла группа ряженых добровольцев, и они начали петь чудесную рождественскую песню, и Мастер сказал: «Чу, Гарольд, ангелы поют». (возгласы и смех над шуткой Адамуса) И Гарольд вздохнул и издал стон, не от боли из-за своих травм, а от боли из-за плохого чувства юмора Мастера.

И так заканчиваются Мемуары Мастера. (Адамус посмеивается, аудитория аплодирует)

И мысль здесь, дорогая Шамбра – жить. Жить.

Выживать или жить

Мы прошли вместе долгий путь, и, можно сказать, что он станет еще насыщенней, и это хорошо, потому что вы будете чувствовать себя более живыми. Мы прошли вместе долгий путь, и в вашей жизни больше нет места просто для выживания, просто сводя концы с концами. Нет больше места.

В действительности вопрос в том, чтобы выживать или быть живым. Вот вопрос – выживать или быть живым? Здесь не может быть середины. Здесь не может быть сдерживания. Я буду категоричен к этому в следующем году. Это не имеет отношения к году, но это хорошее время. Я люблю праздники. Мы празднуем, немного расслабляемся и готовимся к следующему раунду. Но следующий раунд не будет связан с выживанием.

Выживание – это не весело, не так ли? Нет. Нет. Вы пришли не для выживания, и в этом часть конфликта. Это то, что отличает вас от других людей. Поэтому вы иногда думаете, что вы странные, другие и тому подобное. Так и есть, потому что вы не будете терпеть выживание. Вы упадете с очень высокой метафорической лестницы, если будете просто выживать после этого.

Вы себе не позволите. Гарольд упал с лестницы. Не Мастер его толкнул. Мастер просто вошел в комнату в идеальный момент, как происходит синхронистичность. Но не Мастер заставил его упасть. Это был Гарольд, который знал, что лишь сводит концы с концами, чувствовал, что его гложет знание, что есть большее, но также чувствовал, что он его подавляет. Он хотел быть хорошим отцом, хорошим мужем, хорошим учеником, хорошим всем, и это больше не работало. Он просто выживал. Он не жил по-настоящему.

Вы говорите, что хотите вспышку, взрыв своей креативности. Вы хотите просветления, которое на самом деле лишь осознание. Вы хотите, чтобы оно произошло, и я начал эту беседу, сказав, что это просто, действительно просто, если вы не становитесь у себя на пути и не придумываете отговорок. И если микрофон оказывается у вас в руках, вы поете от всего сердца – и я здесь выражаюсь метафорически. Если жизнь приходит к вам, вы принимаете ее. Вы руководите ей. Вы танцуете с ней. Вы чувствуете себя живым в ней.

Величайшая вещь для одушевленного существа – узнать Я Есмь, и это также почувствовать себя живым. Они, вы, пришли на эту планету, чтобы воплотиться в биологии. Она будто чужая, но вы привыкли к ней. Вы пришли сюда чувствовать жизнь. Нет лучшего способа ощутить жизнь, чем пять человеческих чувств, человеческое тело, которое может испытывать боль. Быть в линейной реальности со всей ее ограниченностью на самом деле, в некотором смысле, помогает вам чувствовать себя живыми. Но в определенный момент вы застряли в шаблонах и привычках, в массовом сознании, в своей собственной догме, в своей грязи – энергетической грязи – и вы остановились. Вы идете на компромисс. Вы сдерживаетесь. Вы говорите мне, что споете когда-нибудь в будущем. Вы говорите, что действительно готовы, к чему бы то ни было, но вы просто ждете. Чего? Вы просто ждете.

А тем временем… и на самом деле мне все равно, потому что это в любом случае уже произошло. Я вижу это, когда смотрю на тебя, Пит, или на любого из вас. Это уже свершилось. Осознание, мастерство, просветление, что бы то ни было – уже свершилось. Так что я не волнуюсь об этом. Единственное, что я нахожу болезненным – это когда вы просто выживаете, когда не живете по-настоящему. Единственное, что я нахожу трудным – это смотреть на вас, зная, что все уже здесь, зная, что вы боитесь это осознать, может быть. Вы откладываете его. Вы ждете, когда первым выстрелит соседнее кукурузное зерно, чтобы убедиться, что оно не лопнет и не станет невидимым после этого. (Адамус посмеивается)

Друзья мои, мы больше не можем ждать. Мы не можем ждать. Не думаю, что вы хотите, но это все же происходит. Все еще есть нерешительность. Мы больше не можем ждать.

Раньше я сказал, что просветление, осознание – это такая штука, которую вы хотите больше жизни. Если бы я держал вашу голову под водой, будто закрыл миску с попкорном крышкой, если вы хотите этого больше жизни – но все еще есть колебания, нерешительность.

Наступает момент, когда вы просто выживаете. Есть часть вас, которая знает это, и она столкнет вас с лестницы. Не я. Это не какой-то заговор, а вы сами столкнете себя прямиком с этой лестницы, чтобы почувствовать себя живыми. Околосмертные опыты – чудесная вещь. О! Они удивительные. Пугающие. И не всегда околосмертные. Иногда это смертельные опыты. (Адамус посмеивается) Это удивительно, потому что вы начинаете действовать по-другому. Но это вдруг заставляет вас чувствовать себя живыми.

Нет необходимости идти этим путем. Я бы в любом случае этого не советовал. Нет необходимости идти путем большой автокатастрофы, которая есть в некоторых ваших энергиях, или страшным путем рака. Это жутко. Да. Не стоит даже говорить об этом, правда? Нет, давайте поговорим, потому что это пугает вас до чертиков, как и должно.

Врач ставит вам диагноз «У вас рак». Мм. О боже. Вы вдруг начинаете ценить жизнь, а? Вдруг это не просто выживание. Будто теперь вы говорите «Я должен жить. Я должен сделать все что хотел».

А затем вы приходите ко мне. Это забавная часть. Затем вы приходите ко мне и говорите: «Блин, Адамус, знаешь, у меня новость. Не очень хорошая. Ты можешь что-нибудь сделать?». Я, так: «Не-а. Узнай у Санта Клауса. Может он тебе поможет». (посмеиваясь) Не очень хорошо. Не очень хорошо.

Но это великолепно. И… (он смотрит на Линду)

ЛИНДА: Я слушаю.

АДАМУС: Хорошая часть в том, что вы узнаете новость, вы паникуете и думаете, есть ли чудесное средство исцеления. Нет. Но вы начинаете задумываться о жизни. Ах! И затем вы приходите ко мне, и мы отлично разговариваем – и вы знаете, кто вы есть – и сначала вы пытаетесь договориться. Это не работает. Но затем вы говорите: «Знаешь, жаль, что я…» и заполните пробелы. «Жаль, что я не позволил. Жаль, что я откладывал свое просветление, свое осознание. Жаль, что я не был немного смелее. Жаль, что я так много шел на компромиссы. Жаль, что у меня тогда не было того ясного видения, что есть сейчас. О, у меня действительно есть видение? Смерть манит меня, и вся боль и все остальное, что вовлечено в это испытание – о, я не хочу».

Мои дорогие друзья, давайте просто получим сейчас видение. Намного проще.

В начале я сказал, что на самом деле это действительно просто, пока вы не встаете на своем пути. Давайте получим сейчас это видение.

И видение – не значит то, что вы видите своими глазами. Видение – это осознанность. Вот что значит видение. Это осознанность.

Калдре позволит мне рассказать интересную историю. Прошлой ночью у него был опыт – говорит, что он сидел после обеда, смотрел какое-то глупое телешоу и отдыхал. Он был расслаблен. И вдруг он начал видеть так, как никогда не видел прежде. Не только своими глазами. Он мог видеть все вокруг на 360 градусов. Даже с закрытыми глазами он мог заглянуть внутрь всего – в камень камина, в дерево шкафов, во все. Он мог видеть внутри и сквозь вещи. Он мог ощущать все без усилий. Без усилий, не пытаясь. Вдруг осознанность оказалась здесь. Вот на что это было похоже. Вдруг – полная осознанность.

И осознанность – вовсе не ментальная вещь. Она просто есть. Вам не надо работать над ней. Вы вдруг осознаете структуру. Вы осознаете, как работают энергии, как они приходят служить вам. Вы осознаете, что вы свой лучший друг, и вы свой злейший враг. Вы осознаете, как встаете на своем пути. Вы осознаете, как идете на компромиссы. Я хотел сказать «вы слабаки», но вы слишком много идете на компромиссы.

Вспоминание видения

Вы знаете, зачем вы здесь в этой жизни. Вы знаете эту решимость, эту жгучую глубокую решимость, но затем вы идете на компромисс. Давайте выйдем за пределы этого. Давайте получим некоторое видение.

Итак, я попрошу немного приглушить освещение и включить какую-нибудь приятную мерабную музыку. Ах, да.

Видение – ах, я не имею в виду глаза. Это знание, о котором мы говорили.

(начинается мягкая рождественская музыка)

Это не значит, что вам нужно знать детали того, что произойдет. Это видение, видение вашего просветления в этой жизни. Оно здесь.

(пауза)

Это не мысленное видение. Это не то, что вы вызываете в своем разуме. Это видение, знание, что вы пришли в эту жизнь, сказав, что это ваша последняя жизнь. Вы пришли в эту жизнь с такой глубокой решимостью, что ничто не встанет у вас на пути. Даже вы сами.

Мне всегда нравилась эта часть, когда вы сказали: «Ничто не встанет на моем пути, даже я сам».

Если это означает упасть с лестницы, попасть в аварию, что угодно – вы не можете позволить чему-либо помешать вам. У вас было такое видение, видение того, почему вы здесь.

Оно все еще здесь.

Его красота в том, что вам не нужно ничего делать. Вам не нужно отрабатывать видение. Вам не нужно понимать, как это сделать. Это уже свершилось.

Вам лишь нужно вернуться к этому видению. Просветленный воплощенный Мастер. Не через десять лет, не позже.

Прямо сейчас.

Только одного этого видения, этого переподключения, достаточно. Оно сдвинет горы и лодки. Это видение, это знание, без сомнений, это смелое видение – все, что нужно. Все остальное начинает само вставать на место.

Вот когда вы, Мастер, можете просто стоять с широкой старой улыбкой на лице. Вот когда вы можете позволить энергиям служить вам. Вот когда вы не обкрадываете или не сдерживаете себя в достатке, в богатстве, в здоровье. Вы не ставите ногу на тормоз.

Это видение… это то, что вы принесли в эту жизнь.

Знаете, это видение – это одна из двух вещей, которые вы хранили, считали такими драгоценными, настолько драгоценными, что спрятали их. Вы не хотели, чтобы что-то исказило, осквернило или повредило это видение. Поэтому вы спрятали его, чтобы оно не открывалось жестокостям этого мира. Вы спрятали его, потому что знали, что будете уязвимы для тьмы в этой жизни, больше чем в других.

Я повторю. Вы знали, что будете уязвимы для тьмы в этой жизни, больше чем в какой-либо другой. Поэтому вы спрятали это видение, чтобы оно не было повреждено.

Вы должны были стать более уязвимы для тьмы, потому что вы должны быть более чувствительны, вы должны больше исследовать, и вы знали, что настанет время, когда вы больше не сможете бежать от тьмы – своей или чужой. Вы больше не сможете бежать от нее. Вы больше не сможете прятаться в свете.

Истинная интеграция – это интеграция всего: тьмы и света, высокого и низкого, хорошего и плохого, мужского, женского – поэтому вы спрятали это видение вашего просветления так хорошо, что можно сказать, что вы почти забыли, куда его положили.

(пауза)

Но, знаете, я не забыл. Я видел, куда вы его спрятали. Я знал, что мы будем сидеть здесь вот так, прямо перед праздниками, сразу после пересечения исторической вехи 2012. Я знал, что настанет момент, когда вы не будете больше терпеть просто выживание. Вы не будете больше мириться только с ежемесячными разговорами о том, каким чудесным может быть просветление. Я знал, что настанет момент, когда, если мы не преодолеем его, у нас будет мятеж прямо здесь в Алом Круге.

Поэтому у меня было видение, у вас было видение, что мы будем сидеть здесь, мягкая сезонная музыка играет на фоне, красивая елка на Хануку на сцене, и я знал, что мы будем снова говорить о видении. О вашем видении – о видении, о знании, что просветление уже здесь. Не где-то еще, а прямо здесь.

Видение, осознанность. А затем, в этой форме Касамы, означающей, что все уже произошло, затем я сказал: «Знаете, нужно быть действительно смелым, отважным существом, чтобы иметь видение и позволить его». Очень смелым и отважным.

Одно дело – иметь видение, знание просветления и держать его на расстоянии, совсем как морковку перед лошадью. И другое дело, совсем другое дело – позволить его.

В какой-то степени, можно сказать, что это почти забавно, до какого-то момента – иметь видение и продолжать работать в его направлении, оставляя его нереализованным. Как развлечение, до определенного момента. Но затем, затем жизнь начинает уходить из вас. Вы не чувствуете себя живыми. Вы чувствуете, будто просто выживаете. На самом деле, это случается со многими, кто ведет духовную работу.

Я бы сказал, что у всех, кто вовлекается в духовность и, до некоторой степени, в религию, у всех есть искреннее желание узнать что-то большее. Но зачастую духовная работа, группы, книги, средства являются лишь средством для выживания. Это просто новые отвлечения. Это просто еще одно заявление для Я, что Я еще не готово.

Рано или поздно… рано или поздно вы устанете от всего этого, и мы придем к моменту истины. Это уже произошло, и это происходит.

Забавно то, что этот момент истины сейчас происходит не только здесь. На самом деле он происходит во всем, что связано с вашим прошлым. То, что вы чувствуете сейчас, вы чувствовали маленьким ребенком на Рождество, совершеннолетним двадцать-двадцать пять лет назад. Вы все это чувствовали.

Это вспоминание того видения, этого прекрасного видения, этой решимости, «Это оно».

Теперь, когда мы снова почувствовали это видение и стремление к просветлению в этой жизни, следующий шаг – это быть настолько смелым, неистовым, отважным и позволить ему войти в вас. Больше никакого ожидания и нерешительности. Больше никакой удовлетворенности ничем другим, кроме полного осознания. Больше никаких размышлений. Никаких сомнений. Никаких игр. Это оно.

Это оно.

Это – сделай или умри. Так давайте сделаем.

(пауза)

Я понимаю, почему вы спрятали видение, почему вы притворились, что его нет. Я могу понять, почему вы не хотите, чтобы его испортили. Вы лучше не осознаете его или не будете им владеть – лучше, чем оно будет искажено вами или другими.

Но давайте снова его достанем. Давайте вытащим его оттуда, где оно было спрятано, откроем его, как бы вы открывали рождественский подарок. Да, прямо сейчас. Не ждите. Не ждите следующего Рождества.

Откройте его, как будто оно было под этой елкой и только и ждало вас.

Пожалуйста, пожалуйста, откройте его. Это ваше просветление. Это ваша осознанность. Это ваша самореализация.

Почувствуйте его.

(пауза)

Видите, это действительно было легко. Вовсе не так трудно.

Теперь просто впустите его внутрь себя. Просто поместите его внутрь.

(пауза)

Ваше тело, поместите его в ваше тело и в ваш разум. Оно живое. Видите, оно живое.

Это была не книга таинств. Это была не волшебная палочка. Это были вы. Ваше видение, оно живое.

Вы не должны делать такие вещи как падение с лестницы, или автокатастрофа, или плохие новости от врача. Это ложные способы почувствовать себя живыми.

Это видение живое. Внесите его в себя, в свое тело, в свои глаза, в свой нос, в свой рот. Позвольте ему втечь в ваши уши, в ваш живот, в ваши ноги, в ваши дни и ночи. Оно живое.

(длинная пауза)

Сделайте глубокий вдох. Сделайте хороший глубокий вдох, мои дорогие друзья.

Мне нравится это время года. Оно такое волшебное, такое волшебное. Магия очень реальна, если вы ей это позволяете.

Итак, как я сказал на открытии, это легко. Это довольно легко. Иногда вы становитесь на своем пути. Да. Вы встаете на своем пути с сомнениями и нерешительностью. Но куда мы сейчас идем, куда идет Шамбра, которая еще осталась, куда мы сейчас идем – в осознание, в опыт, в проживание этого. Не только выживание и разговоры о жизни, а ее проживание. Вот куда мы идем.

На самом деле, это будет намного проще, намного проще во многих отношениях. Но это потребует от вас быть жесткими, смелыми – действительно смелыми – и быть собой.

С этим, моя дорогая Шамбра, такое удовольствие быть здесь с вами. Теперь я должен идти, чтобы подготовиться к вашей вечеринке. Да, я буду недалеко. И, пожалуйста, что бы ни случилось, не служите мне или себе никак, кроме как самым лучшим образом. Не только на сегодняшней вечеринке, но и в жизни в целом.

С этим, давайте сделаем глубокий вдох и вспомним, что…

АУДИТОРИЯ И АДАМУС: Все хорошо во всем творении.

АДАМУС: С этим, счастливых праздников, дорогая Шамбра. Спасибо. Спасибо. (аудитория аплодирует)


____________________________________________________________
Оригинальный англоязычный текст на сайте Алого Круга
Русский перевод: SaLexx & SafIra

Ответить