Серия Сверхчеловек Шоуд 11

МАТЕРИАЛЫ АЛОГО КРУГА
Серия «Сверхчеловек»

ШОУД 11 — АДАМУС СЕН-ЖЕРМЕН
ченнелинг через Джеффри Хоппе

Представлено Алому Кругу 1 июля 2017 года
http://www.crimsoncircle.com

Перевод и субтитры: SaLexx & SafIra
____________________________________________________________
Видео

____________________________________________________________
Текст

Я Есть то, что Я Есть, Адамус из Суверенного Владения.

Ах, да! То, что вы только что пережили (имеет в виду вступительное видео), и что переживали мы на нашей предыдущей встрече в Мюнхене, — была настоящая духовность — чувственность, ощущения, эмоции, счастье, всё, подлинность, ощущение себя очень, очень настоящим.

Существует такое представление о духовности — сидеть в храме и напевать — и я ничего против этого не имею. Вы все это делали, и это привело вас в определенное место. И я знаю, что по-прежнему многие из вас иногда чувствуют тягу к храмам или монастырям — просто чтобы вернуться в тишину.

Но вспомните, что мы закрыли Школы Мистерий. Это было наше маленькое убежище. Это был наш островок вдали от деревенщин. Это было наше тихое место, но мы его закрыли сотни и сотни лет назад. Попросили многих из вас уйти. Да, было много слез. Некоторые из вас еще питают ко мне недобрые чувства за то, что я вас вышвырнул (смех), захлопнул за вами дверь. Но тогда мы ушли. Тогда пришло время выйти в мир.

Да, вам по-прежнему нужно время для себя. Вам по-прежнему нужно выбираться на природу, конечно же, слушать музыку. Иногда нужна просто тишина природы, просто побыть наедине с собой, с Я Есть, со своим единством. (Он подходит близко к камере.) О, мне нравится так делать. Я могу отсюда смотреть на мир. Да.

Вам это нужно время от времени, но это совсем другая зрелость, другой вид духовности. И, пожалуйста, сердитесь на меня, если хотите, но мы выходим за рамки монотонного пения. То, что вы делаете, действительно создает абсолютно новую духовность, за неимением лучшего слова, но это совершенно новая подлинность Я Есть, Себя, безо всех этих дисциплин. Кому они нужны? Вам они действительно не нужны. Безо всех этих страданий, кармы и практик, которые вам нужно проходить.

Есть много тех, кому не нравится то, что мы делаем, тех, кто качает головой, много тех, кто ушел, потому что: «О, это не очень духовно. Они играют такую дикую музыку. Дальше они начнут танцевать». (смех) Это люди из Нью-эйджа. Многим это не нравится, потому что они настолько скованы шаблоном необходимости медитации, следования за гуру и прохождения этих практик жизнь за жизнью — не одну жизнь, а много жизней — и это дает им определенную степень счастья. Но счастья, я хотел бы выкинуть слово «счастье». Я хочу, чтобы все вы выбросили его из своего лексикона. Это человеческое слово.

Счастье

В других сферах нет слова, нет сущности слова «счастье». Это человеческое слово. Оно основано на суждении. Вы счастливы или несчастны? Но когда просишь кого-нибудь пояснить: «Что делает тебя счастливым?», он этого не знает. Они всегда ищут счастья и никогда до него не добираются. Это человеческое суждение, поскольку, если вы не счастливы, то вы несчастны. Почему не все сразу? Или почему бы просто совсем не выкинуть это слово. «Я Есть то, что Я Есть. Я человек. Я Мастер, и мне не нужно переживать о том, «Счастлив ли я?».

Я дам вам небольшую подсказку. Вы никогда не достигнете счастья в этой или любой другой человеческой жизни. Никогда не достигнете счастья. Я не знаю ни одного Вознесенного Мастера, достигшего счастья. Просветление, да. Осознание, безусловно. Но счастье? Это человеческое качество. Это все равно что хотеть стать супер-умным. Вы никогда им не станете, потому что остается другая сторона, которая по-прежнему глупая (смех), и она будет как бы уравновешивать этот сверх интеллект.

САРТ: Ух ты!

АДАМУС: У тебя никогда не будет достаточно интеллекта, Сарт (больше смеха). Так что даже не пытайся. Отпусти. И, Господи, что это такое? (Имеет в виду маленькую скульптуру троллей из Норвегии)

ЛИНДА: А, это ты, Адамус.

АДАМУС: О!

ЛИНДА: О!!

АДАМУС: Очень похоже на меня (он строит глупую гримасу; смех).

ЛИНДА: Да, я так и думала. Я так и думала.

АДАМУС: На самом деле, в некоторых ваших снах, да, я могу являться в таком образе, как маленький тролль. Но вы должны делать то, что должны. На чем мы остановились? Счастье.

ЛИНДА: Тролли хорошие ребята.

АДАМУС: Тролли хорошие ребята. Видишь, где мы оказались? Хорошие и плохие. А они счастливы? Джеф и Линда здесь счастливы?

ЛИНДА: Вполне. Вполне счастливы. Вполне Хоппе (Линда использует созвучность своей фамилии и слова « happy» — «счастливый» — прим. перев.).

АДАМУС: Но смотрите, это Калдре? У него другой взгляд.

ЛИНДА: Но он выглядит блаженным, где-то в собственном мире.

АДАМУС: И на нем нет обуви.

ЛИНДА: Он об этом и думает: «Да!»

АДАМУС: И ты выглядишь, как будто собираешься над ним подшутить, столкнуть его в воду (смех). Вот как это выглядит.

КЭРРИ: Толкай его!

АДАМУС: Она это уже один раз сделала. Чуть не убила его. Мне пришлось спасать его от аллигаторов. Правда, дорогая Линда?

ЛИНДА: Правда (больше смеха).

АДАМУС: Счастье. Счастье. Знаете, это игра разума. Это разум 2 — у вас есть для этого слово. Я не могу его произнести, потому что это пять букв. Начинается на «Х» и заканчивается на «Я». (Линда вздыхает), но это… (смех) это разум…

ЛИНДА: Хрень?

АДАМУС: Я этого не говорил. Это уловка разума, попытки достичь счастья. Вы просыпаетесь утром: «Я сегодня счастлив?». Как насчет простого: «Я сегодня здесь. Я Есть то, что Я Есть». И затем позвольте войти подлинности, ведь у вас может быть так много различных чувств. Ваше тело может немного болеть. У вас может быть, знаете, один из тех человеческих дней, когда просто ничего сразу не получается. Ну и что? Ну и что? Позвольте себе это испытать.

Вы видите, что мы сейчас всё это делаем, приносим музыку, и простите, если я кого-то обидел, но на самом деле я этого не делал. Знаете, это не звенящая индуистская музыка вроде «Тинг, зинг» (небольшой смех) — но это живая и чувственная музыка. Это новая духовность. Будем надеяться, что это никогда не станет религией, но это новое чувство Духа на Земле, и именно туда мы направляемся. Вот что вы делаете.

Вы действительно совершаете прорыв. То есть, это не Нью-эйдж вашей мамочки. Это не привычный Нью-эйдж. Вы совершаете прорыв в том, что мы делаем, и порой это сложно, да, но вы следуете своему знанию, и у вас все получается.

Итак, давайте это хорошо глубоко вдохнем.

Сегодня

Я сегодня хочу предоставить вам выбор, потому что жизнь полна выбора. Мы можем сделать сегодняшний Шоуд — это последний Шоуд в серии Сверхчеловек, мы начинаем новую серию — и все зависит от вас, сидящих здесь, но если вы смотрите через интернет, вы тоже можете голосовать. Хотели бы вы сегодня серьезную лекцию? Я вынесу кафедру, поставлю ее сюда, и у нас будет серьезная лекция. В основном Сен-Жермен — Сан-Жерман (произносит по-французски), дорогой Калдре, «Сен-Жермен» (смех, Адамус усиливает американское произношение). Или же мы можем развлекаться. Я могу быть немного вызывающим.

ЛИНДА: Ты?!

АДАМУС: Я могу, да. Я могу быть интересным и очаровательным, и, надеюсь, отразить вам часть вашей мудрости. И я спрашиваю по очень важной причине, которую я объясню через мгновение. Итак, все, кто хочет, чтобы была серьезная лекция за кафедрой, поднимите руки (одна или две руки; некоторые смеются). Немного, ладно. Хорошо. И кто хочет веселья, провокаций, остроумия, развлечений и всего остального, привычного Адамуса (кто-то говорит: «Да, черт возьми!», множество поднятых рук). Я думаю, что мы победили. А кто-то даже не знает, где сейчас находится (смех), просто совсем запутался, не совсем уверен.

Причина, по которой я это спрашиваю, в том, что существует запрограммированность на духовные и метафизические лекции. Существует запрограммированность. Люди хотят видеть нечто иное, чем просто — как вы говорите — человеческое качество. Я был человеком. Я могу качественно показать качество. И некоторые люди хотят посмотреть на ченнелера, сидящего на стуле, с закрытыми глазами, в действительности удаленного от аудитории, просто находящегося в себе, потому что это выглядит по-другому, это чувствуется по-другому. Это то, на что они запрограммированы. И, конечно, сущность никогда не скажет… (он произносит одними губами) начинается на «х», заканчивается на «я». Они никогда не скажут х#@ню (смех), потому что, ох, всё должно быть духовным. И сущность никогда не станет ходить по залу, быть занозой в заднице и тому подобное. Поэтому их ожидания иногда рушатся. Они хотят вернуться к старому стилю, потому что им с ним комфортно, и они просто хотят получить относительно сухое послание. Оно обращается к разуму. Оно обращается к разуму. Это было для меня проблемой.

Когда Тобиас ушел, пришел я, и мне нужно было решить, хочу ли я работать с этой группой (Адамус усмехается).

САРТ: Пираты!

АДАМУС: Пираты. Да, да. Но мне в вас понравилось то, что я знал, что вы будете раскрываться по-другому, я знал, что мне придется передавать послания по-другому, потому что мой стиль — это ваш стиль. Вы сами об этом просили.

Нужен был развлекательный стиль. Вы хотите шоу. Вы не хотите стирать колени всеми этими поклонениями и унижениями. Вы хотели немного повеселиться, потому что жизнь на самом деле довольно веселая. Она — как будто большая шутка. Даже если вы сейчас проходите через нечто, по вашему мнению, самое страшное в жизни, в конце это действительно как будто большая шутка. То есть, так и есть. Хех.

И я сказал себе: «Как мне это устроить? Как устроить наши встречи? Какой будет энергетический дизайн?». И это была не мысль . И, кстати, вам придется прийти к этому самим. У вас будут энергетические дизайны, которые выходят за рамки мышления. Они уже есть, я знаю, у многих из вас. Вы конструируете энергии, а не просто думаете о чем-то.

Итак, я рассматривал энергетический дизайн, который по моим ощущениям мог бы сработать. Прежде всего, он должен был выкинуть тех, кто находился здесь не ради своего воплощенного просветления.

ЛИНДА: Ооох.

АДАМУС: Это была чуть ли не задача номер один, потому что сделать это очень трудно. Но если бы здесь было много тех, кто пришел просто из-за увлечения, просто просидеть сонный ченнелинг под какую-то сонную музыку и поспать под какие-то сонные слова — что не так уж плохо, — но если они здесь только ради этого, и если это хобби, а не приверженность, глубокая приверженность, у нас получился бы дисбаланс. Так что, частью установки было найти способ их отпустить. Они действительно не смогли бы справиться с энергией, с очеловечиванием божественности. И когда я попросил Калдре открыть глаза и пойти по залу, когда я рассказываю свои плохие шутки, когда я становлюсь довольно хвастливым, что делается специально и как отвлечение, — я хочу очеловечить божественность. Я хочу перенести ее в эту сферу, чтобы вы не пытались уйти куда-то, чтобы ее найти. Я хочу перенести ее сюда.

Поэтому для того, чтобы это сделать, приходится вести себя немного по-человечески. Мы не собираемся делать ничего похожего на фарс Джерри Льюиса, но мы сделаем нечто Адамусовское, некое очеловечивание, чем мы здесь и занимаемся.

ЛИНДА: Никто не знает, кто такой Джерри Льюис. Он очень старый (некоторые смеются).

АДАМУС: Кто знает, кто такой Джерри Льюис? Все французы знают, кто такой Джерри Льюис. То есть большинство французов. Джерри Льюис, юморист, тортом в лицо.

Так или иначе, я полагаю, что мы будем делать всё более развлекательным и провокационным…

ЛИНДА: Хорошо, давай.

АДАМУС: …и раздражающим…

ЛИНДА: Хорошо.

АДАМУС: Хорошо.

ЛИНДА: Ты в этом эксперт.

АДАМУС: Итак, я скажу под запись, что предлагаю два варианта. Я могу пойти по любому из них. Я могу устроить (смех) простую лекцию, или же мы могли бы повеселиться и превратить все в огромное отвлечение — я бы назвал его подлинным отвлечением — получить удовольствие и позволить божественности просто и красиво к вам соскользнуть.

Узнаете ли вы что-то из этого? Пройдете ли через что-нибудь? Думаю, да. Разве было бы не ужасно, если бы здесь был просто большой холодный храм, и мы бы сюда пришли, одетые как монахи, и пахло бы ладаном? Не думаю, что такое бы сработало с этой группой. Я думаю, что вы бы тут же сожгли это место.

ЛИНДА: Не очень здорово.

АДАМУС: Не очень здорово.

Итак, хорошо, давайте начнем этот Шоуд.

День Независимости

Сейчас уикенд независимости, как я понимаю, выходные четвертого июля в США, а также в Канаде. Четвертое июля, и у меня к этому дню особенное отношение и особенная страсть. Я приезжал в США по нескольким разным поводам, физически, на корабле. Я брал другое имя. Я не хотел ехать как граф Сен-Жермен, поэтому брал другое имя. Я сказал, что я из Англии. Моей фамилией была Эббот, я приехал сюда и был очень сильно связан с тем, что сейчас называется Декларацией Независимости.

ЛИНДА: О, конечно.

АДАМУС: Конечно. Нет, это абсолютно правдивая история, и я был очень сильно связан с масонами, потому что тогда масоны, масоны — это каменщики. И большинство людей действительно не знают, что нужно было состоять в гильдии, а гильдия находилась под контролем Церкви, а Церковь принимала вас только в том случае, если вы были готовы — кхм — позаботиться… (Адамус начинает раздавать деньги) Он теперь не берет с собой много денег. Я бы дал вам… Ах, Господи! Ладно, вот мы… (вмешивается Линда) Прекрати. Останови это. Кхм (некоторый смех).

Итак, гильдия. Нужно было заплатить Церкви, чтобы работать. И если ты не состоял в гильдии, если ты не платил должным образом, ты не получал работу. Так появились масоны. У масонов также было хорошее понимание мистерий. Они их действительно понимали. Они понимали пирамиды. Они понимали многое из сакральной геометрии. Видите ли, Церковь этого не позволила бы, но масоны это изучили. И я не хочу сказать, что это было тайное общество, но есть определенные вещи, которые хранились среди масонов. Итак, я тесно с ними работал и по-настоящему любил — я не преувеличиваю; Линда всегда удивляется, преувеличиваю ли я в своих историях, и зачастую я так и делаю (Линда смеется) — я тесно работал с Джорджем Вашингтоном.

ЛИНДА: (смеется) Конечно.

АДАМУС: Я называл его Джорджем (Линда смеется). Он называл меня Дик. (в английском языке «Dick» является не только уменьшительно-ласкательным от имени Ричард, но также и жаргонным обозначением мужского полового органа — прим. перев.)

ЛИНДА: (смеется) О, да! В это я верю! (она продолжает громко смеяться, некоторый смех в аудитории)

АДАМУС: Меня звали Ричард Эбботт, и время от времени он называл меня Дик. Я не вижу тут ничего смешного (больше смеха). Ричард, Дик, уменьшительное? У кого-то из вас — у вас есть уменьшительные имена, верно?

Итак, Джордж сказал: «Дик, (Адамус усмехается) как нам это оформить? Как мы оформим Декларацию независимости?». Мы получили одобрение Хэнкока и Джефферсона, и я имел дело со многими из них, если не со всеми, как бы за кулисами.

Это место, которое теперь называется Соединенными Штатами Америки, создавалось как новый мир, как Новая Земля. Это было местом свободы, хотя оно никогда не было свободным. Оно никогда не было свободным. Свобода предполагалась, но на самом деле, из-за того, что те, кто пришли первыми, были сильно связаны с церковью, свободы было не особенно много. Было много боязни других религий, если вы не были частью Английской Церкви — и именно поэтому я решил быть англичанином, чтобы у меня было больше возможностей для маневров, — но оно создавалось, чтобы люди со всего света объединились, имели определенные свободы. Оно создавалось не как демократия, а как республика, но у людей было право голоса, которого в действительности у них не было в большинстве других мест в мире, и особенно в Европе.

Стоило немалых усилий, чтобы сплотить Европу с начала до конца 1700-х годов, и в какой-то степени это сработало. В определенной степени у людей было больше свободы, чем когда-либо прежде, но это по-прежнему не соответствовало требованиям очень многих, искавших что-то другое. Поэтому они пришли сюда буквально со всего мира. Это одна из самых больших сборных солянок в мире, кроме, возможно, Бразилии. Они пришли со всего мира в поисках религиозной свободы, свободы в работе, но, как ни странно, многие из них изначально были слугами. Они соглашались быть рабами, как правило, около десяти лет для того, чтобы переехать. Но это имело для них такое значение, что они собирались отдать 10, иногда 15, 20 лет своей жизни, если привозили свои семьи, чтобы те, кто придут после них, имели в своей жизни намного больше свобод.

У меня была большая страсть к тому, что было сделано здесь, потому что я знал, что у всего этого был потенциал распространения по всему миру, и в определенной степени так и произошло. Кстати, запасной Америкой, резервным вариантом на случай, если здесь что-то не получится, была Ах-тара, Австралия. И, в некотором роде, Австралия также была тюремной колонией. Ваши товарищи, ваши сокамерники пошли туда. Это было место, где свобода была действительно востребована, потому что из тех, кто был в заключении, многие оказались там несправедливо.

Итак, со всей этой динамикой, и в то же время с Европой, переживавшей изменения, изменения в политике, отказ от монархий и королевских семей — было много работы. Это было очень сложно. Не столько потому, что монархи и члены королевских семей не хотели отдавать власть. В определенном смысле, у них не было выбора, потому что крестьяне, люди в то время были настолько мятежными, что они бы просто их поубивали. И у нас есть такие события, как День взятия Бастилии, который наступит довольно скоро, когда тюрьмы открывались и людей освобождали.

Но сейчас я поднял эту тему из-за одного большого вопроса: «Действительно ли люди готовы к свободе?» — вопрос, который я поднял много лет назад в Шоуде, и люди были им очень расстроены — но я по-прежнему утверждаю, что присяжные скорее склоняются к ответу: «Нет, не готовы». Некоторые свободы, да, или то, что я называю притворной свободой, только потому, что вы можете решать, хотите ли вы днем надеть черные или белые носки, но такая свобода иногда есть даже у заключенных. Свобода работать. Насколько же это глупо? Свобода работать. Зачем вы хотите работать? Зачем вы хотите ходить на работу, даже если вы можете ее выбирать? Если только вы любите это делать, но зачем работать? Это не свобода.

Действительно ли люди готовы к свободе быть собой, к собственной свободе от гипноза, к свободе быть Богом, к свободе выйти за рамки разума? Я думаю, что это, пожалуй, самая большая свобода, над которой мы, вы и я, сейчас работаем, свобода выйти за рамки разума, и это ох как тяжело, ох как тяжело, отчасти потому, что вы на это запрограммированы. Это гипноз. Из этого не так уж невозможно выбраться. Не так уж невозможно открыть двери Бастилии и просто уйти — или из зоопарка, как бы мы это здесь ни называли, — это вовсе не так уж невозможно, но для этого нужно быть безумным (небольшой смех). Действительно нужно.

Вы сами там находились до недавнего времени, и в большой степени из-за своих предков и их стереотипов мышления. Вы находились там за-за массового сознания. Вы находились там, потому что не хотите сделать что-то неправильно. Вы не хотите выглядеть сумасшедшими. Вы не хотите выделяться в толпе. И многие из вас очень, очень глубокую озабочены тем, что вы сойдете с ума, очень глубоко озабочены. Некоторые из вас уже с этим граничат или уже были там в прошлом — депрессия или другие психические заболевания — поэтому вы знаете, каково там быть.

Некоторые из вас были к этому очень близки в наркотическом или алкогольном состоянии, ощущая, каково это — почти потерять разум, цепляясь всеми возможными способами за последнюю нить личности, которая, по-вашему, у вас была; просто чувствуя себя разбитыми, как будто ничего не существует, цепляясь за эту личность и буквально чувствуя, каково ментально становиться безумным. И это ужасное, потерянное чувство.

Я могу сказать вам прямо сейчас, если вы здесь, если это вы слушаете, вы не сойдете с ума. Вам кажется, что вы сходите, но на самом деле вы не сойдете. Не сойдете. Также как и не возьмете винтовку и не пойдете на улицу расстреливать людей в общественных местах, также как и не попадете в очередные плохие отношения, также как и не продолжите вредить другим или даже себе. Вы уже слишком далеко зашли. Слишком далеко. Все еще есть страх, беспокойство: «Что произойдет, если я отпущу? Если я освобожу себя, я сделаю что-то действительно глупое? Я причиню вред другому человеку?». И, как вы знаете, вы скорее навредите себе, чем кому-то другому, даже животному, домашнему питомцу. Вы скорее возьмете все на себя, потому что вы сильные и знаете, как с этим справиться. Вы знаете, как восстановиться, по большей части.

Итак, свобода, этот вопрос, действительно ли люди готовы к свободе? Наверное, нет. Наверное, нет. Можно долго обсуждать, что такое свобода. Это не просто возможность поклоняться там, где вы хотите поклоняться, или возможность иметь определенную работу, или встать в три утра и принять душ. Все это на самом деле не свобода.

Свобода на самом деле находится внутри себя. Свобода — это освобождение от человечной части себя, которая стала вам настолько знакома — психика, физика, страхи, ограничения. Они в каком-то смысле комфортны. Но дело в том, что даже если вам кажется, что вы все еще думаете, колеблетесь — кажется, так вы это называете, — или сидите на заборе, это произойдет. Это произойдет. Вы пришли в эту жизнь для освобождения.

Вы пришли сюда не для того, чтобы отработать какую-то карму. Вы пришли сюда не для того, чтобы просто быть матерью. Вы не пришли сюда ни для чего другого, кроме своей свободы, и вы пришли сюда с очень, очень ясными, четкими указаниями. Это должна быть та самая жизнь.

Если вы не заметили, в последнее время все движется очень, очень быстро, очень быстро; так быстро, что вы почти не можете быть в курсе всего, и это хорошо. Всё именно так и было разработано. Для всех остальных всё не обязательно будет быстро. Многим сейчас скучно, но для вас все происходит очень быстро, потому что все меняется. Все это искажение времени, например. Многие из вас чувствуют искажения времени. Оно течет быстро, или иногда может показаться, что оно течет медленно. Но все сейчас происходит очень быстро. Ваши биологические системы, ваши ментальные системы — очень, очень быстро меняются.

Дата назначена

Изменения неизбежны. Я говорил об этом снова и снова: изменения неизбежны. Я даже сказал в нашем Шоуде в прошлом месяце, к шоку Калдре и нескольких других, но я сказал, что как только вы перестанете работать над своим просветлением, как только вы прекратите следовать дисциплинам, как только вы прекратите все поиски и исследования, как только вы перестанете вставать по утрам, думая: «Это еще один день на пути к просветлению», как только вы прекратите весь этот шум; как только вы перестанете чувствовать, что должны читать две духовные книги в неделю, или вы потерпите неудачу на этом пути; как только вы прекратите свою одержимость поиском истины — это одержимость, потому что нет одной истины, это все — истина. Это «и». Как только вы прекратите весь этот шум, всю эту бешеную нервозную активность и сделаете глубокий вдох — просто сделаете глубокий вдох и позволите — дата назначена. Я говорю это в буквальном смысле.

Если вы носитесь за духовностью, следуете за гуру, вам приходится каждый день выполнять определенные дисциплины, даже если вы все еще используете Алый Круг, как: «О, мне нужно получить свое ежемесячное лечение и, возможно, просветление будет в следующем году, а может быть и через долгое время» — дата размыта. Дата в тумане. Она не совсем существует. То есть мы могли бы всмотреться, если бы я взял вас в путешествие в ваше будущее, но вы бы увидели много, много, много, много, много дат. И какие-то из них тоже были бы в тумане, какие-то не были бы различимы, но вы увидели бы множество дат, потому что дата не определена. Это все просто потенциалы. Они все просто плавают там, большое море потенциалов, и может произойти любой из них, но как только вы останавливаетесь, делаете глубокий вдох: «Я здесь, Я Есть то, что Я Есть», делаете глубокий вдох и позволяете Себя, позволяете свое человеческое и божественное…

Не думайте об этом. Не задавайтесь вопросом: «Достаточно ли я позволил? Был ли я одет в одежду правильного цвета, когда позволял? Ел ли я — о Боже, неделю назад я съел немного мяса. Я вегетарианец, но я сорвался, и, кажется, ничего не произойдет», тогда ничего и не произойдет. Но если вы можете быть по-настоящему подлинным с самим собой: «Я Есть то, что Я Есть», почти как: «Мне плевать», но не негативно. «Мне просто все равно, ведь дата уже есть». Вы не должны знать, какая конкретно дата — на самом деле, это вытолкнет ее из поля зрения — но, ах! Дата назначена где-то в пределах недели, затем срок сжимается по мере того, как вы позволяете. И тогда вам не придется беспокоиться. Вам больше не придется беспокоиться о том: «Как мне этим управлять? Как мне всем управлять до просветления?» Не нужно. Все приходит к вам. Все просто происходит.

У вас есть выбор, конечно, и вы можете создать свою собственную искаженную реальность, но все просто приходит к вам. И это странное ощущение — «Все просто приходит ко мне». Да, вы все еще можете работать, делать упражнения и все остальное, но вы об этом не беспокоитесь. Это просто есть. Дата назначена, и это не значит, что вы умрете. Это просто означает, что дата уже назначена. По сути, это изменяет само программирование о смерти. Это сдвигает его куда-то еще.

И тогда возникает вопрос, который поднял Кутхуми на нашей предыдущей встрече в Мюнхене: «Боже, что я буду делать? Я больше не работаю над своим просветлением, потому что оно просто произойдет. О, боже, я потерял большинство друзей. У меня нет былой страсти. Что мне делать?» Это человеческий вопрос. Он находится там же, где вопрос о счастье: «Я счастлив? Что мне делать?». Они уходят из словарного запаса. Их просто больше не существует. Они просто вне игры разума, интеллектуальной игры: «Что я буду делать?».

Разве не странно, что люди думают, что они должны все время что-то делать? «Да, но тогда я просто буду вставать по утрам, буду толстеть и не буду… я не достоин». Заткнись, человек. Просто заткнись на минутку, потому что, как заметил Кутхуми, всё начинает говорить. В буквальном смысле. Он просто начал идти.

Представьте это себе. Он понятия не имел, куда собирался идти, и его это не волновало, после того как он вышел из психушки (Адамус усмехается). На пути к просветлению произошла забавная вещь (некоторые смеются). Но он утверждает, что это были лучшие два года его жизни — пускал слюни и испытывал необходимость в замене утки. Он говорит, что это было здорово. Он говорит, что это был лучший опыт. Он мог бы это делать долго и медленно, в течение многих жизней, изнурительно, мучительно, не наслаждаясь жизнью в полной мере, и он сказал: «Я покончу с этим, два года — и все». Затем он стал Кутхуми, и он просто начал идти. Он не знал, куда идет. Он знал, что все получится, но ему не нужно знать, как. В этом и проблема. Вы скажете: «Хорошо, я буду просто путешествовать по миру», а потом начнете планировать. Нет, нет. Вы просто делаете глубокий вдох, позволяете, и всё уже здесь. Это очень просто и красиво.

Но потом он услышал, что все вокруг разговаривало с ним, чего раньше он никогда не слышал. Разве что немного, когда был ребенком. Вдруг, в буквальном смысле, деревья заговорили: «Эй, человек! Эй, человек!». А Кутхуми: «А, что это? Деревья говорят». Затем он поднялся, убедился, что никто не смотрит: «Эй, дерево! Как дела?». А дерево: «Эй, я очень заземлено (некоторый смех). Да, но мне бы очень хотелось отсюда уйти. Я все время торчу здесь». (больше смеха). Ангельский юмор.

Оно не говорит словами — ну, иногда — оно говорит энергиями. И на самом деле вы обнаружите, что деревья, птицы, рыбы, вода, воздух, они действительно довольно забавные. Они не настолько застряли в разуме. У них нет разума. Они действительно довольно смешные, когда в них вчувствуешься. Они не шутят. Они не такие юморные, как я. Они не шутят на сцене, но у них такой своеобразный обрывочный способ восприятия. В них есть такая невинность. Действительно невинность. Они не беспокоятся о бурях или молниях, ударяющих в них. Они позволяют всё. Они не одушевленные существа, как вы. У них нет ментального интеллекта. Им не нужен айпад, ноутбук или что-то подобное. Они просто наслаждаются существованием, и у них очень интересное чувство юмора.

Вот что сделал Кутхуми. Он просто вышел и начал чувствовать все, без всякого плана, и всё заговорило.

Пожалуйста, поймите это. Для воплощенного просветленного человека никогда не бывает скучных дней. Никогда. Всё оживает. Вы будете плакать, когда поймете, насколько скучна повседневная человеческая жизнь. У вас, наверное, уже есть какие-то подозрения насчет этого. Режим, шаблоны, безжизненность, вы будете плакать. Но вернемся к теме разговора, какая тема…

ЛИНДА: Ты еще не начал? Уже прошло 45 минут.

АДАМУС: Нет, нет, нет, нет, нет. Я еще не начал. Я подхожу к теме. Я развлекаюсь. Это моя…

ЛИНДА: Да, да.

АДАМУС: Я же спросил разрешения, верно? Хорошо. И вообще, я спросил…

ЛИНДА: Это развлечение или речь с кафедры?

АДАМУС: Я спросил: «Вы хотите сухой разговор, разговор из-за кафедры, лекцию или развлечение?». Я думаю, что мы где-то посередине (кто-то говорит: «Ха-ха»). Хе-хе (смех). Мы должны зарезервировать первый ряд для истинных почитателей и поклонников. (Адамус усмехается).

Итак, мои дорогие друзья, свобода. Я хотел поднять сейчас эту тему, потому что именно туда вы направляетесь, и не нужно стараться это сделать. Вы позволяете себе туда попасть. Тут нет никакой работы. Я бы сказал так: дверь Бастилии уже открыта. Она уже открыта, и теперь вам говорят: «Давайте выходить». Это… я подойду к этому через мгновение, но… да.

ЛИНДА: Глотни кофе.

АДАМУС: Уже глотнул. Много раз. Просто сейчас так много всего происходит со всеми вами в комнате и онлайн. Так много. Столько всего вы отпускаете. Я имею в виду, снимаете защиту. Убираете человеческую ментальность. Вы просто позволяете, и это очень хорошо. Может быть, нам нужно просто некоторое время посидеть и понапевать (смех). Просто отпустите.

Но у меня есть вопрос, как всегда. У меня к вам вопрос. Линда, возьми микрофон, пожалуйста. Да.

ЛИНДА: С удовольствием.

Сегодняшний вопрос

АДАМУС: Это некоторые считают раздражающей частью шоу. Это моя любимая часть, потому что это вы. Это вы. Это взаимодействие. Как скучно было бы, если бы я все время сидел здесь, но я стал развлекаться.

Помните, у Тобиаса обычно были ответы на вопросы? Да, да. Разве было не весело? (кто-то говорит: «Да!»)

ЛИНДА: Нет!

АДАМУС: Нет. Нет. У меня тоже они есть, но вопросы задаю я.

Сегодня вопрос такой: если бы вам — я ненавижу быть в этом настолько откровенным — но если бы вам пришлось сегодня умереть — сегодня! — что, по вашим ощущениям, вы не успели сделать? О чем бы вы сожалели? Выберете самое важное. О чем бы вы сказали: «О, Боже!». И я спрашиваю об этом потому, что у меня была парочка на прошлой неделе — не пара, как мужчина и женщина, или мужчина и мужчина, э… — но у меня было двое людей на прошлой неделе, двое отдельных людей перешли на другую сторону — Шамбра. Кстати, у нас уже 33. Тридцать три человека на самом деле позволили свою реализацию, и вы не поверите, но это тихони.

ЛИНДА: Мммм. (кто-то говорит: «Нет»)

АДАМУС: Нет. Нет, нет, нет. Я имею в виду, вы их не видите. Они не создают много шума. Они — тихони. Тридцать три, мы подбираемся. Адски медленно, но мы над этим работаем (несколько хлопков). Да, да. Когда приходит свет для аплодисментов, вы аплодируете. Когда приходит свет для смеха, вы смеетесь (Адамус усмехается).

Итак, вопрос, и я спрашиваю не только потому, что на прошлой неделе пришли те двое и это побудило меня задать этот вопрос, но такое бывает очень и очень часто, когда переходит Шамбра, как только они понимают, что развоплотились. Они понимают: «О, боже! Я оставил его там, на планете». Я говорю: «Эй, ты не хочешь за собой убрать? Перенеси свое тело сюда». Но они сразу начинают причитать, еще до того, как встретят свою собаку или семью, если захотят, еще до этого они начинают охать и ахать при виде меня. Знаете, вы думаете: «Ааа! Ооо! Я на другой стороне, и это не Иисус, это Сен-Жермен!» (смех)

ЛИНДА: Ооо!

АДАМУС: Было несколько человек, кто так делал. Они говорили: «О Боже, я в фиолетовом пламени. Я прямо — ах! — прямо здесь, с тобой! Вознесенный Мастер, тот, кто воспитал больше, чем любой другой Вознесенный Мастер. Один из известнейших. Самый…». Ладно (больше смеха).

Так вот, проблема в том, что в тот момент, прежде чем они хоть что-то распознали — меня, я в этот момент — всего лишь фонарный столб — и они думают: «Оооо, ой, ой, ой! Жаль, что я этого не сделал. Жаль, что я этого не сделал». И я позволяю им пройти через свои сожаления, а потом они, наконец, понимают, что я не фонарный столб, я Адамус Сен-Жермен, и они абсолютно впечатлены. А затем они хотят знать, когда смогут вернуться обратно. Я говорю: «Нет, нет, нет, нет, нет, нет. Я запер трубу. Ты не пойдешь вниз. Ты останешься здесь. Нам нужно кое-что обсудить».

Но всегда есть сожаления, и это очень интересно. Я провожу небольшое исследование, о котором я расскажу в Клубе Вознесенных Мастеров, я занимаюсь изучением духовной психологии. Какие сожаления у тех, кто встал на настоящий духовный путь к воплощенной реализации? Какие проблемы? И именно поэтому я задаю вопрос. Линда, микрофон, пожалуйста. О чем бы вы сожалели, если бы сегодня умерли? И когда Линда вручит вам микрофон, это не значит, что вы умрете. Привет, Рики (некоторые смеются).

РИКИ (женщина): Привет.

АДАМУС: Чисто гипотетически.

РИКИ: Да.

АДАМУС: Я гарантирую, что ты не умрешь.

РИКИ: Хорошо.

АДАМУС: Хорошо. Знаешь, но разве это важно?

РИКИ: Нет, но я чувствую, что очень бы сожалела, что не довелось оценить, наконец, существование и осознание — все, о чем ты говоришь, что это не будет скучно.

АДАМУС: Ах. Нет, нет.

РИКИ: Все это. Я хочу это испытать.

АДАМУС: Итак, я — фонарный столб, ты перешла. «О, Боже!» Как близко ты была, как ты думаешь? Ты хотела сказать: «Я была…». Как близко?

РИКИ: Долгое время я чувствовала, что остался один шаг, вот только я понятия не имею, как его сделать. Так что…

АДАМУС: Ах.

РИКИ: …я останусь там, пока не пойму…

АДАМУС: Можно предложить тебе небольшой мудрый совет?

РИКИ: Да.

АДАМУС: Позволь всему прийти к тебе.

РИКИ: Да.

АДАМУС: Да, шагов не существует.

РИКИ: Да, я согласна.

АДАМУС: Больше нет шагов.

РИКИ: Да.

АДАМУС: Совсем нет. Позволь всему прийти к тебе. Это и есть шаг. Это и есть последний шаг. После жизней со множеством шагов, последний шаг — это остановиться, сделать глубокий вдох и позволить всему прийти к тебе.

РИКИ: Да.

АДАМУС: И потом не начинать все это ментальное: «Когда оно придет? Я ничего не чувствую». Зззаткнись! Позволь. Это не имеет значения. Это не имеет значения. Я повторял снова и снова, что это самое лучшее время из всех жизней. Вы все еще не понимаете, но на самом деле вы начинаете понимать. Да.

РИКИ: Да.

АДАМУС: Итак, хорошо. Это хороший ответ. «О, черт! Я хотел это сделать». Я дам вам небольшой намек. Я разговаривал с нашей группой в Норвегии, стране троллей (небольшой смех), и я сказал им в первый же день: «Для меня вы уже умерли. Вы уже умерли. Вы просто ходячие живые мертвецы». Это слегка потрясло весь зал, и после того, как они перестали плакать, — я шучу, Норвегия — суть в том, что вы на самом деле уже мертвы. Смерть не означает, что вы должны покинуть физическое тело, понимаете? Смерть — это переход, о котором я расскажу в нашей предстоящей новой, усовершенствованной, обновленной, причесанной версии (DreamWalker Смерть ). Смерть — она не физическая, и это то, что действительно выпадает из установок мышления, из системы убеждений. Смерть — это просто переход к другому способу жизни, восприятия. Так что в принципе, вы уже мертвы, вы ходячие мертвецы, и это хорошо, потому что вы больше не связаны ей.

РИКИ: Да.

АДАМУС: Вы как будто — не зомби — но вы отпускаете весь хлам. Когда вы отпускаете предков, когда вы отпускаете все телесные вещи, свою карму и все остальное, вы — те же мертвецы, и это хорошо. Можете меня цитировать. Напишите это на своем торте в следующий день рождения, Шамбра: «Я покойник!» (смех) Как только вы сможете смеяться над смертью: «Ха, ха, ха, ха! Я смеюсь над смертью. Я (плюет)!». Как только вы сможете смеяться над смертью, вы преодолеете одно из последних препятствий просветления, потому что люди до сих пор боятся смерти, а в этом нет необходимости. На самом деле это весело.

(небольшая пауза)

РИКИ: Да.

АДАМУС: Не особо большая реакция. Как будто говорите: «Ладно. Не буду это пробовать сегодня». Но помните, что я сказал? Смерть — она не физическая. Хотя на самом деле физическая; вы прямо сейчас проходите через физическую смерть, но это не значит навсегда покинуть это тело. Это просто означает, что все старое растворяется, чтобы освободить место для Я Есть, а Я Есть очень велико. Я Есть — это волшебный пендель , который придет в ваше существо, и вы должны освободить для него место. Вам нужно умереть. Да. Я готовлюсь к «DreamWalker Смерть».

Смерть, давайте прямо сейчас выкинем ее из головы. Это не означает жить в этом физическом теле вечно. Это не так. Это очень, очень старая концепция. Ей, по крайней мере, около четырех или пяти миллионов лет. Это очень много. Смерть — просто переезд в другую реальность. Это эволюция. Это значит оставить позади все, что больше вам не служит. И вы, конечно же, не хотите быть похоронены в земле, потому что из-за этого вы продолжите удерживать много старого. Вы просто отпускаете. И это не означает смерть вашей физической природы, вашего разума или чего-то еще, но это означает эволюцию.

Далее. Да. О чем бы ты пожалел, Ииро?

ИИРО: Ни о чем.

АДАМУС: Ни о чем.

ИИРО: Если бы я захотел сделать что-то еще, я бы сделал.

АДАМУС: Хорошо. Ты очень хорошо подходишь под мое понятие о свободе.

ЛИРО: Да.

АДАМУС: Ты сейчас работаешь?

ИИРО: Нет.

АДАМУС: Нет. Где ты живешь?

ИИРО: Везде понемногу. В основном в Финляндии.

АДАМУС: У тебя много сомнений о том, что все приходит к тебе?

ИИРО: Нет.

АДАМУС: Нет. И люди тебя за это высмеивают?

ИИРО: Нет.

АДАМУС: Семья, старые друзья или кто-то еще говорят о тебе немного за спиной?

ИИРО: Нет.

АДАМУС: Нет? Хорошо. Итак, ты действительно позволил себе быть свободным. У нас был один вопрос, который мы уже обсуждали — разум — битва с ним. Ты как-то уже договорился с разумом?

ИИРО: Он как будто медленно тает.

АДАМУС: Медленно, да.

ИИРО: Он больше меня не использует.

АДАМУС: Ах, вот оно что. И ты позволяешь ему медленно таять, мне это нравится. Это означает, что ты не собираешься пытаться разбить его на части. Просто позволить ему как бы… знаешь, чем больше ты позволяешь, тем больше позволяет он. И вот ты уже не находишься в этой постоянной борьбе с разумом, и тогда ты действительно свободен. Да. Хорошо. Не жалеешь ни о чем. Хорошо.

Еще парочку, и я расскажу о своей версии.

ЛИНДА: Хорошо. Посмотрим.

АДАМУС: Я думаю.

ЛИНДА: Жертва.

АДАМУС: Всегда этот страдальческий взгляд. Дэйв, Крэш, ты должен быть наготове в тот момент, когда Линда вручает микрофон. Сними момент передачи микрофона, они думают: «Я ненавижу тебя, Линда» (смех).

КРЭШ: Вытащим из архива.

АДАМУС: Архив! Да! Да! Да. О чем бы ты жалела?

ШАМБРА 1 (женщина): Ты имеешь в виду, кроме того, что не научилась быть действительно хорошим миллионером?

АДАМУС: Конечно.

ШАМБРА 1: Я бы жалела, что не была со своими детьми, пока они росли.

АДАМУС: Хорошо. Ты давно с ними не была?

ШАМБРА 1: Да, за 21 и 23 года я была с ними совсем немного.

АДАМУС: А, так…

ШАМБРА 1: Но когда они выросли, стала бывать больше.

АДАМУС: Хорошо. Ладно. Небольшой совет: Отпусти. И это тяжело. Люди начинают бросать в меня яблоки и тухлые яйца. «О, ты против семьи». Нет, не против. Но чтобы дать им свободу, ты должна их отпустить. Знаешь, еще существует очень сильная связь, хорошая материнская связь, но в определенный момент отпусти их и стань им другом, а не родителем. Тут есть огромная разница. У вас будут как будто дружеские, почтительные отношения, но никак не отношения между родителем и ребенком, — это должно измениться на этой планете, старая парадигма родителей и детей. Простите те, кто привел сюда детей. Но, блин, отпустите их.

ШАМБРА 1: Я их отпустила.

АДАМУС: Не отпустить в смысле… есть очень, очень старая динамика между родителем и ребенком, и до определенного момента она служит ребенку, где-то до двух лет, а затем она должна меняться. Они не ваши. Им не повезло получить вашу ДНК (смех), и мне так жаль детей, потому что они где-то ее подхватили, а потом они проведут остаток жизни в походах
к психологу и в Алом Круге, чтобы отпустить эту ДНК. Но на самом деле пришло время это изменить. Станьте с ними друзьями, ведь вы ими были в прошлом. Они были вашими родителями, теперь вы их. Вы в прошлом прошли с ними через всё, но теперь просто будьте друзьями. Хорошо.

Хорошо. Еще двое. Да.

ДУШКА: У меня нет…

АДАМУС: Будь добра, встань.

ДУШКА: Да!

АДАМУС: Я выше тебя (она смеется). Это было отвлечение. Она полезла прямо в разум. Я вам уже говорил, что это признак хорошего учителя — быть в состоянии это сразу почувствовать. Отвлеките. Теперь что?

ДУШКА: У меня нет сожалений. Единственным сожалением было бы то, что я раньше не наслаждалась жизнью.

АДАМУС: Да.

ДУШКА: Как сейчас… сейчас я гораздо больше наслаждаюсь жизнью.

АДАМУС: Гораздо больше наслаждения. Хорошо.

ДУШКА: Да, после Квантового Позволения.

АДАМУС: Хорошо. Хорошо.

ДУШКА: Да!

АДАМУС: Никаких сожалений. Действительно, никаких.

ДУШКА: Спасибо, Адамус. И раз я приехала сюда, в Колорадо, из Словении мне нужны обнимашки.

АДАМУС: Да, тебе нравится в Колорадо?

ДУШКА: Да!

АДАМУС: Да.

ДУШКА: Да (она выходит на сцену, чтобы обняться).

АДАМУС: Ах!

ДУШКА: Обнимашки! (смех)

АДАМУС: Спасибо (аплодисменты).

ДУШКА: Спасибо. Спасибо.

АДАМУС: Спасибо, что тебе хватило смелости подняться на сцену. Мне было интересно: «Позволит ли она этому невидимому барьеру себя удержать?». Это было как : «Она собирается выйти, есть же какой-то неписаный закон — не выходить сюда во время ченнелинга Адамуса». Я рад, что она его сломала.

Еще один. Ты никогда не будешь об этом жалеть — «О, жаль, что я туда не поднялась».

ЛИНДА: (высоким голосом) Да, ты!

ШАМБРА 1 (женщина): Мне было так уютно. Она не должна была меня снова вызывать.

АДАМУС: Да, Да. Ты посылаешь энергию. Вы все — передатчики энергии, кто-то гораздо сильнее остальных, но вы посылаете энергию: «Она не выберет меня». Она не слышит частицу «не», она слышит: «Выбери меня, выбери меня!». (небольшой смех) Итак, о чем бы ты пожалела, если бы сегодня перешла на мою сторону?

ШАМБРА 1: (немного помедлив) Что не пробудилась раньше.

АДАМУС: Да, знаешь, на самом деле, это был идеальный момент.

ШАМБРА 1: Или о том, что не наслаждаюсь сейчас тем, что я так много знаю.

АДАМУС: Да, Да.

ШАМБРА 1: И продолжаю жить, как будто осталась на другой стороне, как будто я не знаю.

АДАМУС: Хорошо.

ШАМБРА 1: Да, я буду об этом жалеть.

АДАМУС: Хорошо. Не пробудились раньше, но вы понимаете, что момент был выбран идеальный? Есть кое-что в каждом из вас, и тех, кто смотрит онлайн тоже, во всех вас: вы могли позволить свое просветление, свое осознание несколько жизней назад. У большинства — две, у некоторых, может быть, даже три, у некоторых — одна. Но вы могли бы позволить, но не позволили. И есть эта мысль: «О! Что со мной не так? Блин, я был так близко, и облажался. Я съел мясо, и это было в пятницу, Папа римский был очень зол. А потом этот голый парень разговаривал с Папой. Что это было такое?».

ЛИНДА: Еще один — просто ради развлечения?

АДАМУС: Погоди. Дай мне закончить мысль.

ЛИНДА: О, ты еще не закончил. Извини.

АДАМУС: На чем я остановился? О.

Многие из вас могли просто позволить себе Осознание. После Школ Мистерий у нас была главная установка — главная установка, что вы могли воплотиться в следующей жизни и просто его позволить. Вы этого не сделали. Вы этого не сделали, и не потому, что совершили ошибку. Не потому, что медленно учитесь. Пока через это прошли лишь 33 — хотя, наверное, вы все таки немного медлите. Но (небольшой смех), нет, вы хотели быть здесь в это время, и я пытаюсь заставить Калдре написать книгу — я удивлен, что этого еще не произошло, я сделал достаточно намеков — о том, каково быть здесь сейчас, когда планета ищет сознание, когда существует вся эта динамика с Новой и Старой Землей, новости о которой, как я знаю, некоторым из вас не понравились в ProGnost -е. Для некоторых из вас ProGnost стал ругательным словом. «О! Не ПроГность меня». Да (небольшой смех). «Убери отсюда свой ПроГност». «Какой же ты ПроГност. С ума сойти». Попробуйте этот прием со своим супругом или партнером, когда будете в следующий раз спорить. «Иди ты в ПроГност!».

Так, на чем я остановился? Да, я отвлекся. Плохо, когда отвлекается отвлекающий! (смех) Тогда действительно все пропало.

ЛИНДА: Тебе нужно немного лучше взяться за дело.

АДАМУС: Немного лучше сфокусироваться. Хорошо. Фокус в том, что вы выбрали быть здесь, потому что это время наибольших преобразований за всю человеческую историю. На первый план выходит проблема Старой и Новой Земли. Сейчас все динамики планеты имеют большое значение. Вы хотели быть здесь, и я сказал: «Вы не обязаны. Сделайте это, когда будет немного проще», — знаете, во времена лошадей и повозок. Побудьте в каком-нибудь монастыре, отправьтесь в Египет 300 лет назад и сделайте это там. Но вы сказали: «Нет, я сделаю все в это время».

Представьте, каково быть воплощенным и ходить по планете во время самого важного перехода в человеческой и не только человеческой истории. Происходящее сейчас на планете оказывает глубокое влияние на все духовные семьи, на Орден Арк. Можно сказать, что сейчас Орден Арк — вы должны знать, что это архангелы, это портал, через который вы попали на Землю — как бы… не поймите неправильно, но они как бы на фиолетовом уровне боевой готовности. Я сказал не «на красном», а на фиолетовом. Они думают: «Ого! На этой планете все действительно ускоряется», а люди в большинстве своем понятия не имеют о происходящем.

Я и правда сейчас отклоняюсь от темы, но я хочу дать вам хорошее отвлечение. На что сейчас направлено внимание в СМИ, в новостях, в умах людей, в разговорах у кулера? Куда направлено внимание? На Дональда Трампа.

Мне не важно, нравится он вам или нет, просто на него направлено внимание. Это не зловещий заговор или что-то такое. Таково человечество. Я бы сказал, что все дело в нехватке человеческой осознанности. Им хочется говорить об этом, чтобы подкормиться, как стая рычащих собак возле кости, они говорят о Дональде Трампе. А я здесь говорю: «Ребята, разве вы не понимаете, что происходит? Разве вы не видите, как сходятся технология и сознание? Разве вы не понимаете, что сейчас происходит с планетой? Вы не видите психического расстройства?». Это самая распространенная болезнь на этой планете, и это действительно болезнь. Это не слабость или что-то такое. Это самая настоящая болезнь, и как люди ее лечат? С помощью химических препаратов, которые… мозги очень, очень, очень сильно. Но мы будем говорить о Дональде Трампе. Это такое социальное явление, и люди лучше будут обсуждать его, знаменитостей и звезд, которые, как правило, ничего не осознают. Есть осознающие люди, но немногие из них проходят через дверь в Голливуд.

Это отвлечение, а вы решили прийти сюда, на эту планету в это время, чтобы нести свое сознание, свое Я Есть, как бы вы это ни назвали. Вы сказали: «Я буду осознанным Мастером на этой планете. Я не буду пытаться все это изменить». Это не ваша задача. Вы больше не удерживаете энергию, не изменяете планету или что-то подобное. Все эти изменения не входят в вашу задачу, но вы несете свет, потенциал.

У света нет предпочтений. Свет не относится ни к женскому, ни к мужскому началу. Он не хороший и не плохой. Он — страсть Я Есть. Он привлекает энергии. Он создает и воплощает реальность. Но у света как такового нет предпочтений, суждений, в нем нет хорошего и нет плохого. У него не бывает счастливых дней. У света не бывает ни счастливых, ни плохих дней. Это страсть, излучаемая «Я Есть, Я Существую». Вот что это такое.

Вы пришли сюда и сказали: «Я осуществлю эту затею. Я позволю свое Осознание, свое просветление. Я останусь в теле». Вы дали обещание. Прежде чем вы сюда пришли, вы пообещали остаться в физическом теле по крайней мере в течение семи лет — по крайней мере в течение семи лет после просветления, может быть, дольше, может быть, 50 лет. Не думаю, что вы захотите быть здесь 50 лет, но вы сказали: «По крайней мере семь лет». В какой-то момент вы себя на это запрограммировали.

Некоторые уходят, потому что очень силен соблазн перейти на другую сторону. Но я хочу сказать это всем и каждому из вас. Семь лет жизни в просветленном состоянии на этой планете, может быть, дольше. Все, что вам нужно сделать, — почувствовать это. Все, что нужно сделать, — приобщиться.

Мы уже прошли по залу. Но мы выслушаем еще один интересный ответ на вопрос о сожалениях. Куда, черт побери, она идет? Линда, туалет вон там (она несет микрофон кому-то в Клубе Мастеров). Давайте зайдем в Клуб Мастеров (в Клубе раздается удивленный смех). Ахххх!

МОФО (Марти): Привет вам, дамы и господа.

АДАМУС: О чем бы ты жалел, если бы ушел сегодня?

МОФО: Это будет скучно, если вы ожидаете…

АДАМУС: Хорошо, перестаньте снимать (Адамус смеется).

МОФО: …какого-то фантастического ответа. Я скажу о наслаждении жизнью, потому что, знаете, очень часто ты живешь в колее, ты живешь в ней, а потом вползает разум и еб…

АДАМУС: Но я выбираю тебя, потому что ты в другой комнате и потому что я могу.

МОФО: О, отлично.

АДАМУС: У тебя прекрасное чувство юмора, когда ты с другими людьми.

МОФО: Угу.

АДАМУС: Ты как бы немного увязаешь в трясине, когда находишься наедине с собой или со своей чудесной супругой (Мофо смеется). Что, поймал тебя с поличным? (смех) Боже, я рад, что он в другой комнате.

МОФО: (смеясь) О, боже.

АДАМУС: И ты рассказываешь историю о том, чтобы наслаждаться жизнью — но, черт! Ты сам — свой худший враг — наверное, так люди говорят.

МОФО: Конечно, да.

АДАМУС: И ты оказываешься в своей голове.

МОФО: Ага.

АДАМУС: Ты увязаешь в трясине. Знаешь, иногда я буду звать тебя не Мофо, а Мад-фо (« Mud» по-английски означает «трясина» — прим. перев.) Мад-фо. Ты увязаешь в своей трясине, и тогда тебе нужно идти к другим людям, чтобы позволить проявиться той стороне, которая умеет наслаждаться. Но ты сам — свой худший враг.

МОФО: Верно.

АДАМУС: Я правильно сказал?

МОФО: Да!

АДАМУС: Хорошо. Можем мы взять его крупным планом? Я хочу получить действительно хороший кадр. Да, да. (Мофо показывает язык и улыбается) Ахххх! Да, да, да, да.

Это идеальное начало для того, о чем я хочу поговорить. Ты жалеешь, что чуть больше не наслаждался жизнью?

МОФО: Да. Да, да.

АДАМУС: Хорошо.

МОФО: И, мне кажется, несколько раз ты был со мной…

АДАМУС: Да. Да.

МОФО: …когда я был один.

АДАМУС: Да. И не пойми это неправильно.

МОФО: Иногда мы хорошо проводим время.

АДАМУС: Да. И это почти естественно. Ты оказываешься в этом состоянии, знаешь, в одиночестве, и проявляются все сомнения, выползают все призраки, и все уже не так уж смешно.

МОФО: Точно.

АДАМУС: И ты думаешь о том, как пережить еще один день. Все это я бы назвал психо-духовными проблемами. Но затем вы их материализуете, почти что намеренно, в виде других проблем — у кого-то это биологические проблемы, у кого-то финансовые, кто-то просто становится нечувствителен к самому себе, неподвижен внутри себя. Это плохо. То есть действительно плохо. Это был идеальный переход. Спасибо, Мофо, Марти.

МОФО: Это бесплатно.

АДАМУС: Спасибо. Это был идеальный переход. Линда выбрала идеальный случай, как всегда (Мофо мило улыбается). Спасибо. А теперь мы вернемся ко мне (Адамус посмеивается).

Потолок

Я поднимаю эту тему по очень и очень важной причине. Вы слышали выражение, человеческое выражение «стеклянный потолок». Стеклянный потолок. Существует еще потолок из крыльев.

Стеклянный потолок касается женщин, стеклянный потолок — это неспособность подниматься по карьерной лестнице. Кстати, вы не подниметесь, действуя, как мужчина, понимаете? Не нужно вызывать свой мужской аспект Адама-воина и пытаться действовать, как мальчик. Не нужно, потому что так вы далеко не продвинетесь. Это неестественно, и окружающие это увидят, почуют и будут использовать вас в своих целях. Женская энергия намного более творческая и эффективная, чем мужская. Правда. Женская энергия намного более подвижна, чем мужская, она такой создана. Возможно, пришло время с этим покончить, но мужская энергия похожа на дровосека; женская — как бегун, свободно бегущий по лугам, в то время как мужчина-дровосек со всей силы рубит деревья, но при этом не слишком продвигается.

Есть такое понятие, как «стеклянный потолок» — это неспособность подняться выше определенного предела. Это иллюзия, его на самом деле не существует, но люди в него верят. Они верят, что есть стеклянный потолок, и если они родом из бедной семьи, то никогда не станут богатыми из-за своего происхождения. Да, это создает небольшие трудности, но на самом деле это может очень облегчить задачу.

Некоторые люди устанавливают стеклянный потолок, связанный с интеллектом. Интеллект слишком переоценивают, на самом деле он не такой уж и умный. Одно дело — запоминать цифры и факты, и совсем другое — быть живым, жить, обладать чувством здравого смысла или, лучше сказать, каким-то другим чувством, кроме Фокуса.

Но существует множество стеклянных потолков. Об один из них вы все ударяетесь время от времени. Это потолок из крыльев, или вы можете называть его потолком из перьев. Он не плотный, он не похож на каменную стену. Это куча ангельских крыльев. Самое странное, что это ваши собственные ангельские крылья, и сожаления, о которых я постоянно слышу, не связаны с тем, что вы сегодня говорили. Когда люди переходят на другую сторону, я слышу, что они говорят: «Вот черт!» — это сожаления, что они позволили своим сомнениям себя потопить. Сожаления, что они просто чего-то не сделали. И это может быть все что угодно, начиная с чего-то в повседневной человеческой жизни, но я здесь говорю о позволении своего духовного Осознания.

У вас были удивительные прорывы — будоражащие, вызывающие трепет прорывы — а затем наступал синдром «следующего дня»: «Должно быть, я сошел с ума. Наверное, я просто съел пиццу, от которой возникла изжога, которая запустила какие-то химические процессы у меня в мозгу, и я получил яркий опыт в туалете» (небольшой смех) — вы знаете, но вы убеждаете себя в том, что этого не существует. Вы знаете, глубоко внутри вы совершенно точно знаете — я знаю , что вы знаете, мы говорим об этом, вы это чувствуете — но затем вы позволяете этому потолку из перьев, потолку из крыльев встать у себя на пути.

Крылья там, наверху. Они ваши. Они зовут вас выйти из ограничений. Они зовут вас подняться вверх. Вспомните, что я сказал на прошлом Шоуде: позвольте крыльям мечты пронести вас к Осознанию. Это мечта, которая была с вами со времен Атлантиды, мечта о воплощенном Осознании; позвольте этим крыльям нести вас. Но вы их почти что боитесь. «Ого, там наверху крылья, и я не могу подняться выше них». Они ваши, и они хотят вынести вас за пределы сомнений, колебаний и ощущения, что вы сойдете с ума.

Вы не сойдете с ума. Могу сразу вам это сказать. Единственное исключение — и, вероятно, я получу несколько неприятных сообщений — единственное исключение я делаю для тех, кто принимает антидепрессанты, и я не собираюсь спорить на эту тему, потому что факт в том, что они сводят людей с ума. Люди совершают безумные поступки, потому что это накладывает гнилое одеяло на естественные ритмы разума, особенно если человек идет к пробуждению или переживает пробуждение. Они наносят такой вред, что потребуется несколько жизней, чтобы его скорректировать.

Есть несколько вещей, которые мы делаем сейчас в других сферах. Во-первых, мы обучаем ангельских существ, которые раньше были на Земле — не новичков и не тех, кто никогда здесь не был, а тех, кто уже был на Земле — как помогать умершим существам, которые принимали антидепрессанты. Они бесчувственны. Они похожи на маленькие серые шарики. У них полностью отсутствует осознанность. И работать с ними, когда в них нет жизни, нет страсти, когда они переходят на другую сторону, просидев на этих препаратах какое-то время, работать с ними сложнее, чем в суицидальных случаях. Калдре спрашивает, задает уточняющий вопрос — любой период дольше двух лет, и если человек умер, все еще принимая эти препараты.

Они хотят умереть. Они хотят перестать существовать. Они не могут этого больше терпеть. Они знают, что что-то есть, но все потеряло цвет. Все это скрыто от них. Они просто хотят перестать существовать — можете представить, каково с ними работать?

Другая обучаемая нами группа — поскольку мы знаем, что это произойдет, мы видели несколько случаев — предназначена для тех, кто потерялся в виртуальной реальности. Я говорил об этом в Обновленном ProGnost -е.

Виртуальная реальность становится настолько реальной, настолько соблазнительной и притягательной, что некоторые люди будут теряться в этих очках и масках, или просто непрерывно играя дни напролет в видео игры и другие приложения, которые еще появятся, и они будут умирать внутри виртуальной реальности. Самое смешное — хотя в этом нет ничего смешного — самое странное, что иногда их тела не будут умирать, а они останутся там. Останется тело-робот, то есть их биологическое тело будет на автопилоте, а внутри него ничего не будет. Они умрут внутри виртуальной реальности. Мы должны… (Адамус вздыхает) мы должны помочь им вернуться к «Я Есть», к «Я Существую». Вот с такими трудностями мы встречаемся в вашем меняющемся мире.

Я не хочу на это отвлекаться. Я говорил об этом в ProGnost -е, и мы еще будем об этом говорить, а я хочу вернуться к потолку из крыльев. Эти крылья — ваши. Они предназначены для того, чтобы отнести вас в просветление, но вам нужно сделать глубокий вдох и выйти за пределы своих сомнений. «А крылья достаточно сильны, чтобы поднять меня?». Заткнись.

«Куда они меня отнесут?». Еще раз заткнись.

«Как мне понять, что они действительно мои?». Вы сведете меня с ума этими вопросами (небольшой смех). Все дело в том, чтобы преодолеть сомнения. Есть ощущение, что вы сходите с ума, потому что другие люди не видят, не чувствуют, не ощущают того, что чувствуете вы.

Я хотел задать еще один вопрос, но у нас заканчивается время, и я… черт, нет, время не заканчивается, но я все равно его попридержу.

Вы чувствовали это, когда были маленькими, а затем вы спрятали это чувство — это знание, что вы особенные, но вы не позволяете себе его чувствовать. «Особенные» не в смысле «лучше других», вы особенные, но вы это скрыли. Вы сомневались в этом, и поэтому вы позволили себе плестись по своему духовному пути из-за этих сомнений. И получается, когда они переходят на другую сторону и я спрашиваю: «О чем ты сожалеешь?», они отвечают: «О том, что я просто этого не сделал. Что я колебался, что я сомневался, что я беспокоился о том, что сойду с ума, что я беспокоился о том, что остальные обо мне подумают».

Если вы беспокоитесь о том, что о вас подумают окружающие, я могу вам это сказать прямо сейчас. Они ищут героя на этой планете. Они ищут героя. В кого они вкладывают свою энергию? В легкомысленных моделей, звезд, спортсменов — возможно, все они хорошие, но люди ищут чего-то более глубокого. Им уже некомфортно, как и вам, видеть своим стандартом политика. Не думаю, что многие из вас просыпаются утром со стремлением стать Дональдом Трампом, разве что в смысле прически (несколько смешков).

На этой планете больше нет героев, и тогда их создают — мультяшных и книжных героев, их откапывают из 20х и 30х годов — это легкомысленные герои, и этого не достаточно. Будто вы очень голодны, а съедаете миску желе — оно не утолит вашего голода. Да, вы едите. Ваш рот работает. Вкусовые рецепторы стимулируются, но насыщение не наступает. Они ищут кого-то, обладающего — мне не нравится слово «смелость», Калдре — они ищут кого-то, обладающего свободой просто быть, выйти за пределы сомнений.

Вы уже знаете. Я не скажу ничего нового. Вы уже знаете о своем просветлении, о своем Осознании. Вы уже знаете, что вы не станете супер-человеком или кем-то подобным, и что это настоящая трансформация. В каком-то смысле это смерть, но смерть, которая в итоге даст вам свободу в жизни.

Вы это чувствуете. Вы пропускаете эти чувства через свой разум, а там они загрязняются и искажаются, и тогда вы боитесь потолка из крыльев, как стеклянного потолка. Вы боитесь его и проклинаете. «На моем пути столько препятствий, и есть», — что там было? У вас для этого множество названий — «завеса между реальностями». Нет никакой завесы между реальностями. Я ее искал. Я все обошел (небольшой смех): «Ребята, вы видели завесу? Завесу?». Я вижу что-то подобное на мусульманках, но я не вижу, что завеса удерживает эту планету от вознесения. Но вы ее вините: «О, эта завеса». Ее нет, но есть ваши крылья. Крылья, которые хотят отнести вас в Осознание. Они ваши. Единственное, что стоит между вами и вашими крыльями, — это сомнения. Вот и все. Вот и все. Вот и все.

Серия «Крылья»

Мы назовем следующую серию, которая начнется в августе, серией «Крылья». Мы выйдем за пределы сомнений о том, больно ли это. Мы позволим крыльям легко и красиво перенести вас в Осознание. Это ваши крылья. Вы избегали их, сопротивлялись, придумывали отговорки, говоря: «Я должен подождать, пока вырастут мои дети». Сделайте это сейчас, не важно, сколько им лет — 21, 23 или пять. Сделайте это сейчас. Они это заслуживают, но важнее, что вы это заслуживаете.

Для этого не нужно усилий. Нужно лишь позволение, но позволить сложно, если вас сдерживают сомнения: «Должен ли я это сделать?» и «О, или я просто схожу с ума?». Что такое безумие? Вот что безумие. Безумие — оставаться в старых шаблонах, оставаться маленькими и ограниченными, и вы это знаете.

Иногда некоторых из вас мне хочется просто взять и окунуть в холодную воду и подержать там минут десять (небольшой смех). Нет, правда. Десять минут, потому что вам так комфортно быть несчастными, а потом вы мне об этом плачетесь. Вы приходите и говорите: «О, что происходит? Где просветление?». Так вот оно. И крылья — они перед вами. «О, но я не уверен», — вы сомневаетесь, беспокоитесь и боитесь. Мы их наденем. Мы наденем их в следующей серии, в серии «Крылья», и почувствуем, каково быть действительно свободными.

Я начал сегодняшнюю беседу с разговора о свободе — эта страна и другие создавались для свободы человека. Но сейчас, в трансгуманизме, мы переходим к свободе Я Есть, к свободе не только человеческого я, но также вашего Духа.

Эта серия называется «Сверхчеловек», и это была моя шутка. Это была игра слов, потому что на этой планете сейчас существует целое движение — не то чтобы это было хорошо или плохо — просто заменяется человеческая биология, которая является очень, очень старой, очень, очень старой, проводится быстрое усовершенствование с использованием нанотехнологии и других технологий, которые пока даже не пришли им на замену . По сути, изменится процесс рождения, и через 30 или 40 лет редко можно будет встретить женщину, вынашивающую ребенка в своем животе. Это будет большая редкость. Иногда это будет происходить, и все будут говорить: «О, что за фигня с тобой случилась?». (небольшой смех) «У меня хотя бы был секс. А у тебя — нет». (громкий смех)

Это будет происходить множеством других способов — искусственные матки, различные инкубаторы. Есть одно название, над которым я смеюсь — Джонни-тут-как-тут. Я его придумал. Это когда вы печатаете на принтере тело, а затем пытаетесь влить в него сознание — с помощью технологии, загружая туда множество данных. Это не человек. Возможно, это слуга, робот, но не человек.

Пришло время крыльев. Пора прекратить заниматься пустяками.

Трансгуманизм, в общепринятом смысле, развивается очень быстро. Технологии для тела и разума — будь то механические, электрические, химические или просто энергетические — развиваются очень, очень быстро. Триллионы долларов тратятся ежегодно на развитие технологии, что отлично. Для Мастера технологии прекрасны, потому что Мастер позволяет энергии, позволяет всему служить себе. Но когда человек развивает их со скоростью света, не являясь Мастером и не понимая сознание, где-то обязательно нарушится баланс.

Мы находимся в стороне с нашей версией трансгуманизма, позволяя себе освободиться от старой ДНК, это не вы, впуская свет Я Есть, ваш свет. Не свет Бога, Иисуса, не мой свет — а впуская свой свет. Это изменит тело. Вы умрете — это означает, что вы трансформируетесь внутри тела, умрете внутри организма, вы останетесь здесь и трансформируетесь. Вы продолжите жить, но будете чувствовать себя совсем иначе. Вы будете совершенно иначе думать.

Это не гонка, вовсе нет, но я действительно должен объяснить, что движение трансгуманизма развивается очень и очень быстро. В этом нет ничего плохого. Повторю, Мастеру может служить все. Но оно развивается очень быстро, и поскольку эта планета все еще ориентирована на власть, очень ориентирована на силу, есть высокая вероятность, что что-то пойдет неправильно. Я не предсказываю коллапс или что-то подобное, но я говорю, что вы ходите по зыбкой земле, когда технологии развиваются настолько быстро без сознания..

Кстати, когда я говорю о сознании, я не говорю о морали и ценностях, потому что все это придумано человеком. Я говорю о сознании, осознанности, свете — именно этого сейчас здесь и не хватает. Может быть, это изменится. Мы находимся в стороне, у нас есть способность исцелить тело с помощью энайятрона, просто позволив этому произойти. Мы выходим за пределы разума. Знаю, вы думаете, что сходите с ума. Так и есть. Сойти с ума означает выйти за пределы разума. Но вы не сойдете с ума в старом смысле этого выражения, означающего, что вас отправят в сумасшедший дом. Вы не сойдете с ума. Вы войдете в свои чувства, в чувственность.

Мы отправляемся туда, где больше не будет старого процесса рождения/смерти; где вы сможете поступить, как Сэм, как Тобиас — войти в физическое тело после его рождения, созданное биологически при участии мужчины и женщины или в лаборатории.

Тобиас пришел сюда, использовав небольшой трюк с телом-оболочкой, зная, что человечество пойдет путем нетрадиционного создания биологических тел. Он сказал: «Можно ли это сделать с биологическим телом? Потому что позже это, вероятно, можно будет сделать с нано-биологическим телом». Он провел своего рода тест, практически эксперимент, задавшись вопросом: «Можно ли это сделать? Можно ли обойти рождение? Потому что это будет делаться с помощью технологий. Можем ли мы проделать это с помощью своего света?».

В следующем году мы будем двигаться очень, очень быстро. Порой вы будете спотыкаться и беспокоиться, все ли вы правильно делаете, правильно ли движетесь и тому подобное. Я буду постоянно напоминать вам не позволять сомнениям встать у вас на пути. Это немного пугает, потому что вы использовали сомнения, чтобы немного себя сдержать. «Если я буду сомневаться, то я не сойду полностью с ума». Вы использовали их, чтобы себя сдержать, но мы их преодолеем. Они сводят вас с ума, а у нас только тридцать три. Давайте. К концу следующего года мы должны продвинуться подальше. Тридцать три осознанных воплощенных Мастера.

Давайте сделаем глубокий вдох, и, извини (говорит Линде), вот теперь мы начинаем. Я закончил… (небольшой смех) Я хочу поговорить об одном понятии, и мне для этого нужен микрофон. Лишь парочка ответов.

Единство

Откуда взялось это старое представление о единстве? Я слышу, как люди… можно включить свет, Линда возьмет микрофон. Откуда взялось это представление о единстве — «Мы едины, мы вернемся назад к единству» — откуда оно взялось? Это часть моего исследования для Вознесенных Мастеров. Мы не понимаем. Откуда взялось единство?

ШАМБРА 2 (женщина): Хороший вопрос.

АДАМУС: Да, знаю. И когда наступает такой момент, ты не знаешь, ты делаешь глубокий вдох и смотришь, как Дэйв тебя фотографирует — эээээ! (небольшой смех) — и что-нибудь придумываешь.

ШАМБРА 2: Я могу лишь сказать, откуда оно приходит для меня.

АДАМУС: Приходит для тебя?

ШАМБРА 2: Для меня оно приходит…

АДАМУС: Ты слышала раньше это выражение? Ты когда-нибудь была на Конференции Единства?

ШАМБРА 2: (смеется) Нет.

АДАМУС: Ну и не ходи.

ШАМБРА 2: Я чувствовала себя бесполезной, поэтому хотела сделать что-то…

АДАМУС: Хорошо. Чувствовала себя бесполезной, поэтому «Давайте вернемся к единству».

ШАМБРА 2: …важное, знаешь.

АДАМУС: Хорошо.

ШАМБРА 2: Но я с этим покончила (она смеется).

АДАМУС: Хорошо, да. Так и есть, на самом деле. Это прекрасно. Так и есть. Ты все еще в этом сомневаешься, но я знаю, что это так. Следующий. Давайте поторопимся. У нас еще много дел.

ЛИНДА: Я могу быстрее. Я бегаю, как обезьянка.

АДАМУС: Вот так — вжик! вжик! вжик! — и пахнешь, как она. (кто-то восклицает: «Оооо!») Нет, я сказал, что я пахну, как обезьяна.

ШАМБРА 3 (женщина): О. Я что-то пропустила.

АДАМУС: Калдре хотел меня за это ударить.

ШАМБРА 3: Может быть потому, что люди чувствовали себя неполноценными, маленькими…

АДАМУС: Хорошо.

ШАМБРА 3: … и искали что-то большее, к чему идти, более значимое, чем они.

АДАМУС: Ты когда-нибудь верила в такое единство?

ШАМБРА 3: Нет, не очень.

АДАМУС: Нет, хорошо. Да. Еще парочку. Откуда взялось единство?

ЛИНДА: Хорошо. Передайте его Гэри.

АДАМУС: Я знал, что она тебя выберет. На самом деле, я ее попросил.

ГЭРИ: Единственный раз, когда я не хотел.

АДАМУС: Точно, точно, точно. Да, да.

ЛИНДА: Так это и устроено.

АДАМУС: Встань, если не возражаешь, чтобы весь мир мог тебя увидеть. Откуда взялось понятие единства?

ГЭРИ: Из чувства неполноценности, из необходимости взаимодействия.

АДАМУС: Да, да. Да. Хорошо. Ты когда-нибудь верил в это, немного?

ГЭРИ: Конечно.

АДАМУС: Да. Ты посещал конференции Единства?

ГЭРИ: Они не так назывались.

АДАМУС: Да. А как они назывались?

ГЭРИ: Ну, знаешь, духовное что-то, такой-то гуру.

АДАМУС: Точно, точно, точно.

ГЭРИ: Такая-то церковь.

АДАМУС: Ты заметил там какое-нибудь единство?

ГЭРИ: Только с собой.

АДАМУС: Да. Хорошо. Хорошо. Превосходно. Еще парочку. Еще двое. Откуда взялось единство? Вознесенные Мастера об этом спрашивали, и я сказал им, даже несмотря на то, что я все знаю, я сказал, что проверю. Я хотел услышать, что скажут люди.

МЭРИ СЬЮ: Думаю, оно родилось из желания быть со всеми в мире.

АДАМУС: Да.

МЭРИ СЬЮ: Знаешь, все… Не люблю использовать это слово…

АДАМУС: Можно тебя обнять?

МЭРИ СЬЮ: …хорошоооо. Я не буду…

АДАМУС: Давай просто обнимемся.

МЭРИ СЬЮ: О!

АДАМУС: Мы едины (они обнимаются). Сестра моя, мы едины. Да. Хорошо.

МЭРИ СЬЮ: Да.

АДАМУС: Это был акт макио.

МЭРИ СЬЮ: Понятно (она смеется).

АДАМУС: Хорошо. Но мне было приятно, ненадолго.

МЭРИ СЬЮ: Да.

АДАМУС: О, да.

МЭРИ СЬЮ: Да.

АДАМУС: Да. Ладно. Хорошо. Это было приятно.

МЭРИ СЬЮ: Спасибо.

АДАМУС: Еще один. Откуда пришло единство? Давайте, кто его изобрел? Кто его создал? Кто однажды сказал: «О, мы должны быть едины». Да (кто-то говорит: «Кока-кола»). Кока-кола! (смех) Да, продолжай и встань. Единство.

КЭТЛИН: Согласно учению о сотворении мира, мы были одним суверенным существом, а потом произошел взрыв, Большой Взрыв.

АДАМУС: Да.

КЭТЛИН: И мы разделились.

АДАМУС: На самом деле, ничего такого не происходило. Это один из способов понимания истории, но на самом деле этого не было.

КЭТЛИН: Это старая история.

АДАМУС: Это старая история. Да, хорошо. Да. Мы все произошли из одного. Даже Тобиас высказал эту версию в «Путешествии ангелов», потому что не было другого способа это объяснить… на самом деле, вы бы испугались до чертиков, если бы он вам рассказал, как все в действительности произошло. Поэтому он рассказал красивую историю: «Мы были едины», и на самом деле он еще в нее верит. Но (небольшой смех) он проснется.

Спасибо. Единство. Где оно было создано? В каком году, в какое время, кем? О, где-то в восемнадцатом веке, в мое время, хотя я его и не создавал. Оно было создано для удобства церкви. Вот так, легко и просто. Единство не так уж и старо. Некоторые люди говорят, что его можно найти в старых учениях буддизма или индуизма, но не очень-то. То есть — да ладно! Если индуисты говорят о единстве, что они иногда делают, и им нравится думать, что о нем говорилось и пять тысяч лет назад, но это группа замечательных людей, у которых 100 000 богов. Это не единство (смех). И когда они о нем говорят, я восклицаю: «Правда что ли?! Где единство в 100 000?». Простите, индуисты — ой, сегодня индуисты не смотрят. Ладно. Двое смотрят. Я вас вижу. Да. «Привет. Рад вас видеть». (парадирует индийский акцент, смех в зале) Это политически некорректно, духовно некорректно?

ЛИНДА: Да. Это политически некорректно.

АДАМУС: Ну и ладно. Тогда сегодня все политически некорректно, потому что я говорю и веду себя как американец (небольшой смех).

ЛИНДА и АУДИТОРИЯ: Оооо. Оооо! Ого! (Адамус смеется)

АДАМУС: Я не знаю. Те, кто не отсюда, сейчас умирают со смеху! (громкий смех)

САРТ: За это ты отправишься в ад!

АДАМУС: Хорошо. Да. Дядюшка Адамус. Просто не могу устоять. Да. Сегодня я американец.

Так что единство было создано церковью для… что это за хрень? (небольшой смех, Адамус берет какую-то ткань с изображением американского флага и обматывает ее вокруг себя) Это какое-то платье, юбка? Хорошо. Я не знаю. Я давно не был на Земле. Линда, ты мне не поможешь? Это нужно завязать или как? (громкий смех в зале)

ЛИНДА: Ты хорошо справляешься. Ты хорошо справляешься. (Линда завязывает флаг вокруг его пояса)

АДАМУС: Хорошо. Итак, единство… искусство отвлечения.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох.

Единство как бы было создано церковью. Как бы. «Мы все едины. Мы вернемся к единству». Становитесь в очередь. Гипноз. «Мы едины. Мы едины. Мы едины. Мы вернемся к единству». Это звучало очень приятно, и по-настоящему это подхватили люди движения «Новая мысль» в конце девятнадцатого века, а действительно оно набрало силу в начале 1960-х годов. «Мы все едины, потому что я не…» (зал смеется над его «юбкой») «Мы все едины, потому что я не достоин быть независимым. Я не достоин собственной божественности». Как же это скучно? Это была бы дерьмовая шутка, если бы Бог был таким. Прости, Эдит. Эдит смотрит на меня, как: «Когда же ты перестанешь ругаться?». Или это было восхищение?

ЭДИТ: Безусловно, восхищение.

АДАМУС: Безусловно. Это была бы очень плохая шутка, если бы вы умерли и — оооо! — вы видите свет — оооо! — он несет вас в единство. А вы бы: «Все так и есть! Я Существую. Я Есть то, что Я Есть. Нет! Я всего лишь часть этой кастрюли с молоком, где находятся все остальные. Вся работа коту под хвост! Все попытки найти свою идентичность. Я лучше вернусь — назад в мир живых людей — чем затеряюсь в этом единстве. Это слишком скучно. То есть, в этом большом единстве нет идентичности. Мне вообще не нравится вон тот человек, здесь единство, и он тоже здесь? Здесь все! О, боже! (смех) Если бы я только мог выбраться из единства и вернуться на Землю, я бы сказал всем, прокричал им: «Не ходите туда! Единство — отстой! В нем нет чувственности! Это до жути скучно. Это как плавать все время в молоке, в теплом молоке, в обезжиренном молоке (громкий смех). Все всегда одно и то же. Все всегда одинаково». О, боже. На Земле было так хорошо. Почему я этого не ценил? То есть, почему я не ценил свою суверенность, свою уникальную сущность?».

И тогда, вероятно, вы бы подумали: «А знаешь, тогда я обрету ее сейчас. Я обрету ее». На самом деле, церковь шла в правильном направлении, но они свернули не туда, свернули на путь собственной власти.

Вот что в действительности подразумевало это утверждение: «Я вхожу в свое единство. Вокруг летают все мои аспекты, все прошлые жизни», которые, кстати, рассчитывают, что вы сделаете это в этой жизни, поэтому они не летают вокруг. «У меня столько частей и кусочков, они разобщены и всегда будут гранями. Но весь смысл в том, чтобы привести их в единство со мной , с Я Есть то, что Я Есть. Многие, многие грани кристалла, которым я являюсь, но в единстве со мной. О, боже, они не поняли. Я должен вернуться на Землю и учить: «Я Есть единство. Я един», и объединить всего себя — божественность и человека, Мастера и ученика, все мои прошлые жизни и все потенциалы. Они принадлежат мне. Они мои. Это я».

Без лишних слов, давайте это промерабим. Мераб — это глагол. Он означает «изменить сознание».

Нравится моя юбка?

ЛИНДА: Очень.

АДАМУС: Вот что я хотел сегодня сказать. Все остальное было просто ради развлечения.

Мераб Единства

Единство — это вы. Это всегда были вы. Это суверенное существо, которым вы являетесь.

(начинает играть музыка)

Вы не подчиняетесь никакому существу, совершенно никому. Нет, совершенно нет ни одной темной сущности, которая могла бы когда-либо отобрать у вас сознание, ваше Я Есть. Кто-то из вас отстраняется от этого потолка из крыльев. Вы отстраняетесь, потому что боитесь, что если вы туда подниметесь, то будете уязвимы перед силами, которые сильнее вас. Здесь, внизу намного проще. Там обитают какие-то демоны, что-то плохое.

Когда вы избавитесь от представления о реальности силы — потому что они применяют силу, темная сторона использует силу для обмана; силы нет, просто сделайте глубокий вдох и почувствуйте: «Ах, силы нет», — тогда вы действительно позволите крыльям вашей мечты нести вас к Осознанию. Но мы сейчас говорим о единстве.

Просто почувствуйте на мгновение единство «Я Есть, Я Существую».

(пауза)

Сделайте хороший глубокий вдох. Это ваше единство. Полностью суверенное.

Полностью суверенное.

(пауза)

Можно взглянуть на это по-другому: вы самодостаточны. Нет ничего, включая энергию, что было бы вам нужно вне единства, вашего единства.

(пауза)

Каждый аспект, каждая ваша грань, каждая прошлая жизнь, каждая черта характера в этой жизни является частью этого единства. Они молили о возвращении домой. Они умоляли вас вернуться в суверенное единство, которым вы являетесь.

Я говорю о единстве в конце серии «Сверхчеловек», потому что сейчас действительно нужно дать понять каждой частичке, каждому кусочку, каждому аспекту и каждой грани, что время пришло. Хватит болтаться вокруг. Хватит околачиваться на периферии Я Есть. Хватит издеваться и смеяться над вами, как делают некоторые аспекты.

У вас так много частей себя, частей единства, которые просто хотят вернуться. Они хотят отправиться в этот путь вместе с вами. Они не могут этого сделать, если будут разобщены, разделены.

Мы сидим здесь, на нашей встрече в конце серии «Сверхчеловек», прежде чем воспарим в нашей следующей серии, и просто чувствуем единство. Это все, что вам нужно сделать — почувствовать единство Я Есть, себя.

И когда вы это чувствуете, возвращаются все ваши частички и фрагменты, даже если вы считаете их разбитыми, раненными, поврежденными, травмированными. Возвращается мужское и женское. Возвращается хорошее и плохое, светлое и темное, и вы становитесь, как… я вижу это как огромную сферу, многогранную сферу. Все возвращается в эту сферу, сияющую и переливающуюся форму, которой вы являетесь, с миллионами сторон, различных граней. А если отойти далеко в сторону и посмотреть, она похожа на огромный переливающийся шар света. Если же подойти совсем близко — у этой сферы миллионы совершенных граней, миллионы и миллионы сторон, граней, и каждая из них совершенна.

О, а знаете, некоторые из этих граней похожи на осколки кристалла или стекла, плавающие вокруг этой сферы, — они осторожны, не уверены, что хотят войти в нее, вернуться домой. Как космические обломки, мусор, как кольца Сатурна, вращающиеся по его орбите. Но когда мы делаем глубокий вдох и позволяем… я перестану говорить и позволю вам пережить этот опыт.

Когда вы сделаете глубокий вдох, позвольте себе почувствовать, что происходит со всеми этими осколками, вращающимися вокруг сферы.

Сделайте хороший глубокий вдох.

(пауза)

Все дело лишь в Позволении. Помните, что разум не может объединить все эти фрагменты. Человеческое я не ответственно за просветление. Все дело лишь в позволении.

Когда вы чувствуете эту прекрасную сферу, свое единство, свою суверенность, вы будто зовете все эти частички и фрагменты вернуться домой.

(длинная пауза)

Это трансгуманизм — то, что я называю трансгуманизмом. Это возвращение к Себе. Это трансформация всех частичек и осколков, разбросанных по всему космосу, разбросанных по времени и пространству, ваших фрагментов. И настоящий трансгуманизм заключается в позволении всем им снова объединиться.

Помните, что вы не можете мысленно их собрать. Вы можете только позволить.

(длинная пауза)

Вы много боролись со своими аспектами и частями. Они являются причиной множества сомнений. Из-за них слабели и подавлялись многие ваши мечты.

Но сейчас вы можете просто сделать глубокий вдох в единство, в свою суверенность?

(пауза)

Одни из самых ранних учений ессеев и гностиков говорили о единстве. Не о единстве всего во вселенной — они говорили о единстве Себя. Его исказили. Его неправильно поняли. Как же легко загипнотизировать людей, говоря о единстве, — как в «1984», как делал Старший Брат (Адамус ссылается на роман-антиутопию Джорджа Оруэлла «1984» — прим. перев.)

Но в этих ранних учениях — о которых мы будем говорить на некоторых Шоудах и, конечно же, в Кихаке, я напомню о них — в этих ранних учениях говорилось об истинной природе суверенности, единства существа, интегрированного существа, единстве внутри себя.

И хотя это может казаться таким логичным и, наверное, таким естественным, возникает огромное сопротивление. Это означает принять и позволить себя. Оставить сомнения. Сойти с ума — наверное, вы бы сказали. Но что значит сойти с ума?

Давайте глубоко вдохнем нашу форму трансгуманизма: это эволюция тела, разума и духа в Тело Сознания; эволюция, выходящая за пределы наследственной биологии; естественная эволюция за пределы страхов разума.

В нашей форме трансгуманизма не нужно усердно стараться, не нужно ставить человека на пути естественного процесса просветления — в ней человек является участником, позволяет вместе со своей божественностью, своим единством. В ней человек понимает, что не несет ответственности за свое Осознание. Его лишь просят позволить и прожить этот опыт. В ней не нужно усилий, нужно лишь позволить, довериться.

В нашей форме трансгуманизма известно, что тело, биология может полностью исцелиться без внешнего вмешательства, кроме разве что прогулки на природе или теплой ванны.

В нашей форме трансгуманизма не нужно собирать и накапливать всю возможную информацию, как делают человеческие компьютеры, нужно лишь понять, что нам не нужно ничего накапливать. Ничего.

Нам не нужно хранить данные, факты и цифры, потому что есть внутреннее знание. Оно похоже на ваше персональное облако единства. Это ваше собственное знание, и оно не хранит информацию, как разум. Оно не запоминает, как разум, — знание просто знает. Но оно не знает, пока ему это не нужно. В этом его красота. Это не запоминающее устройство — ваше знание, ваш гност.

Лучше всего сказать, что знание оперирует вне времени и пространства. Поэтому оно не должно быть линейным. Ему не нужно записывать данные. Если вам нужно знать что-то из произошедшего в прошлом, оно отправляется в прошлое. Оно не хранит информацию, оно просто оказывается там. Это Я Здесь. Это сознание.

Человеческому разуму больше не нужно копить воспоминания и информацию и иметь тайник для хранения отпечатка личности. Вы выйдете за пределы этих ограничений. Это наш трансгуманизм.

Нам не нужно встраивать в свой организм большие компьютеры. Мы просто обращаемся к знанию. Оно всегда с нами. Оно не нуждается в энергии — то, что называется знанием.

Оно всегда здесь. Таков наш трансгуманизм, наше единство.

Куда людей приведут технологии? Существует много потенциалов разных направлений. Я продолжу вам об этом рассказывать, но мне не очень хочется тратить на это много времени. Я лучше буду говорить с вами о вашем трансгуманизме.

Я прошу — во время этого мераба — я прошу вас кое-что почувствовать. Я прошу вас почувствовать это семилетнее обещание — остаться в теле по крайней мере на семь лет после Осознания. Вы дали себе обещание — и период может быть дольше, намного дольше — вы пообещали остаться. Не вылететь из тела. Не покинуть планету, а остаться.

Я приглашаю вас это почувствовать.

(пауза)

Я бы сказал, что в этом чувстве есть радость, истинная радость.

(пауза)

Давайте вместе сделаем хороший глубокий вдох — в этот уикенд независимости здесь, в Соединенных Штатах Америки, в республике, а не демократии. Здесь, в стране свободы и доме храбрецов.

Но я хочу, чтобы между нашей сегодняшней и следующей встречей вы взглянули, по-настоящему почувствовали аналогию между Америкой и тем, что вы называете развитой Землей — между Америкой с ее желанием свободы, желанием лучшей жизни, и тем, что сейчас происходит со Старой и Новой Землей. Не такая уж большая разница, друзья мои.

Да, пионеры, приехавшие сюда и основавшие эту новую страну, скучали по местам, откуда пришли. Они скучали по семьям и традициям, они скучали по родным обычаям Европы, Азии или Южной Америки — они скучали по всему этому. Но они были пионерами. Они пришли ради свободы.

Теперь у нас есть Новая Земля и Старая Земля. Новая Земля и Теос, где мы создаем новый уровень свободы. Это не значит, что вы не можете оставаться здесь, на этой Земле, или навещать ее, когда хотите. Я знаю, вы никогда не выберете еще одно обычное воплощение, но пионеры, приехавшие в Америку и разбившие колонии, превратившиеся в города, превратившиеся в мегаполисы, иногда возвращались и навещали свою родину. Они ездили в Ирландию, Англию или Францию и понимали, что никогда не вернутся назад. У них было слишком много свободы, слишком много нового. Они не могли вернуться. Было приятно приехать в гости, но они уже не могли вернуться назад.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох в этот прекрасный день. Хороший глубокий вдох в ваше единство.

(музыка заканчивается)

На этом, друзья мои, я не знаю, была ли сегодня лекция, как я сказал, серьезная лекция, или это было развлечение. Единственное, что я точно знаю — я в стране свободы и в доме храбрецов (смех).

АДАМУС И АУДИТОРИЯ: Все хорошо во всем творении.

АДАМУС: Спасибо. Спасибо. (аудитория аплодирует)

____________________________________________________________
Оригинальный англоязычный текст на сайте Алого Круга

Русский перевод и субтитры: SaLexx & SafIra

Поддержать переводчиков
Яндекс.Деньги 41001387267149
WebMoney R403375132857
PayPal salexx23@yandex.ru


Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: