Серия Сверхчеловек Шоуд 8

МАТЕРИАЛЫ АЛОГО КРУГА
Серия «Сверхчеловек»

ШОУД 8 — АДАМУС СЕН-ЖЕРМЕН
ченнелинг через Джеффри Хоппе

Представлено Алому Кругу 1 апреля 2017 года
http://www.crimsoncircle.com

Перевод и субтитры: SaLexx & SafIra
____________________________________________________________
Видео

____________________________________________________________
Текст

Я Есть То, Что Я Есть, Адамус из Суверенного Владения.

Давайте вместе сделаем хороший глубокий вдох, начиная этот Шоуд. Хороший глубокий вдох вместе.

Чувствуете, в зале что-то изменилось? Что-то изменилось, где бы вы сейчас ни находились? Шоуда начался с очень красивого чувственного видео и музыки, вы просто на мгновение отпустили все заботы и хлопоты, отвлекли внимание, сконцентрировались на визуальных эффектах на экране, вызвавших множество воспоминаний; ваша любовь к этой планете (имеет в виду это видео ) — то, по чему, по словам Шамбры, они будут больше всего скучать в этой последней жизни. Чего им будет больше всего не хватать, но, дорогая Шамбра, просто заметьте, что то, чего, по вашему мнению, вам будет не хватать больше, чем ваших родных, близких, домашних животных или чего-то еще, — это природа. Природа, Гайа присутствует в вас всегда. Куда бы вы ни пошли, даже в нефизических сферах, вы будете нести ее с собой.

В этом и есть прелесть быть Вознесенным Мастером. Однажды побывав на этой планете, почувствовав вибрации природы — природа оживляет жизнь, она переносит вас в самовыражение, даже в очень сосредоточенном, единичном виде, но она переносит вас в самовыражение — природа, вы будете брать ее с собой, куда бы ни отправились.

Как только вы захотите прогуляться в лесу, даже если вы находитесь в какой-то отдаленной галактике, если вы в других измерениях, вы всегда сможете перенести его к себе. В этом прелесть того, что вы здесь сделали, особенно в этой жизни. Перенесли природу в себя, интегрировали.

Давайте это хорошо глубоко вдохнем — произошло изменение, во время этого прекрасного музыкального видео что-то изменилось, и вы на мгновение позволили. Позволили огромное количество всего. Позволили себе успокоиться, чтобы выйти из своего разума, чтобы остановить непрерывный поток мыслей, этот пульсирующий поток, так часто у вас присутствующий. Позволили себе быть чувственными. Пока играло видео, здесь было не только сосредоточение — чувство Сосредоточения, сосредоточение на Сосредоточении; на минуту вы позволили прийти другим чувствам.

Я в последнее время много говорил о чувствах, потому что в конечном счете это именно то, что происходит с Мастером, когда он выходит из пробуждения и переходит к воплощенному просветлению. Вы понимаете, что дело не в изучении древних текстов и священных писаний, не в практиках, которыми на самом деле вам, возможно, не нравится заниматься, а в простом раскрытии себя другим чувствам, естественно и легко.

Прохождение изменений

Я знаю, сейчас вы находитесь в состоянии непрерывного изменения. Я сказал «непрерывного изменения». Состояние движения, состояние некоторой путаницы, состояние перехода, и это совершенно естественно, совершенно ожидаемо. На самом деле вы все делаете намного изящнее, чем многие из Вознесенных Мастеров. Вы все делаете гораздо более интегрированно, чем мог ожидать любой из Вознесенных Мастеров, сидящих в клубе.

Это трудно. Это сложно. Без сомнений. Это почти как будто вас засасывает гравитация — гравитация, которая хочет вернуть вас к разуму, к единичному чувству Сосредоточения; гравитация, которая хочет затянуть вас обратно в старый образ жизни, а потом заставить постоянно пытаться его усовершенствовать, думая, что это каким-то образом приведет к вашей реализации. Вы находитесь в точке, в которой возвращаетесь к своим чувствам, по-прежнему находясь в физическом теле, по-прежнему интегрируя такие вещи, как природа, по-прежнему интегрируя физический опыт в свою жизнь.

Это действительно глубоко. На самом деле не существует человеческих слов, чтобы это описать, но вы переживаете переход. И самое главное, что я слышу в ваших ночных спорах со мной, в ваших ночных рассуждениях со мной; самое главное, что я слышу, даже в ваши личные моменты, когда вы одни — вы спрашиваете себя снова и снова: «Что со мной не так?». Чуть заболела голова: «Что со мной не так?». Палец на ноге болит: «Что со мной не так?». Мысли путаются: «Что со мной не так?». В вашей жизни нет обычного потока и синхроничности, а на самом деле в вашей жизни нет старой скуки: «Что со мной не так?» — спрашиваете вы. И я отвечаю вам снова и снова: «Все в полном порядке».

Вы одновременно проходите через такое количество изменений, глубоких изменений в теле и разуме. Всё в порядке. Если бы вы могли просто это вдохнуть и позволить в следующий раз, когда будете проходить одно из ваших: «Почему в моей жизни все разваливается? Почему мое тело болит? Почему я чувствую себя таким растерянным?» — потому что вы переживаете величайшие изменения из всех жизней, из более чем тысячи жизней. Вы переживаете величайшие изменения из всего, что пережили, по-прежнему находясь в этом физическом теле, переступая границы разума и направляясь в чувства.

С вами все в порядке, но это похоже на самоисполняющееся пророчество. Вы как будто хотите, чтобы что-то было не так. Немного, возможно. Чуть-чуть. Ну, да. В больничном смысле — «Вам нужна консультация врача» (небольшой смех). «Что со мной не так?». Вы действительно хотите получить ответ на этот вопрос? Что с вами не так? «Почему мое тело разваливается? О, Боже мой! У меня, наверное, какая-то страшная болезнь. Я старею. Я больше не могу думать». Всё в порядке. Вы переживаете переход. Это сказывается на вашем теле. Безусловно. Это накладывает отпечаток на мысли, разум и все остальное, на все, чем, по вашему мнению, вы были, на все, с чем вы себя ассоциировали. Сказывается на всем.

Но если вы можете сделать глубокий вдох и по-мастерски — сделать глубокий вдох и, как Мастер, сказать: «Это все часть моего выбора под названием воплощенное просветление. Вот и все. Вот и всё».

Так что в следующий раз, когда получите штраф за скорость, даже не зная, что вы ее превысили; в следующий раз, когда тарелка выпадает из рук, упадет и разобьется; в следующий раз, когда вы поскользнетесь и повредите колено или что-то еще; в следующий раз, когда у вас будет абсолютно бессонная ночь; в следующий раз, когда вы простудитесь или подхватите грипп, когда ваш партнер от вас уйдет, что бы ни произошло, сделайте глубокий вдох. С вами все в порядке. Вы просто входите в свое мастерство. И чем раньше человек это поймет, чем раньше человек позволит «И»: «О, и всё в порядке, это все часть трансформации, расширения, интеграции, многомерного осознания», что бы ни произошло — в следующий раз, когда это произойдет, примите это, как Мастер. Дышите, как Мастер. Будьте в изящности, как Мастер, и просто позвольте.

Человек, да, наверное, захочет крикнуть: «О! Но я делаю все неправильно». Нет. Ваша жизнь меняется.

Я уже вам говорил, какой самый худший, худший из возможных сценариев? Ничего не меняется. Самый худший сценарий — вы продолжаете делать то, что делали тысячи жизней. Сколько это лет — тысяча жизней? Это много лет. Сто тысяч лет или около того, у кого-то больше, у кого-то меньше. Но вы действительно хотите продолжать делать то же самое снова и снова? Действительно ли это — на самом деле вопрос больше — действительно ли это безопасность? Действительно ли это безопасность? Просто продолжать делать то же самое, вставать каждый день в одно и то же время, есть ту же еду, говорить об одном и том же с теми же друзьями, ходить на ту же работу и так же по-человечески беспокоиться.

Существует восприятие: «Так безопаснее. Я знаю этого дьявола. Я уже знаю результат, так что лучше останусь с ним». Но на самом деле это не безопасно. Это на самом деле одна из самых, так сказать, опасных вещей, которую вы только можете для себя сделать — посадить себя в колею, увязнуть в рутине еще больше.

Самое смешное — смешно для меня, не для вас — самое смешное, что когда вы пытаетесь остаться в колее, когда вы пытаетесь остаться в своих шаблонах, потому что они удобны и вы знаете, чего от них ожидать, существует другая часть вас под названием «Мастер пинков под зад», который придет, увидит вас в этой вонючей яме, из которой жалуется человек, и сделает все, чтобы на самом деле вас оттуда вытащить, потому что Мастер не хочет, чтобы вы попали в колею. Он не хочет погрязнуть в рутине. Поэтому Мастер пинков придет и вытащит вас оттуда.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох, перед тем как озвучить вопрос дня, вопрос Шоуда. Линда, готовь микрофон.

Сегодняшний вопрос

ЛИНДА: Уже готов.

АДАМУС: Уже готов. Поехали. Что сейчас в вашей жизни вас больше всего раздражает и почему? Сделайте поярче свет, пожалуйста.

ЛИНДА: О, можно я отвечу?

АДАМУС: Да, на самом деле, я собирался спросить тебя. Ты первая. Что сейчас в вашей жизни вас больше всего раздражает и почему? Давай. Будь добра, встань.

ШАМБРА 1 (женщина): Хорошо. Пятна по всему телу.

АДАМУС: Пятна. Можешь нам их показать? (смех)

ШАМБРА 1: (смеется) Нет.

АДАМУС: Ай-яй-яй! Пятна. Пятна, они чешутся?

ШАМБРА 1: Да.

АДАМУС: Они фиолетовые или зеленые?

ШАМБРА 1: (хихикает) Ярко-розовые.

АДАМУС: Ярко-розовые. Это не так уж плохо. Когда они станут зелеными, будет проблема, но… и ты себя спрашиваешь: «Что со мной не так?»?

ШАМБРА 1: Да, спрашиваю.

АДАМУС: «У меня пятна на теле». А почему пятна на теле?

ШАМБРА 1: Я понятия не имею. Это что-то новое.

АДАМУС: (шепотом) Ой! (кто-то говорит: «Ох!»)

ЛИНДА: Ооооо!

ШАМБРА 1: (хихикая) Оооо!

ЛИНДА: Ооооо!

АДАМУС: Ладно, было очень близко.

ШАМБРА 1: Было…

АДАМУС: Было очень близко. То есть, если бы ты сказала что-то вроде: «Я не знаю»…

ШАМБРА 1: Мне кажется, что это…

АДАМУС: Уфф!

ШАМБРА 1: Мне кажется, как будто я прохожу какие-то преобразования, да.

АДАМУС: Да, да.

ШАМБРА 1: Безусловно.

АДАМУС: А что ты делаешь с пятнами? Ты принимаешь соль от пятен или что-то подобное?

ШАМБРА 1: Ничего.

АДАМУС: Ничего.

ШАМБРА 1: Нет.

АДАМУС: Ты просто позволяешь пятнам быть.

ШАМБРА 1: Да.

АДАМУС: Как ты думаешь, в чем основная причина, точнее физическая причина? В чем первопричина пятен?

ШАМБРА 1: Хммм, первопричина.

АДАМУС: Насколько пятна большие?

ЛИНДА: Господи!

АДАМУС: Это же про пятнышки. Мы же семья! Мы можем говорить о таких вещах. Мы можем здесь показывать и рассказывать.

ЛИНДА: Не делай этого! Не делай этого!

ШАМБРА 1: Хорошо! (они смеются)

АДАМУС: Хочешь на мои посмотреть? (больше смеха)

ШАМБРА 1: Конечно!

АДАМУС: Итак, первопричина. Первопричина.

ШАМБРА 1: Уххх…

АДАМУС: О, мне это нравится.

ШАМБРА 1: Немного… наверное…

АДАМУС: Клопы.

ШАМБРА 1: …раздражение.

АДАМУС: Раздражение. Какое раздражение?

ШАМБРА 1: Мне кое-что не нравится.

АДАМУС: Я могу видеть сквозь одежду. Я вижу эти пятна. О, боже. Все не так плохо (она смеется).

ШАМБРА 1: Я…

АДАМУС: Она мне поверила.

ШАМБРА 1: Я считаю, что это небольшое раздражение жизнью.

АДАМУС: Сильное раздражение жизнью, да, да.

ШАМБРА 1: И небольшое, и сильное.

АДАМУС: А можешь дать имена этим раздражениям?

ШАМБРА 1: (смеется) Интересно, что будет дальше.

АДАМУС: Да. Я имел в виду, есть ли имя, связанное с раздражением, например, Боб, Мэри или кто-то еще? (она смеется) Происходит нечто подобное?

ШАМБРА 1: Немного — ну, возможно.

АДАМУС: Да, теперь, когда ты об этом сказал (она смеется). Ты никогда об этом не думала, но да. На самом деле, настоящая причина — пищевая аллергия, ты на самом деле еще не совсем настроилась. Но что-то происходит…

ШАМБРА 1: Правда?

АДАМУС: …с пищеварительным процессом в целом. Люди в твоей жизни просто это усиливают. Но, нет, это пищевая аллергия.

ШАМБРА 1: Правда?

АДАМУС: Да, да.

ШАМБРА 1: Ох.

АДАМУС: Да. А какая еда тебе нравится?

ШАМБРА 1: Фрукты и овощи.

АДАМУС: Вот черт (смеется). Фрукты и овощи. Нет, это очень хорошо.

ШАМБРА 1: И немного сахара.

АДАМУС: И немного сахара, да, добавить немного сахара (она хихикает). Как насчет злаков или…

ШАМБРА 1: Да, это тоже.

АДАМУС: Да. Мороженое?

ШАМБРА 1: Мм, иногда.

АДАМУС: Время от времени. Ладно. Мясо?

ШАМБРА 1: Нет.

АДАМУС: Почему?

ШАМБРА 1: Не нравится, никогда не нравилось.

АДАМУС: Рыба? Рыба?

ШАМБРА 1: Нравилась раньше, теперь нет.

АДАМУС: Баранина?

ШАМБРА 1: Совсем нет.

АДАМУС: Ты не любишь отбивные из баранины?

ЛИНДА: Я люблю одежду из овечьей шерсти!

АДАМУС: Ух ты! Ух ты! (некоторые смеются) Как насчет курятины? Курятина.

ШАМБРА 1: По случаю.

АДАМУС: По случаю. Да, ладно. Так что у тебя есть какая-то пищевая аллергия. В организме слишком много кислоты, которая вызывает… дело не только в кислоте, но это пищевая аллергия. Измени свое питание.

ШАМБРА 1: Изменить.

АДАМУС: Измени. Не меняй бананы на яблоки. Я говорю о переходе от фруктов, органической здоровой диеты, к по-настоящему грязной диете — пицца и жареная курица (некоторый смех). Измени питание.

ШАМБРА 1: Хорошо.

АДАМУС: Итак, я это говорю, и по началу твой желудок взбунтуется, потому что он запрограммирован твоим разумом на то, что определенные продукты полезны, а определенные вредны. Попробуй что-нибудь. Креветки. Любишь креветки?

ШАМБРА 1: Нет.

АДАМУС: Ешь их (смех). Это тебе полезно. Немного креветок. И, Сандра, запиши. Креветки на следующем пикнике. Да, и мы будем смотреть, как ты ешь креветки. Джин, пометь, пожалуйста, нам нужно сделать видео о поедании креветок. И куриного мяса. Небольшие куриные грудки…

ШАМБРА 1: Я могу это сделать.
АДАМУС: …или что-то наподобие. И просто… у тебя пищевая аллергия, связанная с твоими убеждениями, и как часть этого — я пока не буду раскрывать всего, — но это здорово. Спасибо (она смеется). Да, да.

ШАМБРА 1: Спасибо.

АДАМУС: И об этих пятнах.

ШАМБРА 1: Пятна.

АДАМУС: Да, Да. И солевые ванны.

ШАМБРА 1: Хорошо.

АДАМУС: Да. Но сделай хорошую ванну — у тебя хорошая ванна?

ШАМБРА 1: Да, горячая ванна.

АДАМУС: Сделай хорошую ванну и положи немного натуральной морской соли, а потом брось немного креветок (смех) и смотри, как они плавают. Они будут клевать эти пятна и съедят их. Да, это здорово. Уух! Креветочная ванна. Я долго таких не принимал. Еще остаются в человеческой жизни вещи, которых мне не хватает. Креветочная ванна. Да. Обязательно защити интимные места, но кроме того (больше смеха), креветочная ванна просто великолепна. Хорошо. Спасибо. Но ответ — это пищевая аллергия.

ШАМБРА 1: Это просто.

АДАМУС: Да. Это просто. Да. Теперь, ты действительно собираешься так сделать или это просто первоапрельская шутка дяди Адамуса, где ты говоришь, что хочешь изменить свой рацион? Ты действительно попробуешь начать добавлять другие группы продуктов?

ШАМБРА 1: Конечно, я могу это сделать.

АДАМУС: Да, немного лазаньи, может быть, с какой-нибудь хорошей колбасой и… (она скривилась) нет, попробуй… видите? Видите? Что я сказал? Я тут работаю, читаю глубокомысленные лекции — мы могли бы здесь и закончить Шоуд — и сказал, что в вашей жизни происходят изменения, и что вы думаете: «Что со мной не так?». Ты проходишь через изменения. Пожалуйста, не попадай в колею.

ШАМБРА 1: Хорошо.

АДАМУС: Ты попробуешь немного изменить рацион?

ШАМБРА 1: Конечно. Я это сделаю.

АДАМУС: Немного. Хорошо. Да, да. Хорошо. Спасибо.

ШАМБРА 1: Спасибо.

АДАМУС: Спасибо. Ты любишь…

ЛИНДА: О, он еще с тобой не закончил. И никогда не закончит (смех). Никогда.

АДАМУС: Я вспоминаю все, что я любил! Ты любишь утку?

ШАМБРА 1: Нет.

АДАМУС: А она тебя любит! (больше смеха) Да, попробуй. Попробуй. Хорошо. Немного утки по-Пекински.

ШАМБРА 1: Кря.

АДАМУС: Это древнее блюдо.

ШАМБРА 1: Кря.

АДАМУС: Жаль, что Калдре и Линда…

ШАМБРА 1: Кря!

АДАМУС: …не приглашают меня чаще пробовать интересную еду (некоторые смеются).

ЛИНДА: Проблема не во мне.

АДАМУС: Я знаю, что не в тебе. (смех, Адамус указывает на Калдре и шепчет: «Скукота!») Пицца и бургеры, да. Удивительно, что он не покрылся весь большими пятнами (Линда смеется). Но спасибо. Спасибо. Хорошее начало. Далее.

ЛИНДА: Пытливый ум хочет знать.

АДАМУС: Да. Что вас в жизни больше всего раздражает и почему?

ДЭВИД: Пробуждение среди ночи, чтобы сходить в туалет. (Линда смеется)

АДАМУС: Разве это не естественно?

ДЭВИД: У меня это чаще, чем естественно.

АДАМУС: Чаще, чем естественно.

ДЭВИД: Да.

АДАМУС: Хорошо, и что же происходит?

ДЭВИД: Ну, эмм…

АДАМУС: Оххх! Подожди. Замри. Он просто погружается в ментальность. Вы это видели? Он начал думать о том, в чем, по его мнению, проблема с пробуждением среди ночи и походом в туалет. Теперь сделай глубокий вдох. Что здесь происходит?

ДЭВИД: Вирус сексуальной энергии, свобода от наследственности.

АДАМУС: Вот завернул-то!

ДЭВИД: Да (смех).

АДАМУС: Ух ты!

ДЭВИД: Раздражение, как будто, знаешь, иногда сомнения…

АДАМУС: Эээ! Где мой сигнал? Ты ошибся по всем пунктам.

ДЭВИД: Ладно.

АДАМУС: Ты слишком много думаешь. Ты начал много думать: «Что со мной не так?». «Что со мной не так?» и «Наверное, это вот что». Забудь все это. Мы прошли SES («Школа сексуальных энергий» — прим. перев.). Ладно? Мы прошли «Свободу от наследственности». Я надеюсь, что ты их видел, смотрел, проходил.

ДЭВИД: Да.

АДАМУС: Изучил.

ДЭВИД: Да.

АДАМУС: Так что мы их уже прошли. Теперь что происходит?

(Дэвид делает паузу и вздыхает)

Да.

ДЭВИД: Да.

АДАМУС: Это — и дождись, моего ответа на вопрос — но у тебя расстройство чувствительности сна. Это, на самом деле, не расстройство, это чувствительность сна. Ты становишься очень чувствителен в состоянии сна. Это в любом случае происходит, но ты недостаточно даешь ей выхода, хотя некоторые думают, что ты даешь его слишком много. Ты даешь ей недостаточно выхода — твоей настоящей чувствительности, твоей настоящей осознанности. Ты входишь в состояние сна, ты становишься очень чувствительными, прекрасно все осознаешь. Это продолжается на протяжении всего сна, но в реальности ты этого не делаешь. Это настолько чувственно, что будит тебя, и ты думаешь, что проснулся, потому что тебе надо пописать, и, вероятно, так и есть, но на тот момент это действительно не имеет значения. Дело больше в твоей чувствительности во сне, и это хорошо, Дэвид. Это действительно хорошо, особенно когда тебе не нужно вставать утром в определенное время. Ведь так?

ДЭВИД: Да, не нужно.

АДАМУС: Ты можешь спать весь день, если захочешь.

ДЭВИД: И я дремлю, как правило.

АДАМУС: Да, да. И ты мог бы взять в постель кастрюлю или что-то еще (смех), тебе не пришлось бы даже вставать со своего удобного матраса. Это грубовато, но…

ДЭВИД: Да, немного грубовато.

АДАМУС: Грубовато, да. Но это не… и я хочу показать всем вам, всем вам, что, вероятно, на самом деле некоторые вещи — это не то, что вы думаете. Я бы сказал, что в 87 процентах случаев вы ошибаетесь! Ошибаетесь. И думаете: «О, Боже! Мне нужно вставать из-за моей простаты, о, долбаная простата! Зачем она мне вообще нужна?». Это не так, Дэвид. У тебя чувствительность сна. Вот и всё. И ты во сне начинаешь все осознавать и расширяться, а потом ты просыпаешься, потому что стал таким осознанным. А потом: «О! Нужно тащиться в туалет».

Сделай глубокий вдох. C тобой все в порядке. Перестань над этим работать, как ты обычно делаешь. Перестань об этом думать, как ты обычно думаешь. Это почти помешательство.

ДЭВИД: Да.

АДАМУС: Да. Это скучно.

ДЭВИД: Скучно.

АДАМУС: Скучно (Дэвид смеется). Да.

ДЭВИД: Это настоящая заноза в заднице (смех).

АДАМУС: Это было хорошо! Да, да (Дэвид громко смеется). Это было очень хорошо, Дэвид. Видишь? Все само проявляется.

ДЭВИД: Да.

АДАМУС: Я имел в виду юмор. Хорошо. Спасибо.

ДЭВИД: Спасибо.

АДАМУС: Далее.

ДЭВИД: Спасибо.

АДАМУС: Далее. Что сейчас в жизни вас больше всего раздражает? И если кто-то говорит «Адамус», ээ … (смех) Ээ. Именно это она собиралась сказать.

ЛИНДА: Нет, на самом деле не собиралась.

АДАМУС: Да. Да, что больше всего раздражает.

ДЭНИЗ: Я пыталась найти что-то интеллектуальное, но, честно говоря, когда я оказываюсь в своей машине и когда разочаровываюсь в жизни, я начинаю кричать.

АДАМУС: Да, Да. Ты расстраиваешься из-за вождения, или же ты используешь свою машину просто в качестве транспортного средства? Без шуток.

ДЭНИЗ: Уберите людей с моей дороги.

АДАМУС: Да. То есть, это вождение тебя напрягает, или же ты расстроена многим, происходящим в жизни, но это до тех пор, пока ты не окажешься в своей машине, в смертельном оружии, где ты начинаешь чувствовать, что можно выпустить свой гнев?

ДЭНИЗ: Нет. Это место, где я могу выпустить гнев. Никто меня не слышит, ведь я довольно — я могу быть довольно жестокой.

АДАМУС: Да, да, да. Поэтому ты ждешь, пока не окажешься в машине, как в месте, где ты не сможешь кому-то навредить…

ДЭНИЗ: Я не хочу никого бить. О, нет! (она смеется)

АДАМУС: Да, правильно. Нет. Машина на дороге — очень хорошее место, где ты можешь выпустить свой гнев (некоторые смеются). Так что ты даешь…

ДЭНИЗ: Если осторожно.

АДАМУС: …выход злости, и она направлена не на пробки. Откуда злость?

ДЭНИЗ: (пауза) Откуда злость?

АДАМУС: Откуда злость?

ДЭНИЗ: Ты задал сложный вопрос.

АДАМУС: Нет, это не сложный вопрос. Он очень простой.

ДЭНИЗ: Да.

АДАМУС: Да, да.

ДЭНИЗ: Наверное, из-за того, что я чего-то не хочу в своей жизни. Я не хочу, чтобы это приходилось выплескивать и чувствовать, но при этом я ощущаю, что оно сильно подступает.

АДАМУС: Да, да.

ДЭНИЗ: Поэтому я пытаюсь найти способ это выразить без…

АДАМУС: Что в жизни тебя больше всего расстраивает, кроме себя самой? Это очевидно. Какое самое большое разочарование?

ДЭНИЗ: Умение общаться…

АДАМУС: Чушь.

ДЭНИЗ: …четко. Ну, как…

АДАМУС: Люди!

ДЭНИЗ: Хорошо.

АДАМУС: Люди.

ДЭНИЗ: Люди…

АДАМУС: Вот почему ты не общаешься.

ДЭНИЗ: …моя семья.

АДАМУС: Твоя семья и люди, муж, другие члены семьи, друзья и все остальные. Люди. Огромное разочарование. Это отключает коммуникацию, одно из основных чувств.

ДЭНИЗ: Это семья.

АДАМУС: И что ты делаешь потом?

ДЭНИЗ: Я закрываюсь.

АДАМУС: Да. Как закрываешься?

ДЭНИЗ: Я просто молчу.

АДАМУС: И что еще? Ты молчишь…

ДЭНИЗ: Я прячу всё в себя, а потом оно вопит и взрывается.

АДАМУС: Что еще происходит в результате того, что ты закрываешься от людей, которые тобой злоупотребляли? Что еще происходит?

ДЭНИЗ: Виню себя.

АДАМУС: Да.

ДЭНИЗ: Принимаю на свой счет.

АДАМУС: Ты перестаешь слушать. Ты перестаешь слушать. Ты прекращаешь коммуникацию. Чувство Коммуникации так прекрасно. Это чувство. Это не просто процесс говорения или слушания. Это чувство, и ты действительно прилагаешь много усилий, чтобы его заглушить, пока не оказываешься в своей машине. Ты можешь слышать себя в машине?

ДЭНИЗ: О, да.

АДАМУС: О, да. Разве не удивительно, что в машине ты можешь даже слышать себя? Так что давай с этим заканчивать. Мы сделаем сегодня кое-что, чтобы это прекратить.

ДЭНИЗ: Спасибо.

АДАМУС: Хорошо. Больше никаких игр. Да, люди будут делать тебе больно. Будут. Люди будут над тобой издеваться. Они будут над тобой смеяться. Они будут забирать все, что у тебя есть. Они попытаются забрать твою душу, если смогут. Но они не смогут.

ДЭНИЗ: О, нет. Они же не заберут мою душу (она смеется).

АДАМУС: Они попытаются.

ДЭНИЗ: Они попытаются, но…

АДАМУС: Они попытаются, но не смогут.

ДЭНИЗ: Наверное, поэтому я ее защищаю.

АДАМУС: Да. То есть, даже если ты ее им предложишь, они не смогут. Но существует эта большая проблема, и потом ты постоянно себя спрашиваешь: «Что со мной не так? Что со мной не так?». Это просто люди. Это не ты, понятно? Спасибо.

ДЭНИЗ: Спасибо.

АДАМУС: Еще парочку. Это моя любимая часть из всего шоу (Адамус смеется). Да, дорогая.

КЭРОЛАЙН: Не возражаешь, если я буду сидеть…

АДАМУС: Ты прекрасна, как всегда. Не вставай, пожалуйста. Да. (она возится с микрофоном)

КЭРОЛАЙН: Не возражаешь, если я посижу?

АДАМУС: Не возражаю.

КЭРОЛАЙН: Спасибо.

АДАМУС: Да. Можно мне подойти и сесть рядом? (она смеется)

КЭРОЛАЙН: Да, можно.

АДАМУС: Хорошо. Хорошо. Так (он садится рядом).

КЭРОЛАЙН: Спасибо.

АДАМУС: Видишь ли, тут повсюду камеры (они смеются).

КЭРОЛАЙН: О, черт возьми! (она смеется)

АДАМУС: Нам не удастся уединиться, даже если мы очень постараемся. Что тебя больше всего раздражает в твоей жизни?

КЭРОЛАЙН: Моя спина.

АДАМУС: Твоя спина.

КЭРОЛАЙН: Моя спина. Угу.

АДАМУС: Что с ней?

КЭРОЛАЙН: Я сломала позвонок, даже не стараясь (она посмеивается).

АДАМУС: Да.

КЭРОЛАЙН: Он исцелился, но оставил меня калекой.

АДАМУС: Тебе больно?

КЭРОЛАЙН: Да.

АДАМУС: Очень больно?

КЭРОЛАЙН: Теперь уже нет.

АДАМУС: Да. Да. Итак, спина. Как бы ты сказала — что в твоей жизни олицетворяет спина?

КЭРОЛАЙН: Силу.

АДАМУС: И? Силу, верно — а что еще?

КЭРОЛАЙН: Стабильность.

АДАМУС: А что еще?

(она молчит)

Негибкость?

КЭРОЛАЙН: Верно.

АДАМУС: То есть, это сила. Спина — это сила.

КЭРОЛАЙН: Да.

АДАМУС: Но это также некоторая негибкость. Другими словами — все должно происходить определенным образом.

КЭРОЛАЙН: Да.

АДАМУС: И спина выходит из строя, когда ты несешь слишком тяжелую ношу, пытаешься сохранить мир — не только своих близких, но ты пытаешься сохранить весь мир — и когда… ты иногда совсем не проявляешь гибкости — то есть, обворожительна, прекрасна, но иногда так упряма, стоишь на своем. Ты бы сказал, что время от времени она бывает упрямой?

ВИНС (ее муж): Упрямая, да.

АДАМУС: Да, упрямая, да. Я отодвинусь, что-то здесь становится жарко (небольшой смех). Упрямство, негибкость. Я почти об этом и говорил, Мастер внутри тебя, дающий пинка Мастер приходит и говорит: «Хватит быть негибкой. Хватит быть упрямой. Пора открыться». Ты обладаешь естественным чувством творчества, но ты пыталась его структурировать. И твое тело говорит: «Нет. Нет. Мы не можем больше этого делать».

На самом деле, с тобой все отлично, просто твое тело говорит: «Ты должна это отпустить, всю эту негибкость». Откройся как можно шире. Делай что-нибудь безумное иногда. В жизни ты была слишком правильной (она мягко смеется). Да. Да, и отпусти это. Вас таких несколько в этой комнате, но я не буду смотреть по сторонам. Отпусти это. Знаю, ты склонна думать: «О, моя спина вышла из строя. Она никогда не исцелится. Врачи все мне рассказали об этом состоянии, его не изменить». Это вовсе не так. Есть то, что называют телом света, и это делается через позволение. Но нам с тобой нужно иногда разговаривать о позволении. Ты приезжаешь сюда на семинар «Простой Мастер» этим летом. Ты даже пытаешься контролировать позволение, а это не работает. Позволение — это лишь позволение.

Так что сделай хороший глубокий вдох. Мы еще встретимся, ты не страдаешь от боли, не испытываешь трудности при ходьбе, потому что ты любишь гулять. Ты любишь свободу, а это ее, конечно же, ограничивает.

КЭРОЛАЙН: Угу.

АДАМУС: Хорошо.

КЭРОЛАЙН: Спасибо.

АДАМУС: Не за что.

КЭРОЛАЙН: М-м (он ее целует).

АДАМУС: Спасибо. Хорошо.

ЛИНДА: Еще?

АДАМУС: Хорошо. Да, пусть будет еще двое.

ЛИНДА: Хорошо.

АЛАН: Я знал, что так и будет! (Линда смеется)

АДАМУС: Что тебя больше всего раздражает в жизни…

ЛИНДА: Я так предсказуема?

АДАМУС: …кроме моментов…

АЛАН: Таааак предсказуема! (Линда смеется)

АДАМУС: …когда кто-то дает тебе микрофон?

АЛАН: Так же, как и у нее, у меня болит спина. Как-то так.

АДАМУС: Что тебя больше всего раздражает в жизни?

АЛАН: (смеется) Сейчас это периодические проблемы с легкими, которые сказываются на спине.

АДАМУС: Верно. Да уж.

(напевает) Позвоночник соединяется с… хорошо (небольшой смех).

АЛАН: Это ощущается, будто кто-то хлопает меня по плечу, будто будит.

АДАМУС: С чем это связано?

АЛАН: Думаю, с тем, что я не проживаю жизнь. Дыхание — означает жизнь в настоящем моменте, присутствие.

АДАМУС: Что происходит, когда ты очень чувствительный человек, обладающий желанием жить, жизнелюбием, но очень структурированный из-за ожиданий и тому подобного; что происходит, когда часть тебя так желает свободы — свободы и самовыражения, — но другая часть сдерживается и остается в структуре, в шаблоне? У тебя возникнут определенные проблемы.

АЛАН: Что-то, что я не хочу выпускать.

АДАМУС: Да. И как ты пытаешься это достать?

АЛАН: По всей видимости, через кашель.

АДАМУС: Кашель. Кашель, кашель. Ты пытаешься это выпустить. Это в итоге сказывается на спине, потому что во время твоего кашля она подвергается колоссальной нагрузке. Но просто нужно позволить этой чувственной творческой части тебя вырваться на свободу. Сделай что-нибудь полубезумное или совсем безумное. Набери кучу баллончиков с краской и пройдись ими внутри своего дома (смех, его жена Патриция в шоке).

АЛАН: Хорошо, хорошо.

АДАМУС: Или внутри чужого дома.

АЛАН: Да! Да. Может быть, схожу в гараж.

АДАМУС: Я говорю это в шутку, но это вовсе не так. Что важнее всего? Позволить… ты обладаешь естественным чувством творчества, многие жизни ты руководил творческими группами и сам занимался творчеством, а сейчас ты оказался заперт, и кашель пытается это выпустить, дать ему выйти. Это влияет на твою спину, довольно скоро это начнет сказываться на плечах, а затем…

АЛАН: Это уже произошло.

АДАМУС: А затем будут головные боли и тому подобное. Оно того не стоит. Оно того не стоит. И я возвращаюсь к тому, с чего я начал. Вы думаете — все вы — что со мной не так? В действительности — ничего. Появляются некоторые, как вы их называете, поверхностные симптомы, и если вы перестанете так много об этом размышлять, думать… перестанете ставить себе диагнозы, как врачи или психологи, и просто почувствуете… И я подойду к сути через мгновение — но спина, кашель и все остальное… Выражай себя творчески. Черт, ты же француз. То есть, у тебя есть…

АЛАН: У меня еще есть паспорт, я проверял.

АДАМУС: У тебя еще есть паспорт. Ты получил гражданство, гражданство Соединенных Штатов — и это отчасти выжало из тебя творчество. Займись им снова. Правда. Хорошо. Калдре говорит мне заткнуться, но мне весело (Алан смеется). Хорошо. Хорошо. Спасибо. Еще один.

АЛАН: Спасибо.

АДАМУС: Еще один. Что сейчас вас больше всего раздражает в жизни, Линда? Что больше всего раздражает?

ВИКИ: Хорошо, я рискну.

АДАМУС: Прошу.

ВИКИ: Сухая вагина. (Кто-то спрашивает: «Что она сказала?») Сухая вагина.

АДАМУС: Ох-х-х!

ЛИНДА: Ох-х! (Линда вздыхает)

АДАМУС: Мне показалось, ты сказала…

ЛИНДА: Показалось, что ты сказала: «В Китай на машине»! (смех)

АДАМУС: Думал, ты сказала: «В Китай на машине», и я хотел ответить «Хорошо».

ЛИНДА: Похоже, да!

ВИКИ: О, да!

ЛИНДА: Ты не можешь поехать в Китай на машине!

ВИКИ: О, нет! Я говорю…

АДАМУС: Давайте все же обсудим «в Китай на машине» (больше смеха).

ВИКИ: Знаешь, постклимактерический период. Женские органы…

АДАМУС: Почему? Почему, почему, почему?

ВИКИ: …держат курс на юг.

АДАМУС: Да, почему?

ВИКИ: Да!

АДАМУС: Да. Почему у тебя возникло это состояние?

ВИКИ: Каждая женщина моего возраста переживает это состояние.

АДАМУС: Чушь.

ВИКИ: Да.

АДАМУС: Нет.

ВИКИ: Да.

АДАМУС: Нет.

ВИКИ: Да!

АДАМУС: Нет.

ВИКИ: Да.

АДАМУС: Ты этого хочешь?

ВИКИ: Нет!! (Адамус смеется)

АДАМУС: Почему, как ты думаешь… если отбросить, что все женщины это переживают и тому подобное, с чем, как ты думаешь, это связано?

ВИКИ: Я думаю, это недостаток климакса.

АДАМУС: Нет, это не так, откровенно говоря… о, я хотел дождаться своего заключения, не чтобы углубиться в это, а чтобы более подробно обсудить — но… хорошо. Существует сексуальное насилие. Оно касается почти всех, в той или иной степени. Происходит отключение чувственности в сексе. Возникает мысль: «Я слишком стара для секса. В любом случае, это никогда не было приятно, у меня никогда не было подходящего партнера, мне было лучше с собой, но Богу не нравится, когда я делаю это сама», и тому подобное. Что, по-твоему, должно произойти?! Думаешь, там будет ливень? Нет! (небольшой смех) Все высохнет, потому что больше не нужно. Органы больше не используются, поэтому: «Хорошо, я ухожу». Пора вернуться к сексуальности, но это будет действительно трудно. Сексуальность, возвращение к сексуальности. Быть… (кто-то говорит: «Звучит, как название семинара») Возвраще-… да, да. Семинар, который Калдре не будет проводить, но который с удовольствием провел бы Алан (смех) со своим новым французским подходом. Да, «Возвращение к сексуальности». Так что, нет, это отключение чувственности существа. Почему? Почему?

ВИКИ: Потому что женщины моего возраста нежеланны.

АДАМУС: Чушь! Это вовсе не правда. Одни из прекраснейших любовных переживаний, и Калдре так смущается, когда я говорю… (небольшой смех) Самая прекрасная любовь у меня была, скажем так, со зрелыми женщинами. Молодые женщины не знают, что делают. Они много кричат. Они много разговаривают, а потом… (небольшой смех) Это было не интересно и сразу же заканчивалось. А они: «О, Адамус! О! Ты меня утомил». Более зрелая женщина скажет: «Детка, детка, давай проведем еще одну ночь вместе».

Нет, чувственность мужчин и женщин увеличивается с возрастом. Должна увеличиваться. Вы становитесь более чувственными, более опытными, ваше тело более свободно, вы меньше зацикливаетесь на том, что люди подумают. В какой-то момент вам уже наплевать на это, и вы просто идете вперед и с песней — с собой, с партнером, несколькими партнерами, не важно. Это не имеет значения. Но нет причин… чувственность увеличивается с мудростью. Посмотрите, что произойдет сегодня дальше. Чувственность… (Адамус посмеивается)

САРТ: Да, детка!

АДАМУС: Чувственность увеличивается с мудростью. Теперь сделай глубокий вдох, попей воды и верни ее, детка (больше смеха). Новая футболка для Сарта. «Верни ее, детка».

ВИКИ: Верни ее, детка.

АДАМУС: Мы будем знать, что это значит. Хорошо, спасибо. Спасибо за откровенность.

Чувствительность

Я начал с вопроса «Что сейчас вас больше всего раздражает в вашей жизни?», — и мы получили множество по-настоящему хороших ответов. Спасибо. По сути — всё! (Адамус смеется) Сейчас в вашей жизни происходит так, что вы становитесь чувственным существом, обладающим многими чувствами, а не только Сосредоточением. Какое-то время я уже говорил об этой теме. Давайте выйдем из единичного Сосредоточения.

Сосредоточение — это чувство. Это ангельское чувство. На самом деле, в других сферах те, кто не был здесь, на Земле, не очень хорошо умеют фокусироваться. В ангельских сферах существа, как вы это называете, натыкаются на стены. По-настоящему раздражает быть в обществе кучки воздушных существ, никогда не бывавших на Земле. «Что?! Попробуй заземлиться. Давай! Почему ты не можешь сконцентрироваться на одном объекте?». А они такие парообразные и, знаете, — то одно, то другое. Вам знакомы подобные люди, но это еще хуже. В других сферах еще хуже. Вы хорошо освоили Сосредоточение. Но сейчас мы выходим за его пределы.

Так что, происходит то, что вы стали очень чувствительны. Сейчас трудный период, потому что вы открываете другие чувства. Например, недавно в Кихаке и «Жизни Мастера 4» я говорил о чувстве Единства. Это чувство, означающее, что вы способны воспринимать частицы энергии, не являющиеся физическими, но вы способны воспринимать единство частиц энергии. Вместо множества маленьких, как вы бы сказали, точек вы можете видеть стул. Это поразительно. Это чувство. Вы создали способность через чувство Единства видеть не миллионы маленьких точек энергии, а объединить их.

Это очень интересное чувство. Вы даже не обязательно должны видеть стул. Ваше чувство Единства позволяет вам видеть стул в этом измерении. Но то же самое чувство Единства позволяет вам видеть и чувствовать дерево, из которого он сделан; видеть и чувствовать существо, которое сейчас на нем сидит — ушел бы он с моего кресла — я представлю его через мгновение. Это чувство Единства.

Вы открываете многие чувства, и это очень трудный период. Это как половое созревание на пути к мастерству. Это как духовное половое созревание. В то же время вы очувствляетесь, становитесь чувствительными к множеству вещей на Земле, и это очень раздражающий и беспокойный период. И я хотел заметить, что у вас будет сыпь и сухое что бы то ни было, у вас будет разнообразный кашель, боль и другие проблемы, потому что вы стали очень чувствительны.

Давайте поговорим о некоторых из них, и я расскажу не только о той стороне, которую вы бы назвали неприятной, но также и о положительной стороне, к которой вы придете. Я думаю, нам нужна доска или что-то, на чем писать.

ЛИНДА: Она здесь.

АДАМУС: Ах! Просите — и получите. Все приходит к вам, правда? Она здесь. У нас сегодня нет нашей волшебной доски, но есть моя любимая — старая добрая доска, планшет Моисея. Да.

~ Пища

Итак, пища. Пища. Вы уже упоминали пищу. Вы становитесь к ней более чувствительны. Это будет влиять на ваше тело. Забудьте о той пище, которую вы считали для себя полезной, потому что ваше тело изменилось. Его химия, уровень кислотности, внутренний баланс, как вы их называете, светлой и темной энергии — все это меняется.

Определенная пища сейчас начнет вас провоцировать, даже если вы думаете, что она здоровая. Любая еда — здоровая. Любая еда. Черви — здоровая еда (небольшой смех). Люблю червей.

ЭДИТ: Рада за тебя.

АДАМУС: Да, маленькие склизкие червяки. Они действительно… (больше смеха) Это не имеет значения. Любая еда для вас здоровая, но вы должны это почувствовать. Какая-то пища на вас повлияет. Даже если вы говорите: «О, я сегодня питаюсь правильно. У меня йогурт и бананы», — возможно, нет. Возможно, нет. Это может запустить какие-то старые убеждения, которые должны уйти. Итак, пища. Запиши это на доске.

С другой стороны, вкус пищи станет таким, каким никогда прежде не был. Вы сможете почувствовать глубокое богатство вкуса еды, как никогда прежде — даже в козьем молоке. Одно из моих любимых (Линда издает неприличные звуки). Линда морщится, когда я так говорю. Даже козье молоко — в нем такое богатство вкуса, такой аромат, когда вы открываете свои чувства. Итак, аллергия на еду… не аллергия, а чувствительность к еде. Забудьте все, о чем вы думали. Это почти что команда идти вперед. Забудьте о старых пищевых привычках.

ЛИНДА: Сэр, а какая у нас тема?

АДАМУС: Тема. На чем, как нам кажется, мы сосредоточились? (небольшой смех) Чувствительность. Чувствительность. Как насчет шума?

ЛИНДА: О, да!

~ Шум

АДАМУС: Боже, шум! Он вдруг начинает так раздражать, и вы думаете: «О, должно быть, я становлюсь похож на одного из этих стариков, знаете, которые кричат: «Убирайтесь с моего двора, маленькие ублюдки!»» (Линда вздыхает) «О, этот шум! Не могу его выносить. Выключи свою музыку». (небольшой смех) Вы становитесь очень чувствительны к любым звукам, и они могут вас раздражать. Кто-то из вас может не выносить определенные частоты. Громкие звуки. А еще вот что — я передам это всем вам — когда посреди ночи капает вода из крана и вы не можете ее выключить. Кап! Кап! Кап! Кап! Вы думаете: «О!», а затем пытаетесь бороться с этим мысленно: «Я не буду думать об этих каплях». Вы и сами начнете плакать, потому что это будет хуже, чем когда-либо.

И эти раздражающие звуки, когда… Калдре боится звуков, издаваемых людьми во время еды (Адамус начинает чавкать, Линда смеется). И хотя вы можете думать, что он уравновешенный человек, но оказывается, он сходит с ума от звуков во время еды. Так что, пожалуйста, пожалуйста, если вы за ужином сидите за одним столом с Калдре, не ешьте (смех). Не ешьте. Бедной Линде приходится это терпеть уже много лет. Он за милю может услышать, как она грызет сушку (громкий смех). Бедолага, она уже даже не может есть дома. Не удивительно, что она такая худая. То есть она вообще не может есть. Ей приходится это делать, когда он уезжает. Она видит, как он уезжает на машине — «О, хорошо. Теперь я съем тарелку овсянки». Вжжж! Он разворачивается и возвращается — «Перестань так громко есть!» (смех)

ЛИНДА: Он почти не преувеличивает.

АДАМУС: Шум. А на другой его стороне — красота звука, которой вы никогда прежде не слышали — в музыке, в природе. Птица, поющая рано утром. Так насыщенно и чувственно. И вы как бы находитесь посередине. Вы переходите от серых скучных чувств ко всем чувствам, и в некоторых чувствах вы будете испытывать подобный дискомфорт, раздражение.

~ Негативные мысли

О чем еще мы можем поговорить? Как насчет негативных мыслей? Негативные мысли. Чувствительность к негативным мыслям, начиная с ваших собственных. Вы начинаете их больше осознавать: «О, боже, у меня в голове так много негативных мыслей. Наверное, я плохой человек». Нет, просто вы их осознаете. Они есть у всех, и по большей части они не ваши. Мы об этом говорили. Я не хочу это повторять. Но вы стали очень чувствительны к негативным мыслям — тем, что приходят от других людей. Они выматывают — еще хуже, если вы считаете их своими, — но они выматывают, все эти негативные мысли.

Я хочу снять фильм вместе с Майклом Конти о потаенных уголках вашего разума. Что там происходит, и как через разум проходят мысли; они даже не обязательно ваши, но вам приходится бороться и сражаться с ними, и вы не победите. Их нельзя победить. Просто отпустите их. Но вы упорно прокручиваете все эти мысли — «Я должен контролировать свои мысли. Я должен управлять мыслями. У меня должны быть только хорошие мысли, потому что я духовный человек. Я иду по пути просветления. Почему я думаю о том, чтобы взять мусорное ведро и кинуть его во двор к соседям? Что со мной такое? Наверное, что-то не так. Мне нужно еще раз послушать «Свободу от наследственности», потому что, должно быть, я ее не понял». Это мысли вашего придурочного соседа о его мусоре! Для начала они не ваши. Вы начинаете больше осознавать — и в особенности то, что вы называете негативными мыслями. Танцуйте с ними. Веселитесь с ними. Мысленно потопчитесь в мусоре соседей. Примите эти мысли.

Вы поймете, что на самом деле эти мысли не были негативными. В них было больше, чем просто взять помойное ведро и вытряхнуть его соседям во двор. На самом деле, они чувственны. В них можно вглядеться и увидеть намного больше, чем то, что лежит на поверхности. В действительности не было никаких негативных мыслей. Будьте чувственны со своими негативными мыслями. Правда. Позвольте себе в них погрузиться. Вы так их боялись — «Я должен держаться подальше. О, появились негативные мысли. Я кого-нибудь убью». Перестаньте. Будьте с ними чувственны. Вчувствуйтесь в них. Если они появляются, вы думаете: «О, темная сторона! Люцифер! Они меня захватят». Нет, не захватят. Вы становитесь чувственными, и в этой чувственности вы снимаете с негативных мыслей их фасад. Вы снимаете его и вдруг видите, что все, все — насыщенно и чувственно. В них нет ни негатива, ни позитива. У вас просто открывается чувствительность. И тогда вы не будете их больше бояться. Вы не будете с ними бороться. Вы не будете пытаться преодолеть негатив.

Вы становитесь более чувствительными.

~ Скопления людей

Что еще мы хотим добавить к списку? Есть кое-что очевидное. Люди. Скопления людей. Толпы. Люди — вы можете разбить их на две группы — и толпы.

ЛИНДА: Что ты выбираешь?

АДАМУС: Толпы. Вы становитесь очень чувствительны к толпам и людям, и вы думаете: «О! Я одиночка». Нет, это не так. Вы просто чувствительны, а от толпы идет колоссальное, огромное ощущение. И что вам делать? Вы можете погулять на природе или вчувствоваться в толпу. Поначалу это ошеломляет, потому что в ней много энергии. Но почувствуйте толпу. Почувствуйте, какой неприятной и какой прекрасной она может быть. Почувствуйте единство в толпе людей. Ощутите ее стадное чувство — без осуждения, просто почувствуйте этих людей.

Какое-то время будет становиться все сложнее находиться среди скопления людей. Многие из вас были, как вы это называете, общительными людьми, а потом в какой-то момент из-за чувствительности вы стали асоциальными. Просто почувствуйте людей.

В толпе и даже в отдельных людях есть красота — вы увидите, вы почувствуете, вы осознаете красоту в их сердцах. Между вами больше не будет этого разделения, этой стены. Вы будете догадываться, о чем они думают и что чувствуют. Я говорю не об экстрасенсорике и чтении мыслей. Вы сможете почувствовать человека, его жизнь, его путь, даже если он еще не пробудился, почувствовать красоту в нем. Даже самые жалкие люди обладают красотой.

У них свой путь. Он отличается от вашего. Долгое время вам, возможно, будет сложно находиться среди них, но вы начнете видеть связь души с душой, осознание. Не старое поверхностное «намасте» или макио, а настоящего человека и душу, скрывающуюся за его лицом и телом. Вы становитесь более чувствительны. Да, дорогая?

ЛИНДА: Ты говоришь, что мы каким-то образом сможем терпеть жалких нечувствительных людей?

АДАМУС: Безусловно.

ЛИНДА: Ух ты.

АДАМУС: И вот почему — потому что вы сами были жалкими людьми.

ЛИНДА: Та-дам.

АДАМУС: Та-дам, точно. Нет, вы будете чувствовать такую эмпатию и сострадание — без жалости, без ощущения, что нужно их нужно чему-то учить и пробудить. Ваша новая чувствительность позволит вам просто находиться вместе с ними, понять всю их историю, но не линейную историю, а все их бытие — щелк! — вот так. Не оценить, а осознать. Это будет понимание на таком уровне, что вы не будете чувствовать жалость к человеку, спящему ночью на улице. Вы будете чувствовать уважение. Вы будете чувствовать уважение к людям с любыми физическими недостатками. Вам больше не будет тяжело в их присутствии, если вы понимаете, о чем я; вам не будет стыдно или неловко. Вы будете испытывать к ним глубокое уважение. Вот что такое чувствительность. Но сейчас вы как бы посередине: «Я не переношу толпу. Я не люблю людей. Я одиночка», и вдруг вы становитесь невероятно эмпатическим существом.

~ Запахи

Что еще? Что еще внесем в список? Да. (женщина говорит: «Запахи») Запахи! О, да! Запахи. У кого-нибудь есть чувствительность к запахам? Да. Вам всем надо было поднять руку. Если нет, то она довольно скоро появится — запахи, запах птичьего помета, сортира, уличного туалета, как вы это называете. О-о-о, да, а это всего лишь стоящий рядом человек (небольшой смех). Вы начинаете чувствовать запах энергии, и поначалу это может быть противно. Может быть невыносимо. Это не обязательно будет физический запах, вызванный аэробной или анаэробной активностью. Это просто запах энергии, и он иногда очень сильный.

Красота в том, что вы можете чувствовать энергию. Вы начнете чувствовать энергию в воздухе, энергию, окружающую людей. И вот вы уже открываете не только чувство обоняния, вы открываете другие чувства и воспринимаете их как запах — в этом и есть красота. В этом красота.

~ Природа

Есть и другие вещи. Можно включить в список природу. Аллергия. Никогда в жизни вы не страдали аллергией, и вдруг вы чихаете. Из-за деревьев. Из-за пыльцы. Из-за собак. Из-за всего этого, и вы думаете: «Что со мной? Я вдруг ничего не переношу. Наверное, я слабею». Нет! Вы становитесь чувствительными.

Природа обладает одной из сильнейших энергий. И когда природа переживает свои изменения — распускаются цветы, деревья, листья — энергия очень и очень сильна. Очень сильна. Даже у меня из-за этого иногда слезятся глаза. Очень сильна. А вы к тому же становитесь более чувствительны, вы любите природу, но вы собираетесь уходить, будто бросая природу и Гайю — кстати, Гайя тоже уходит, так что это не имеет значения, — и это запускает чувствительность вашего существа, и вы вдруг начинаете не переставая чихать. Тогда вы думаете: «Что это? Что со мной? Я не ценю природу. Я не могу выйти на улицу, потому что все время чихаю». На самом деле вы интегрируете природу в свое существо, чтобы взять ее с собой, и порой это слишком тяжело, слишком тяжело.

Мы могли бы еще долго говорить о вашей чувствительности, долго говорить о чувствительности к различным вещам — еде, звукам, запаху или чему-то еще. Я здесь говорю о том, что вы просто становитесь более чувственными. Вот и все. Вы находитесь в зоне перехода, и это очень, очень, очень сложно для ваших старых тела и разума.

Ваши тело и разум сейчас не понимают, как интегрировать новую чувствительность. Она перегружает их систему. Она несет столько энергии, что электрические розетки будут выходить из строя. Будут выходить из строя компьютеры и электронные устройства — просто потому, что выходят из строя некоторые системы старого тела.

Тело и разум не знают, как справиться с чувством, выходящим за пределы сосредоточения, — с чувством Единства, чувством Воображения, другими чувствами, о которых мы недавно говорили и еще будем говорить. У тела и разума возникает большой вопрос — «Что со мной? Почему все стало по-другому? Почему все меняется?». Ничего, ничего, ничего плохого не происходит. Ничего плохого, даже несмотря на то, что я слышу от кое-кого из вас: «Ну да, но, Адамус, ты не понимаешь».

Позвольте, я расскажу вам историю, потому что я понимаю — каждый из вас думает, что ваша проблема особенная и ее нельзя решить и что-то сделать — вы ошибаетесь. Вы просто перестаете быть безжизненными людьми, погрязшими в привычках, лишенными красок, и становитесь очень чувствительными и чувственными.

Лорд Вентор

Позвольте, я расскажу вам историю об одном моем приятеле, Вознесенном Мастере. Он сидел здесь, пока я его не прогнал. Его зовут Лорд Вентор.

ЛИНДА: П-ф-ф!

АДАМУС: Он был британцем в последней жизни. Лорд Вентор. Он сидел в моем кресле. «Боже! Боже милостивый! (в английском языке слово Lord используется также как обращение к Богу — прим. перев.) Убирайся с моего кресла. Оно мое. Садись вон в Линдино». (небольшой смех)

Лорд Вентор — Вознесенный Мастер. Как я уже сказал, в последней жизни он был англичанином. В Клубе Вознесенных Мастеров мы зовем его Семеркой пик. Семерка пик. Ему потребовалось семь жизней настоящей агонии и страданий, прежде чем он обрел просветление. То есть он был очень близок. Он был так близок к просветлению, но каждый раз у него не получалось. Он умирал до просветления.

Я говорю об этом, потому что некоторые из вас так близки, и некоторые переходят, и… правда?! Вы хотите вернуться еще раз и еще раз попробовать это сделать в 2042 году? Нет, нет, нет, нет.

Итак, Лорд Вентор семь раз был так близок, почти там — будто он мог попробовать его на вкус. Мог его коснуться. Если бы это (письменная доска) было просветлением, дверью в просветление, то он был воооот здесь (практически касается ее), и у него не получалось. Каждый раз его система выходила из строя — его тело и его разум.

Он становился очень, очень чувствительным. Он становился очень чувствительным к английской пище (смех).

ЛИНДА: Это несложно.

АДАМУС: И почти прекращал есть (Адамус смеется). Никогда этого не понимал. Они так близко к Франции. Так близко и при этом так далеко.

Он становился очень чувствителен к загрязнению. В то время было очень грязно, поскольку люди постоянно жгли уголь, удивляясь, почему у них проблемы с легкими. Потому что вы жжете уголь и дышите этим. Он становился очень чувствителен к животным, а у него было много лошадей. Он становился слишком чувствителен к лошадям. Однажды это его убило. Его убила одна лишь чувствительность к лошадям. Да. Да.

Семь раз он был близок к просветлению, но каждый раз он оказывался раздавлен чувствительностью и пытался решить эту проблему, делая то, что пытаются сделать люди, что пытаетесь сделать вы. Он пытался преодолеть ее, принимая какие-то растительные лекарства. Он пытался преодолеть ее через гипноз. Это шутка. Он пытался решить ее с помощью спиритических сеансов, колдовства и подобных вещей, вместо того чтобы просто понять, что он переходит от линейно-локальной скуки к чувствительности.

В конце концов, он это сделал. В конце концов, наверное, оказалось, что у него просто не осталось других вариантов. Это была уже седьмая попытка достичь просветления. То есть он очень старался. Он по-настоящему старался. Это была его седьмая попытка, и ему действительно больше ничего не оставалось, он знал, что умирает. Он кашлял. Он чихал. Он уже не мог есть эту ужасную еду. Он не любил людей, поэтому не подпускал их к себе. Думаю, ему приходилось всю ночь вставать в туалет — все это с ним происходило, и в конце концов ему пришлось все отпустить. Ему пришлось перестать так стараться. И когда он это сделал, его переполнила чувствительность. Но у чувствительности есть не только трудная сторона — он также открылся ее чувственной стороне — стороне, которая могла найти чувственность даже в английской пище, стороне, которая могла услышать красоту в любом шуме. Он открыл другую ее сторону, и его накрыло потоком чувственности, который привел в равновесие все остальное и открыл другие его чувства, и он перестал стараться. И он вдруг увидел, испытал и почувствовал красоту всего этого. Он вдруг понял: «О! Это — часть просветления». Вы переходите от безжизненности, неосознанности и закрытости к чувствительности и чувственности.

Да, раздражает, когда у вас сыпь на коже. Раздражает кашель. Раздражает сухость во рту и тому подобное. Все это раздражает, и все это — часть вашего вхождения в мастерство.

Здесь не бывает ошибок. Вы ничего не сделали неправильно. Вы не могли свернуть не туда. Если и есть что-то, что я бы рекомендовал — перестаньте волноваться, но вам будет сложно это сделать. Многим из вас нравится волноваться. Перестаньте беспокоиться и принимать всевозможные препараты, чтобы это преодолеть. Перестаньте бегать по ведьмам и колдунам за разнообразными лекарствами. Просто будьте чувствительны. Я не говорю никогда не принимать — Калдре и Линда одновременно спросили: «Нельзя пить аспирин или противоаллергические таблетки?». Не переусердствуйте. Не лишите себя чувствительности. Вам будет некомфортно несколько дней или лет, но это не имеет значения (небольшой смех). Вы открываете свою чувствительность.

Лорд Вентор в конце концов это понял. В конце концов он это позволил и испытал такое изумительное чувство, изумительную энергию, изумительную чувствительность — он понял, боже мой, многие жизни он был старым занудой. Он слишком сильно старался достичь чего-то, что называют просветлением, — чего-то, над чем вы не можете работать. Вы можете его лишь позволить. Точка.

Я вижу многих из вас, я слышу многих из вас. У вас зуд, кашель, отрыжка, вы чешетесь, пукаете и много чего еще делаете — все это происходит в вашем теле, и сейчас это нормально. Вы не можете находиться среди других людей, и не можете быть одни. Что хуже? Быть одному? Быть с другими людьми? Вы не можете спать по ночам.

Дэвид, твоя чувствительность во сне — благословение, а не проклятье. Да, из-за нее ты также встаешь и бегаешь в туалет, но когда ты разрушаешь старую привычку спать по восемь часов и можешь немного поспать, встать, немного поспать — ты разрушаешь старые ритмы. Это благословение — правда — вставать в два или в четыре утра, или в два, в четыре и в шесть. И что? Что это значит для просветления? Какое это имеет значение?

Вы проклинаете человеческое бытие и человеческое состояние, конечно же, и сейчас интенсивность нарастает. Но это также и благословение. И это не просто слова, потому что я знаю, что многие из вас недавно испытывали действительно чувственные ощущения, переживания. Немного здесь, немного там — вы снова чувствуете, снова открываетесь. Но затем вы закрылись. Вы боитесь этого. Это нормально. В любом случае вы откроетесь.

В этом Шоуде я выберу немного другое направление, потому что я хочу, чтобы вы поняли, что становитесь более чувствительными и чувственными. Это нормально. Немного некомфортно, но нормально.

Подготовка к сегодняшнему мерабу

Теперь мне бы хотелось кое-что сделать. Я хочу провести мераб, но сделать это немного по-другому. И я хочу, чтобы вы внимательно послушали, а затем не разговаривали, пока все не будет готово. (Адамус делает паузу, затем смеется) Мне нужно минутку поговорить с Калдре. (смех в зале, он заходит за кресло и изображает обсуждение) Хорошо, мы поговорили. Хорошо.

Вот что мы сделаем. Во-первых, мы включим освещение в зале, и все, и те, кто находится дома, почувствуйте это. Что происходит? И освещение на сцене тоже. Хорошо. Включите весь свет. Правда, интенсивно? «О! Выключите этот свет». Нет, он нам нужен.

Во-вторых, через мгновение я прошу вас составить все стулья в круг — без разговоров. Не говоря ни слова. Ни слова. Лишние стулья поставьте друг на друга, составьте вдоль стены, поставьте их туда. Количество людей и стульев в круге должно совпадать. Еще не всё. Еще не всё. Не разговаривая, и мне нужна возможность пройти снаружи круга и проход здесь, чтобы войти в круг. Только эти стулья. Персонал я прошу в этом не участвовать. Держите камеры наготове. Мне нужно, чтобы вы были очень внимательны. Мы в основном будем использовать вторую, третью и четвертую камеры, будьте очень внимательны.

А теперь, без единого слова — и мы засечем время. Кто будет нашим таймером? Хорошо. Мы засечем время. У тебя есть часы?

ЛИНДА: А то!

АДАМУС: А то. Хорошо. Часы марки «а то». Смотришь на них — «А то!» (небольшой смех). Это как « Timex», «А то!». Хорошо, на счет три — без разговоров. Мы засечем время, стулья — в круг.

(пауза, все начинают сдвигать стулья)

И, Крэш, ты должен будешь фотографировать внутри и снаружи круга.

Я слышу голос, и он не мой. Нужно пространство, чтобы пройти в середину, — прямо там, где ты ставишь стул. Мне нужен проход.

Как у нас со временем, Линда?

ЛИНДА: Ты не начал.

АДАМУС: Я знаю, но сколько времени? Эдит?

ЭДИТ: Без десяти четыре.

АДАМУС: Никаких телефонов. Рот на замке. Сколько по времени мы это уже делаем?

ЛИНДА: Одну минуту.

АДАМУС: Нет.

ЛИНДА: Две минуты.

АДАМУС: Нет. Ты не засекла время.

ЛИНДА: Ты не сказал, когда начинать!

АДАМУС: Почти все.

(пауза)

Почти все. Сложите эти стулья туда. Оставьте мне место, чтобы пройти вокруг.

(длинная пауза)

Хорошо. Сто сорок восемь секунд. Неплохо. Неплохо. Хорошо. Теперь можете расслабиться. Хорошо.

Можно заметить пару моментов. Во-первых, мы делаем нечто новое. Раньше вы все время сидели здесь в тех же стульях на тех же местах. Мы сделали кое-что по-другому. Неплохо, правда? Вы уже можете говорить (Адамус смеется). Можете смеяться. Да, да. Не так уж плохо. Итак, первый момент — жизнь меняется на пути к просветлению. Не ждите, что все время будут те же стулья, построенные в те же ряды.

Во-вторых, если бы вы разговаривали — я хочу, чтобы вы это по-настоящему почувствовали — если бы вы разговаривали, пока мы пытались все сделать, вам бы потребовалось дополнительно пять минут. Когда вы много говорите, вы отвлекаетесь. Ваш рот занят, ваш мозг занят, кто-то говорил бы другим, что делать, а кто-то сидел бы и общался. Кто-то пошел бы пописать или еще что-нибудь сделать. Удивительно, что может произойти, особенно во время творческого процесса, чем это и было, когда человеческий рот не занят. Это очень важный момент.

Если вы хотите что-то сделать в своей жизни — проект, переход на другой уровень просветления — заткнитесь и позвольте. Вот и все. Вы начинаете говорить — говорить и думать одновременно, это очень схожие процессы — вы начинаете говорить, вы начинаете думать и вдруг проваливаете в общем-то очень гладкий процесс. Все прошло очень гладко, если считать, что мы никогда раньше такого не делали. Я так сделал один раз на лодке в Египте. Было трудно, но все получилось.

Когда вы перестаете разговаривать, думать и просто позволяете, возникает поток, и взгляните, что происходит. Я не скажу, что круг идеален, но он довольно неплох. Похож на яйцо. Я стою в центре яйца, большого яйца. Так что, это очень, очень важно.

Энергия в зале изменилась, правда? Очень изменилась, и благодаря этому возникает больше чувственности. Больше чувств начинает открываться. Кто-то из вас думает, что мы вот-вот начнем петь Кумбайя. Нет. Я не для этого все делал. Я лишь хотел сделать что-то по-другому для этого мераба.

Все, кто смотрит онлайн, — где вы? (он ищет нужную камеру) О, все, кто смотрит онлайн, войдите сюда сейчас. Тс-с! Перестаньте разговаривать. Войдите в этот круг, в то, что мы здесь делаем и чувствуем.

Теперь просто… вы думаете об этом. Просто сделайте. «Я Здесь», помните? «Я Здесь», и тогда вы здесь. Так, хорошо.

Теперь мы включим легкую мерабную музыку и сделаем глубокий вдох. Это весело. Как в походе (небольшой смех).

(начинает играть музыка)

И мне не нравится — то есть, он мне нравится (горшочек), потому что на нем написано Сен-Жермен, он мне нравится, — но мне не нравится, что он здесь стоит, мы его передвинем (кто-то передвигает тумбу). О, просто сделайте глубокий вдох и почувствуйте красоту музыки и этого дня.

Ах! Сделайте хороший глубокий вдох, и мы оставим свет включенным. Ребята, развлекайтесь там (съемочной группе). Вы никогда такого не делали, да? Да. Разве не весело? Это творческий подход. Если бы мы рассказали вам заранее, вы бы беспокоились: «Как мы сделаем это, как мы сделаем то?». Но вы просто присутствуете в моменте. Это поток. В этом есть своя чувственность.

Итак, сделайте хороший глубокий вдох. Давайте начнем.

Мераб освобождения

Это мераб освобождения от множества травм. Знаю, мы много работали — травмы, травмы, травмы, но они еще остались. Но сейчас мы сделаем немного по-другому. Вместо того чтобы бороться с ними и пытаться понять, мы подключим чувственность. Просто отпустим их. И более важная часть этого мераба — мы не только отпустим травмы, но еще примем мудрость.

Понимаете, в каждом вашем опыте — не важно, насколько трудным он был, вызвал ли он боль и смерть — есть мудрость. Вот что любит душа. Она любит мудрость. Ей безразлично все остальное. Правда. Ей безразличны трудности и сюжеты. Она любит мудрость.

Вы можете менять местами слова «мудрость» и «чувственность». Они очень похожи. Мудрость. Это квинтэссенция, которую выносит душа из всего, что с ней происходит, что она переживает через вас. Мудрость. Это не ум. Это квинтэссенция, чувственность.

Вместо того чтобы бороться со своими травмами и пытаться их исцелись, просто отпустите их, а затем впустите мудрость, чувство.

И прежде чем мы продолжим, я хочу всем напомнить, что все, о чем мы говорили — чувственность, мудрость, все это, просветление — не требует работы. Если вы стараетесь это осуществить, этого не происходит. Это не требует работы. Если вы пытаетесь, боретесь и сражаетесь внутри себя, если вы строите планы и замыслы, если вы беспокоитесь, если вы чешетесь и делаете что-то подобное — вы над этим работаете.

Осознание, которое в действительности значит лишь войти в чувства, требует только позволения. Не нужно мысленно планировать, как это правильно сделать, как правильно дышать, как правильно есть, как правильно все это делать. Не нужно. Именно здесь многие, шедшие по пути, ошибались. Не то чтобы ошибались, отвлекались на свое макио, будто должны были это делать.

Какой бы ни была травма, боль или проблема, неприятие себя — просто отпустите это без усилия. Если вы стараетесь, вы не позволяете. Отпустите — она хочет уйти — а затем примите мудрость.

Давайте сделаем музыку погромче, и вы сейчас все здесь — те, кто смотрит, вы тоже здесь. Я хочу, чтобы вы почувствовали то, что произойдет дальше. Сделайте музыку погромче, пожалуйста.

(музыка становится громче)

Сделайте хороший глубокий вдох. Хватит прилагать усилия, Эдит (Адамус кладет руки ей на плечи). Сделай хороший глубокий вдох. Хорошо.

(далее Адамус переходит по кругу от одного человека к другому, мягко кладя руки им на плечи)

(Джоанна) Столько мудрости… взгляни, сколько мудрости.

(Шона) Да, я чувствую боль. Наверное, можно сказать, что я был здесь. Так что я понимаю, но сейчас просто отпустите. Не старайтесь. Не прилагайте усилий. И не бегите от этого.

(Сарт) Не беги от этого. Ты действительно готов принять эту мудрость, правда? Вдохни ее. Хорошо.

(Дэниз) Хватит закрываться. Пожалуйста, не нужно так усердно трудиться. Просто позволь. Мудрость — мудрость и чувственность — практически одно и то же.

(Мэри) Нет никаких тайных ответов. От вас ничего не ускользает. Тебе не нужно быть такой упрямой. Перестань трудиться. Ух! Все вы.

(женщина) Сделай хороший глубокий вдох. Просто расслабься. Все трудности, когда ты видишь их другую сторону и чувствуешь, что в действительности происходит, ты понимаешь, сколько в этом мудрости. Так много.

(Элайя) Вы здесь просто отпускаете все травмы. Они вам больше не служат. Правда. Просто нужен подходящий случай, хороший мераб на Шоуде вроде этого, чтобы их отпустить. Не старайся. Я чувствую, как ты стараешься. Просто отпусти.

(Нэнси) Вы понимаете, что я ничего не делаю. Просто стою. Как я уже говорил, я с вами на каждом шаге вашего пути. Я ничего не делаю. Я просто даю вам знать, что все в порядке. Но ты уже это знаешь, правда? Теперь собери мудрость. Отпусти все остальное и просто собери мудрость.

(Кэролайн) Я просто напоминаю вам то, что вы уже знаете. Ничего не сравнится с человеческим прикосновением — так близко, с полным принятием, уважением, любовью. Отпусти всю боль. Вдохни мудрость. Хватит боли.

(Винс) Я будто играю роль Мастера, Мастера внутри вас. Мне нравится эта роль, потому что я могу так глубоко прочувствовать каждого из вас. Ты немного похож на Лорда Вентора. Так близко, друг мой. Ты так крепко держишься. Просто сделай глубокий вдох. Вдохни мудрость. Просто позволь.

(Смеющийся Медведь) Это похоже на нью-эйдж, правда? Да, но это очень чувственно. Хороший глубокий вдох. Будь готов вскоре к некоторой жизненной встряске. Просто позволь ее, хорошо? Просто позволь. Не отгораживайся от нее. Просто позволь. Мастер внутри тебя спрашивает: «Ты можешь просто довериться?».

(женщина) Мне кажется, мне давно не было так хорошо со всеми вами. Все, кто смотрит онлайн — идя по кругу, я также дотрагиваюсь до каждого из вас. Ах, не нужно бояться. Просто позволь. Хорошо.

(Маркус) Пришло время просто отпустить травмы. Но для этого не нужно стараться. Если вы стараетесь, они останутся. Просто отпусти их и тут же вдохни мудрость. Вдохни ее. Вот так. Видите, он не цепляется. Он впускает мудрость. М-м. Хорошо.

(Том) Просто выпусти мудрость на передний план. Не сдерживай ее. Выведи ее на передний план. Некоторые из вас так ясно видят мудрость, как этот прекрасный мужчина. Так много мудрости, но ты будто боишься ее выпустить. Не думаешь, что это правильно. Нет, просто выпусти ее. Выпусти вперед.

(Алан) Все травмы. Это застрявшая энергия. Просто сделайте глубокий вдох, и давайте оставим их позади. А затем позвольте проявиться мудрости. Перестаньте пытаться исцелить или исправить себя. Просто впустите мудрость. Слова «мудрость», «чувственность», «творчество» — почти равнозначны.

(Патриция) В ближайшие дни мы снова это сделаем — не на Шоуде, но это может сделать любой, кто захочет сюда прийти. И я бы хотел, чтобы у каждого был шанс просто прикоснуться и почувствовать величайших из существ. Сделай хороший глубокий вдох. Хватит стараться. Просто позволь. Хорошо.

(женщина) М-м. Ты такая чувствительная, из-за этого у тебя сыпь по всему телу. Теперь просто позволь ей пройти — не прилагай усилий, мы просто позволяем ей пройти — а на ее место придет мудрость… полная изящества.

(Дэвид) Настоящее доверие себе — это прекрасно, но сложно. Вы можете иногда спросить, чему доверять, но как и у Лорда Вентора, рано или поздно, у вас не останется других вариантов, и вы доверитесь. Перестаньте стараться. Перестаньте пытаться понять. Просто позвольте. Хорошо.

(Стив) Необычный Шоуд, правда? (Адамус смеется) Хороший глубокий вдох. Хороший глубокий вдох. Ах! Так многое вот-вот проявится, мой хороший. Так многое на подходе. Много старого спрятано, просто сделай хороший глубокий вдох. Тебе не обязательно знать, что это, просто пойми, что время пришло. Пора идти дальше. Отлично.

(Тиффани) Хорошо. Она так готова. (Адамус смеется) Так готова многое отпустить. Но она не думала, что знает, как от этого избавиться. Она думала, что это навсегда к ней приклеено, как помойное ведро, полное мусора и обмотанное скотчем. Просто сними скотч и оставь весь мусор, хорошо? Вот и все. Действительно просто. Когда-нибудь я напишу об этом историю Мастера. Хорошо.

(Ларри) Он хочет меня ударить. Нет, правда. То есть, правда хочет (кто-то смеется). Да. Да. Но и он, и я знаем Кунг-фу, и я стою сзади (Адамус смеется). На самом деле, он забавный. Он не старается, не прилагает так много усилий. Он просто не верит, что это возможно. Что хуже? Изо всех сил стараться или просто не верить? Что бы вы выбрали? Ни то, ни другое, хорошо? Во что ты веришь, такую реальность и создаешь. Что ты впускаешь в свою жизнь — без щитов, барьеров и препятствий, которые ты построил, чтобы защититься — что ты позволяешь, то и происходит. Вот так просто — но не для других людей, а для тебя. Хватит макио. Начни снова чувствовать, друг мой. О! Начни снова чувствовать. Вот в чем мудрость, понимаешь? Друзья? (он кивает, и они касаются кулаками) Хорошо. Хорошо.

(Астрайя) Ах! Ангел. М-м. Это будет действительно скучно смотреть перед Шоудом в следующий раз. А может и нет. Сделай хороший глубокий вдох. Ты так близка. И Лорд Вентор тобой особенно интересуется. Будь осторожна. Он — хм — англичанин (небольшой смех). Просто отпусти, хорошо? Не нужно стараться. Просто отпусти, ладно? Хорошо.

(Вики) Я должен спросить — ты чувствуешь мое прикосновение? (она кивает) То есть, не только физическое прикосновение, а…

ВИКИ: О, да.

АДАМУС: Да. Хорошо. Впусти его в свое тело. Это чувственность. Я не просто положил руки тебе на плечи, мы с тобой сливаемся вместе, танцуем, чувствуем. Хорошо, глубокий вдох. Слишком сильное сопротивление, да? Просто позволь. Можешь заметить, что в прикосновении нет умысла, правда? Спасибо.

(Оливия) Хороший глубокий вдох. Ах, в твоих глазах такая красота, но и боль тоже. Хорошо. Просто отпусти ее. Сейчас мы говорим о мудрости. О чувственности. Хорошо. Хватит стараться. Хватит пытаться.

(Тесс) Все, кто смотрит, все — вы здесь. Вы — часть этого. Я не просто перехожу от одного человека к другому. Я со всеми вами. И я ничего не делаю. Я просто говорю, моя дорогая, хм, здесь не так много боли. Не так много проблем. Каково было бы стать первой в Осознании, первой в своих чувствах? Наверное, немного пугающе, но я чувствую, что ты готова. Вдохни это.

(Эрик) Хм. Хорошо… (длинная пауза) Заметил, что я не сказал ни слова (Эрик кивает). Нам это было не нужно. Спасибо. Нам это было не нужно. Все и так было ясно.

(Ольга) Хорошо. Просто вдохни. Просто — о-о-о. Чувствую, что ты что-то сдерживаешь в верхней части груди. Выплюнь. (Адамус делает вид, что плюет, и смеется) И когда ты смеешься, появляется столько мудрости.

(Элизабет) Ах! Хватит так стараться. Хватит бороться. Сейчас входит столько чувственности — просто втекает внутрь. Вы можете увидеть это, если посмотрите на нее. И нет страха. Просто удивление, где она была раньше. Хорошо.

(Кэрол) Только взгляните на все эти Награды Адамуса на ее бейдже. О, боже мой. Она либо потратила кучу денег, либо действительно молодец. Не надо стараться. Не надо. Хватит, хорошо? Сделай глубокий вдох. Переведи все в мудрость. Впусти мудрость каждого своего опыта. (Адамус стряхивает что-то у нее со спины) Ээ! Она кое за что цепляется. Мне пришлось это выпустить. Это было похоже на жука на твоей спине.

(Сильвия) Глубокий вдох. Вот кто практически ни за что не цепляется. У нее нет множества старых проблем, слава богу, но она ждет разрешения стать чувственной, стать просветленной. Но дам его не я. Ты должна сама себе разрешить, хорошо?

Давайте вместе сделаем глубокий вдох.

Несколько дополнений на сегодня. Ожидайте, что все начнет меняться. Не ждите, что всегда будете так же сидеть, в том же кресле, в том же ряду. Когда круг приходит к вам, примите его.

Сделайте это тихо, без множества мыслей, множества планов и беспокойства. Просто сделайте. Создание круга сегодня заняло меньше трех минут. Это было легко. Позвольте всему прийти к вам. Замолчите. Не давайте человеку вмешиваться в процесс просветления. Да, все будет по-другому. Да, возможно, вам там пришлось делать свою работу (запись видео) совсем по-другому. Но это было неплохо. Да, может быть, немного странно. Мы сидим в круге; я хожу вокруг и касаюсь всех.

Дух, просветление приходит к вам так, как вы, возможно, не ждете. Вы пытались сделать это одним и тем же способом снова и снова долгое время, ожидая в результате просветления, а оно придет совсем по-другому.

И третье, и, возможно, самое главное на сегодня — вы не можете, работая, проложить себе путь к просветлению. Вы не можете сражаться в старых битвах со старыми демонами, стараться, страдать, строить планы и схемы, как вы делали раньше. Просто позвольте. Просто позвольте.

Время от времени будет появляться отвлечение — может быть, я, стоящий позади вас — прекрасное отвлечение. Я ничего не делал. Я не исцелял. Я не хочу этого. Я не направлял на вас энергию. Я ничего не делал. Я отвлекал вас — столько времени, чтобы вы смогли себя почувствовать. Что бы вы ни почувствовали, находясь здесь или смотря трансляцию, что бы вы ни почувствовали, это был не я. Это были вы.

Давайте вместе сделаем хороший глубокий вдох.

Спасибо, мои дорогие друзья, что позволили мне быть здесь с вами в этот прекрасный, чувственный и полный мудрости момент.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох и будем помнить, что все хорошо во всем творении, особенно в вашем. Спасибо.

Я Есть Адамус, в круге. Спасибо. (аудитория аплодирует)
____________________________________________________________
Оригинальный англоязычный текст на сайте Алого Круга

Русский перевод и субтитры: SaLexx & SafIra

Поддержать переводчиков
Яндекс.Деньги 41001387267149
WebMoney R403375132857
PayPal salexx23@yandex.ru


Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: