МАТЕРИАЛЫ АЛОГО КРУГА
Серия «Сверхчеловек»

ШОУД 6 — АДАМУС СЕН-ЖЕРМЕН
ченнелинг через Джеффри Хоппе

Представлено Алому Кругу 4 февраля 2017 года
http://www.crimsoncircle.com

Перевод и субтитры: SaLexx & SafIra
____________________________________________________________
Видео

____________________________________________________________
Текст

 

Я Есть То, Что Я Есть, Профессор Адамус Сен-Жермен.

Ах! Еще даже не открыв глаза, я чувствую запах кофе — мм — с нетерпением ожидающего, когда я выйду на эту сцену на ежемесячной встрече с Шамброй. Какое же это удовольствие — кофе, секс, вино, природа — все, что есть у вас, людей, и чего нет у нас в других сферах и в Клубе Вознесенных Мастеров. У нас есть какой-то кофе, но он не такой реальный, не такой физический, не такой наполненный гравитацией, как тот, что есть у вас здесь.

Ах! Какие же у вас здесь удовольствия. И мне правда нравится иногда приходить, не так часто, посещать эту физическую форму. Поэтому, если ты не возражаешь, дорогая Линда из Исы (он делает глоток). Ах! То, что нужно.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох, начиная этот февральский — месяц любви — Шоуд.

ЛИНДА: Ммм.

АДАМУС: Да. Да.

Насколько быстро?

С самого начала у меня есть к вам вопрос. Я внимательно работаю с вами, наблюдаю, чувствую все ваши энергии, чтобы понять, какой нужен баланс, чтобы не дать всему взорваться, чтобы всё не стало совсем безумным?

Вопрос такой: не нужно ли нам замедлиться? Не нужно ли нам немного замедлиться, чтобы дать всему этому осесть в вашем теле и разуме? Нужно ли нам замедлиться или же нужно ускориться? (кто-то говорит: «Ускориться» и «Да») Ускориться. Ускориться. Вы слышали там, в Клубе Вознесенных Мастеров? (смех). Они сегодня наблюдают, конечно же.

ЛИНДА: За всеми или только за некоторыми?

АДАМУС: Некоторые говорят ускориться — давайте проголосуем.

ЛИНДА: О.

АДАМУС: Все, кто хочет — во всем, что мы здесь делаем, в вашем воплощенном просветлении — все, кто хочет немного замедлиться: «Мы никуда не спешим. Мы просто будем наслаждаться поездкой», все, кто хочет замедлился, поднимите руки (один или два человека поднимают руки). Я вижу две руки, поднятых наполовину (некоторые смеются), вот так (поднимает руку невысоко).

Поднимите руку все, кто хочет ускориться (много рук и несколько возгласов: «Ву ху!» и «Ура!») Высоко понятые руки. Сколькие не совсем в сознании? Вы сидите сегодня здесь, на стульях (смех), но не совсем в сознании, еще не проснулись. Хорошо. Сколькие… (кто-то говорит: «Мы не хотим ничего менять») Скольких устраивает наш темп? (кто-то говорит: «Ах!» и «Спасибо») Вот так. Я люблю вас всех (Адамус смеется).

Причина, по которой я это спрашиваю, в том, что я действительно с вами работаю, чтобы убедиться, что есть интеграция, что есть возможность пройти через тот опыт, в котором вы находитесь. Я уже много раз говорил, что это величайший опыт из всех, что у вас когда-либо будет. Некоторых уже тошнит от этих слов (смех), но это действительно величайший опыт. Я не хочу, чтобы вы его пропустили. Мы не на соревнованиях, но я отслеживаю и могу иногда сказать, когда вам становится немного скучно. Я могу сказать, когда вы приходите и сидите в этих креслах или смотрите онлайн и думаете: «Надеюсь, что сегодня у него есть для нас что-то новенькое, потому что все, что я хочу — это что-то новое. Я хочу нового. Я не прослушал все старьё, я не понял ничего из этого старья, но дай мне что-то новенькое, просто чтобы меня занять и отвлечь».

Итак, среди вас много тех, кто думает: «Давайте с этим покончим. Давайте нырнем поглубже», и несколько тех, кто сейчас испытывает трудности, у кого проблемы с телом, с адаптацией ко всему вокруг. Это действительно тяжело. Это очень, очень тяжело, поэтому я внимательно за этим слежу, и, задавая вопрос, я уже знал ответ.

Это хорошее правило для любого из вас — всегда знайте ответ, прежде чем задать вопрос. Мы с Калдре работаем над статьей для следующего выпуска журнала Шамбры о вопросах — об опасности вопросов, о боязни вопросов. Но я уже знал ответ, и ответ такой: мы всё делаем правильно. И временами, как вы уже почувствовали, всё происходит очень быстро. Прошлый месяц был действительно очень быстрым. Временами я знаю, что вам скучно, и я знаю, что вы думаете про себя: «О! Мы слышали все это от Адамуса и раньше. Я Есть. Я Существую. Мне все равно. Мне скучно». (смех) И я продолжаю возвращаться к этим основным и очень важным принципам, ведь зачастую, как вы знаете, я говорю то, что является всего лишь вашим отражением.

И кстати, если вам скучно, то это из-за вас, а не из-за меня.

ЛИНДА: Ох (некоторые смеются).

АДАМУС: Но я это говорю, вы слышите, и вам это нравится до мурашек по коже и ощущается хорошо, но затем через 48 часов вы думаете: «О чем он говорил?». И затем вы снова это слышите, и это проходит немного глубже и, возможно, немного более значимо, и пройдет, может быть, год или два, прежде чем вы действительно получите чувственный опыт. «Я существую», например. «Я Существую». Красивые слова, очень коротко и просто, как-то по-мастерски. Вы сидите на скамейке в парке, люди подходят к вам и спрашивают, как дела: «Я Существую». (некоторые смеются) Звучит очень свято. «Я Существую». Охх. «Дети! Пойдемте! (смех) Уходим отсюда быстрее!».

И вот однажды, сидя на скамейке в парке, принимая ванну или занимаясь чем-то еще, делая глоток кофе, вы вдруг поймете. «Я… Я Существую! Теперь я понимаю, что он имел в виду» — и это ощущение в первую очередь возникает в вашем теле. И вы чувствуете это в вашем теле — мурашки и перенастройку — и затем ваш разум начинает раскрываться и подстраиваться.

Но есть чувство за пределами этих ощущений, оно больше, чем ваше тело или разум. У вас у всех оно было — это чувство, что превосходит все: «Теперь я это чувствую. Я не понимаю, а чувствую. Я Есть Это». Сами слова — «Я Существую» — почти уходят, почти теряют смысл. Но вдруг вы внутри этого чувства. Вы его испытываете. Оно выходит за пределы ментального и физического плана, хотя влияет и на них тоже. Но вдруг вы оказываетесь в этом опыте, и, как вы знаете, побывав там, вы не хотите его отпускать. Вы хотите не дать ему угаснуть. И что происходит в тот момент, когда вы думаете: «О, я не хочу, чтобы оно угасло. Я не хочу, чтобы оно…» Ооо! Оно угасает, отчасти потому, что вы фокусируетесь на угасании, а не на глубоком вдохе и воплощении.

Прибегает разум и начинает волноваться, вы начинаете волноваться: «О! Я не хочу это терять!». И какие же в этом энергии? «Терять», и оно тут же уходит. Но есть хорошая новость — оно возвращается. Оно безусловно возвращается.

Итак, давайте это хорошо глубоко вдохнем. Мы не будем — на самом деле, мы действительно движемся слишком быстро, и мы действительно движемся слишком медленно, и мы всё делаем правильно. Чтобы быть в состоянии действительно это испытать, не просто услышать ушами, но действительно испытать на каждом уровне, слое, «И». «Мы движемся очень медленно. Когда же это произойдет?» «Мы движемся слишком быстро! Я не успеваю! Я схожу с ума! Наверное, я не достоин!». А затем: «Мы все делаем правильно. Ах! О!» — выпейте еще кофе — «Мы все делаем правильно», и так оно и есть.

Именно это я и люблю в том, чем мы вместе занимаемся. У меня никогда раньше не было такой группы (смех). Никогда раньше не было такой группы. У меня никогда раньше не было группы, которая бы вся не вымерла. Много других моих групп вымерли. Не думаю, что это такой уж хороший показатель (больше смеха). Но для них это было чересчур . Их ожидания того, что должно было произойти, и, так сказать, темп, с которым они двигались, и способность находиться в равновесии умственно, физически и во всех остальных областях — о них я расскажу через мгновение — для них это было чересчур . Чересчур . И потом, соблазн, притягательность другой стороны, которая очень приятна. Другая сторона, а теперь у нас есть еще Теос и вся его притягательность, и другие сферы. И быть со мной в Клубе Вознесенных Мастеров, я заберу все билеты . Соблазнительность этого, желание этого было настолько сильным для такого множества учеников.

На самом деле, одна из причин, почему мы закрыли Школы Мистерий была в том, что они вызывали зависимость. Некоторые из вас к ним пристрастились, и вас пришлось выгнать. Какие-то мы просто закрыли. Вы пришли однажды домой с прогулки, а двери заколочены — «Опа!» — потому что это могло вызвать зависимость. Это вас затягивало, вы хотели просто остаться в этом мире Школы Мистерий и не выбираться, не выходить в жизнь. Вы просто хотели быть со всеми, кто там находился. Вы не хотели ассимилироваться с другими людьми — жителями деревень, деревенщинами, как вы привыкли их называть. Вот откуда взялся этот термин. Вы его придумали (смех): «Ты хочешь, чтобы я ходил в магазин со всеми этими деревенщинами?! Я останусь здесь, в Школе Мистерий». «Вы что, шутите? Хорошая музыка, хорошая еда».

А вы можете оставаться и чувствовать, в любой момент, ощутить, что это для вас слишком быстро. И я знаю, что каждый из вас — каждый, я говорю с вами по ночам, — жалуется: «О, Адамус! Что случилось?». Ничего. «О, Адамус! Все идет так быстро. Мне кажется, что я не могу с этим справиться».

А на следующий день, точнее, в следующую ночь: «Мне так скучно. Все идет так медленно. Я уйду в другую группу, Адамус». Ладно. Пока. Но способность находиться во всем этом одновременно — значит, быть истинным Мастером. Способность все это чувствовать, то есть действительно чувствовать.

Часть проблемы, борьбы, идущей между вами и мной, в том, что вы об этом думаете, а я говорю: «Переведите всё в чувства. Переведите всё в чувственность, в интуитивность, в настоящие чувства». Но вы продолжаете думать. Так что, если вы в последнее время почувствовали небольшое давление, как будто кто-то пытается на вас давить — не эмоционально — но сказать: «Ну давай же. Оставь всё в этом теле. Оставь всё в разуме. Оставь всё в этой реальности и почувствуй всё вместе. Почувствуй, что с тобой происходит и перестань бороться. Перестань за чем-то гнаться. Перестань придумывать, как через это пройти». Вот она, скука — придумывать, как через это пройти и погружаться в ментальность. Нет, просто сделайте глубокий вдох — сделаете хороший глубокий вдох и позвольте себе всё почувствовать, даже если это больно, потому что эта боль временна. Боль — это психическое сопротивление чему-то гораздо более глубокому.

Поэтому разум, который является генератором любой боли — в вашем теле нет боли, у любого из вас, она вся в голове — разум создает сопротивление истинной чувственности, истинным чувствам, не только физическим.

У всех вас был опыт расширения чувства за пределы разума. Вы знаете, насколько он прекрасен, насколько он богат. И, как я говорил в нашем предыдущем Шоуде, именно туда мы и направляемся. Но с этим есть некоторые проблемы. Есть некоторые проблемы.

Сегодняшнее напоминание

Но прежде чем я об этом расскажу — ежемесячное напоминание на этот месяц. Я бы хотел время от времени так делать, потому что мы вместе создали множество удивительной информации. Алый Круг называет это контент, мне нравится… контент. Контент. Множество контента, множество информации, огромное количество.

Сегодняшнее напоминание исходит от удивительного Тобиаса: это не имеет значения. Это не имеет значения. И, опять же, вы чувствуете это в своей голове, чувствуете слова «это не имеет значения» и думаете: «Да, мне насрать. Это не имеет значения». Это не совсем то, что Тобиас имел в виду. Это не имеет значения.

Это не имеет значения

Он озвучил это послание, а я как бы парил в воздухе, наблюдая за группой. Это было в Египте. Эта группа находилась в Палатах Фараона Пирамиды Хеопса. Это довольно особенное место. Это одно из тех мест, тех знаковых мест, о которых знают почти все на планете — пирамида и те палаты. Знаете, на планете есть множество символов, множество известных мест, но это, наверное, входит в десятку известнейших в мире, и какая у него история! Какая история!

В этих Палатах Фараона сидели Иешуа и Мария — там была целая куча Марий, но эту вы называете Мать Мария, Мария Магдалина, Наполеон, и перечислять можно долго — сидели в этой комнате в поисках ответов, в поисках какого-то глубокого опыта. И для тех, кто был в Палатах Фараона, — туда заходишь, и там плохо пахнет, потому что туда каждый день ходит множество людей, и как будто… и воздух там не особенно движется. Там нет нормальной вентиляции, так что это накапливалось веками. А теперь те, кто там был, и те, кто не был, просто на мгновение в это вчувствуйтесь.

Вы идете снаружи, взбираясь по этим каменным ступеням на внешней поверхности пирамиды. Вы попадете на лестничную клетку перед подъемом, и вам приходится ползти на карачках. Там так тесно, и тут у вас начинается клаустрофобия. Да. А потом вы оказываетесь зажаты посередине — несколько человек ползет перед вами, и целая куча народу ползет за вами; временами вы буквально ползете на четвереньках — а потом вдруг: «Боже… благослови биологию. Мне нужно в туалет». И что теперь делать? Наверху туалета нет. Вы не можете спуститься, потому что за вами ползет на четвереньках 25 человек в пространстве — вот такой ширины и высоты.

ЛИНДА: К чему ты ведешь?

АДАМУС: Я отвлекаю, моя дорогая! (смех) Они были в восторге. Они всё это чувствовали. Их мочевые пузыри разрывались. «Оооохх! Уххх!». (больше смеха) Это называется искусством отвлечения. Господи, Линда… господи, помоги мне! (смех)

Давайте продолжим. Вы ползете на четвереньках, вам действительно нужно выйти, и вы думаете: «О, не нужно было пить кофе перед тем, как сюда лезть». А потом вы, наконец, попадаете в Палаты Фараона. Вдруг вам открывается зал, даже не такой большой, как этот, может быть, потолок чуть выше, но по площади меньше, чем эта студия, и там ничего нет. На стенах нет красивых изображений. На стенах нет резьбы. На полу нет ковра. Нет туалета (некоторые смеются). Ничего нет. Это большой зал, по которому гуляет эхо. Единственная вещь, которая там стоит, — это саркофаг. Он стоит там веками, конечно же, он довольно старый и надломленный, но это всё. Это всё.

И все внимание оказывается сосредоточенным на единственном предмете в зале, на саркофаге, и какое поднимается ощущение? Смерти. Смерти. «О, боже! Я умру». Ну, да, умрете, но не обязательно прямо там. Вот такие проблемы там возникают.

Итак, у нас есть… это было мое отвлечение. Итак, у нас есть группа из 50 Шамбр с невероятными ожиданиями того, что там должно произойти. Во-первых, ожидание того, что это должен быть какой-то разрисованный золотом зал, и в нем будут мумии и все остальное. А там ничего нет. И когда у них прошел первоначальный шок, единственное, что завораживало в этом зале, было эхо, потому что, когда вы говорите, возникает эхо-эхо-эхо, которое-которое-которое не просто скачет по комнате, но создается ощущение, что оно проходит сквозь жизни, а потом возвращается, потому что именно так и происходит. Оно уходит в другие реальности, а потом возвращается. У него очень уникальный звук.

Группа села. Пришел Тобиас. Все ожидали самого главного ответа, самого святого послания, одного большого ответа на все тайны и все вопросы жизни. И Тобиас обыграл важность момента, сделал глубокий вдох, и наверняка там звучали какие-то напевы, а затем наступила тишина. Наконец, Тобиас заговорил очень медленно и неторопливо, и вот подошел самый важный момент. «Причина, по которой я всех вас здесь собрал со всего творения, со всех частей этого мира; причина, по которой вы преодолели тысячи миль и проехали пустыню на верблюдах, чтобы добраться сюда, и вам пришлось идти в туалет, пробираясь через коридоры; причина в том, чтобы передать вам это глубочайшее послание: «Это не имеет значения»». (некоторые смеются)
(Это сообщение от Тобиаса может можно найти в «Путешествиях во времени».)

Можете представить себе разочарование. «Это не имеет значения?!» Конечно же, никто не сказал ни слова, но можно было почувствовать, как все кричат: «Это не имеет значения??! Я проделал такой путь, я сижу здесь в Палатах Фараона Пирамиды Хеопса в Египте, и ты говоришь, что это не имеет значения? Это должно было стать кульминацией моего духовного путешествия — здесь, в центре сосредоточения внимания всего человечества, в точке отсчета цивилизации, здесь, где сидели такие великие, как Иешуа, Наполеон и многие, многие другие, — и ты говоришь мне, что это не имеет значения?».

Это не имеет значения.

И это действительно было настолько глубокое послание, что я должен напомнить о нем сегодня. Глубочайшее послание, ведь вся эта борьба, которую вы ведете, никуда вас не приведет. Нет. Вы не получите дополнительных баллов, плюсов или чашку свежесваренного кофе за всю ту борьбу, которую вы ведете ради просветления. Ничегошеньки, ничего, потому что все умственные усилия, все попытки во этом разобраться, найти смысл, найти путь через лабиринт к тайной комнате, которая принесет вам просветление, все это не считается. Все это не считается. Это умственное макио. Это чушь собачья. Вы дурите сами себя.

Все учения, как я уже сказал, все выдумки, все мольбы, которые вы по ночам обращаете ко мне и другим — когда вы не можете добиться моего внимание, я знаю, вы мне изменяете. Вы идете к какой-то другой сущности (смех). Мы друг с другом общаемся. Мы общаемся. Как-то один из Мастеров подошел и говорит: «Знаешь, Генриетта изменяла тебя, Адамус. Она была здесь, в другом клубе». Я сказал: «Я знаю. Я знаю. Меня это не напрягает… особенно (больше смеха). Но я как-нибудь до нее доберусь».

Все это не имеет значения. Вы думаете, что имеет, но нет. Вы хотите, чтобы имело, но нет. Не существует великих секретов. Не существует быстрого пути к просветлению, и нет неправильного пути. Вывесьте это на сайте — нет быстрого пути к просветлению, как нет и неправильного пути. Он просто есть. И чем скорее вы это поймете и перестанете над ним трудиться… все вопросы в вашей голове — в нашей статье мы рассмотрим это более подробно — но каждый раз, когда вы в своей голове задаете один из этих вопросов, он устремляется во вселенную в поисках ответов, и он не вернется, пока не решит, что нашел ответ. Сейчас у вас есть вопросы: «Зачем я здесь? Кто я? Как мне найти истинное счастье? Что я делаю не так? Что сделать завтра по-другому? И снова, кто я? И снова, кто я? И когда произойдет просветление?» — вы рассылаете все это по всем другим сферам. Эти ваши маленькие жучки-поисковики бродят кругами, пытаясь найти ответы, но они их не найдут.

Это сбивает с толку, ведь вы можете это чувствовать. Вы задали сколько-то десятков миллиардов вопросов — и это было только на прошлой неделе (некоторые смеются), — и они все там пытаются найти ответы. Они ищут и ничего не найдут, потому что все это не имеет значения. Всё это не имеет значения.

Существует, как я ее называю, директива или гравитация исполнения, не из-за умственного выбора, не из-за человеческого выбора, а из-за естественной эволюции, из-за глубокого душевного стремления к реализации. Это произойдет. Оно уже происходит. Дело в том, что вы думаете, будто это происходит благодаря вам. Это не так. Вы стоите у него на пути. Вы думаете, что поможете концентрацией, медитацией или делая какие-то упражнения, питаясь определенным образом. Нет. Существует Директива Исполнения от вашей души, от Я Есть. Это и есть реализация.

Я Есть просто спрашивает вас: «Не мог бы ты, черт возьми, немного понаслаждаться жизнью? Не мог бы ты, пожалуйста, просто наслаждаться жизнью? Вкусно поешь. Погуляй на природе. Займись сексом. В кои-то веки займись сексом. Послушай музыку. Сделай что-нибудь веселое», но тут присутствует сильная ригидность,- слова Калдре, не мои — сжатие заднего прохода: «Я должен продолжать работать, надо продолжать над этим трудиться. Надо продолжать над этим работать». Нет, не надо, так что давайте прекратим это прямо сейчас. Нет никаких ответов, кроме позволения.

У нас было множество встреч. Мы много говорили. Мы многое пережили вместе. Мы много плакали. Мы немного смеялись. Но это отвлечение, чтобы позволить естественный процесс, чтобы убрать вас со своей же дороги.

Это не имеет значения. Все, что вы считаете важным, не имеет значения. Здоровье? На самом деле и оно не имеет значения. Богатство? Вовсе нет. Четко и строго, скажем так, следовать правилам? Это не имеет значения. Тобиас пытался. Он пытался следовать правилам Бога согласно Еврейской вере, и это не имело никакого значения. Богу все равно.

Так что, вся эта тяжелая работа… Я это вижу, и особенно в последний месяц, вы действительно… в последний месяц все двигалось скорее быстро, чем медленно. И еще я видел, как вы увеличиваете усилия, пытаясь со всем этим справиться, и у вас ничего не выйдет. Позвольте себе это испытать. Позвольте себе это почувствовать. Наверное, если бы там было что-то кроме «это не имеет значения», то это было бы: «Дайте себе это почувствовать, а не продумать». И все эти ваши проблемы и вопросы: «Что же мне делать?». Остановитесь и сделайте глубокий вдох. Все это не имеет значения. Правда. Все, что вы считаете важным, — тьфу! — не имеет значения. Прости, это не по-настоящему, Эдит. Я просто притворился (смех). О, а может быть и нет.

Итак, давайте начнем этот Шоуд с просьбы сделать глубокий вдох. Сделайте глубокий вдох. Ты не сможешь ничего понять, человек, да и тебя об этом не просили, человек. Единственное, что тебе предложили, — это не мог бы ты, черт возьми, просто получать удовольствие? И перестань пытаться понять, куда ты дальше должен поехать, или какое новое имя ты должен взять. Это не имеет значения. Смените имя на Эдит. Вы все будете Эдит по всему миру (смех). Я ей должен после… я недавно ее отругал за мобильный телефон, а меня отругали те, кто видел это маленькое представление. Где мой символический подарок? Подожди секунду.

ЛИНДА: Продолжай говорить (Линда выходит за подарком).

АДАМУС: Я пошел в магазин и купил кое-то специально для тебя, Эдит. Итак, это не имеет значения. Давайте начнем день с этого, хорошо? Разве это не ощущается, как освобождение? «Это не имеет значения! Оох! Это не имеет значения».

Ладно, теперь я хочу обратиться к следующему моменту, и мне будет нужна Линда с микрофоном. Или я сам могу ходить с микрофоном. Да. А, может и нет. Подождем, пока вернется Линда.

Почему жизнь так тяжела?

Вопрос, который у меня к вам есть, многоуровневый: почему жизнь так трудна? Я говорю о жизни всех людей, не только о вашей. Почему человеческая жизнь так трудна? (Адамус свистит Линде; некоторый смех)

Эта штука включена? (он пытается разобраться с микрофоном) Линда знает, как это сделать. Нам здесь нужны две Линды. Да. О, вот она идет. Хорошо, почему жизнь так… о, Линда! Почему жизнь так трудна?

Прежде чем мы это сделаем — у вас всех будет возможность об этом подумать минутку — Эдит, Эдит, Эдит (аудитория говорит: «Ааахх», он дарит ей букет роз), это тебе (аплодисменты). Ммуа.

ЭДИТ: Ммуа!

АДАМУС: Я ее сильно отругал на ProGnost -е, но, знаете, когда вы заняты чем-то очень важным, и вдруг звонит мобильный телефон, что вы делаете? Вы сбрасываете звонок или выключаете телефон. Вы не лезете в сумочку, создавая сильный шум и мешая профессору. Как бы тебе понравилось, Эдит, если бы ты занималась сексом, зазвонил телефон, и кто-то пошел бы и ответил на звонок? Ты бы не обрадовалась.

ЛИНДА: Это что, извинение? (смех)

ЭДИТ: Я не знаю! Это было так давно, я забыла.

САРТ: Ахх!

АДАМУС: Итак, вопрос. Почему жизнь так трудна? Линда, вручи микрофон кому-нибудь. Почему жизнь так трудна? Или это не так? Нет? Да.

ШАМБРА 1 (мужчина): Просто она такая.

АДАМУС: Не мог бы ты встать, пожалуйста.

ШАМБРА 1: Ой.

АДАМУС: Да. Спасибо.

ШАМБРА 1: Просто она такая.

АДАМУС: Просто такая. Какие-то примеры того, как жизнь трудна?

ШАМБРА 1: Я думаю, что мы сами ее себе усложняем.

АДАМУС: Да. Я имею в виду, для людей — скажем, ты философ, психолог или вроде того, и ты каждый день смотришь на людей, своих клиентов — почему так трудно? Почему им так трудно?

ШАМБРА 1: (делает паузу, качает головой и смеется) Ммм…

АДАМУС: Их били в детстве? Плохие родители? Просто придумай что-нибудь.

ШАМБРА 1: Придумать что-нибудь.

АДАМУС: Да, да.

ШАМБРА 1: Хорошо. Ммм, жизнь. Это жизнь.

АДАМУС: Это жизнь! Жизнь трудна. Ладно. Жизнь трудна. Хорошо. Спасибо. Жизнь, она просто такая. Она трудна. Да. Ух ты. Никогда не думал, что она может быть какой-то еще. Так почему же жизнь трудна?

ЖАННЕТ: Отсутствие свободы.

АДАМУС: Конечно.

ЖАННЕТ: Отсутствие простоты.

АДАМУС: Отсутствие простоты. Хорошо. Мне это очень нравится. Да, да. Приведи примеры трудной жизни?

ЖАННЕТ: Семья (она смеется).

АДАМУС: Да, точно. Нет, это отличный пример, и сразу приходит на ум — «Оо!». Ты любишь свою семью, но это тяжело, безусловно.

ЖАННЕТ: Тело. Тело может создавать проблемы.

АДАМУС: Тело, точно.

ЖАННЕТ: Разум. Просто мысли.

АДАМУС: Да, Да. Что из этого самое сложное для тебя? Тело, разум, семья? Что самое трудное?

ЖАННЕТ: Тело и разум, наверное.

АДАМУС: Тело и разум. Хорошо. Они хорошо работают вместе?

ЖАНЕТТ: (пауза) Да. Просто и то, и другое, знаешь, сложно. Они могут создавать проблемы.

АДАМУС: Да, Да. Да. Если бы ты могла изменить только что-то одно и привести его к некому выравниванию и равновесию с собой, с Я Есть, что бы ты изменила? Свое тело или свой разум?

ЖАННЕТ: Разум.

АДАМУС: Разум. Да, да. Хорошо.

ЖАННЕТ: Просто чтобы находиться в чистом творении.

АДАМУС: Да, это как: «Заткнись!» Да, да (Адамус усмехается).

ЖАННЕТ: Но при этом можно просто быть «И», и просто сидеть на скамейке и наблюдать.

АДАМУС: Именно.

ЖАННЕТ: Да, да.

АДАМУС: Именно.

ЖАННЕТ: Не имеет значения.

АДАМУС: Да, не имеет. Это действительно не имеет значения. Хорошо. То есть может показаться странным, что я задаю вопрос: «Почему жизнь так трудна?», но я думаю, что куда-то все это выведу. Мы это скоро узнаем.

ЖАННЕТ: Ты всегда так делаешь. Ты всегда так делаешь.

АДАМУС: Мы это скоро узнаем. Ладно. Следующий. Почему жизнь так трудна? Привет. Встань, пожалуйста.

КАСИЯ: Потому что мы…

АДАМУС: Ты сегодня такая красивая.

КАСИЯ: Спасибо.

АДАМУС: Ух ты! Светишься (она смеется).

КАСИЯ: Потому что мы создали ожидания, которые старались исполнить.

АДАМУС: Да! Да! Назови какие-нибудь из своих ожиданий.

ЛИНДА: (она передает микрофон Линде) Он еще с тобой не закончил.

АДАМУС: Да, да.

КАСИЯ: Прошу прощения? Да, хорошо.

АДАМУС: Так какие же у тебя в жизни были ожидания?

КАСИЯ: Еще недавно — достичь свободы.

АДАМУС: Свобода, да. Добилась хоть какого-то успеха?

КАСИЯ: Не особенно.

АДАМУС: Не особенно. Любовь?

КАСИЯ: Да!

АДАМУС: Да. Оо! Это было однозначное «да». И второй вопрос, по шкале от одного до десяти, десять — это действительно чертовски трудно, и один — очень просто, в целом, где находится твоя жизнь на этой шкале? Ближе к одному? Или ближе к десяти?

КАСИЯ: Зависит от дня (она хихикает).

АДАМУС: Зависит от дня. Не у тебя. Относительно всех, всего массового сознания, всех людей.

КАСИЯ: Обычно около восьми.

АДАМУС: Восемь, трудно.

КАСИЯ: Да.

АДАМУС: Хорошо. Да. Да. Хорошо. Спасибо.

КАСИЯ: Спасибо.

АДАМУС: Рад, что ты здесь. Приятно тебя снова видеть.

ЛИНДА: Еще?

АДАМУС: Пожалуйста. Почему жизнь так трудна?

ФРЕД: Ну, во-первых, откровенно говоря, для меня она не трудна. По крайней мере, эта поездка была великолепной и легкой.

АДАМУС: Хорошо. Ты хороший творец, и тебе как бы наплевать, что довольно интересно.

ФРЕД: Да. Это не имеет значения.

АДАМУС: Да, да.

ФРЕД: В общем, я думаю, что так нужно, чтобы создать богатство опыта, и временами это кажется трудным, но по большому счету, это делает опыт гораздо богаче, этот физический опыт.

АДАМУС: Хорошо. Где бы ты разместил жизнь людей в целом по шкале от одного до десяти? Не твою, но рассматривая большое количество людей.

ФРЕД: Я думаю, что восемь — это оптимистично. Я думаю, что на самом деле это ближе к девяти, девяти с половиной.

АДАМУС: Интересно. Интересно. С точки зрения всего человечества, как трудна жизнь? Не плоха — я не говорю, что она плохая, злая или уродливая. Просто трудная. Хорошо.

ФРЕД: Она трудная.

АДАМУС: Итак, мы где-то между восемью и девятью. Хорошо. Передаем микрофон дальше. Это интересно. Вы понимаете, что мы здесь делаем, все мы, все, кто смотрит, — мы действительно создаем историю, книгу, рассказ.

Да, встань, пожалуйста.

БЕККИ: Я чувствую, что должна как бы все контролировать.

АДАМУС: Да, да.

БЕККИ: Так что…

АДАМУС: Да. Почему?

БЕККИ: Я не знаю.

АДАМУС: Насколько это у тебя получалось?

БЕККИ: Не получалось.

АДАМУС: Не получалось!

БЕККИ: Нет.

АДАМУС: Разве это не смешно? Но ты продолжаешь это делать.

БЕККИ: Да, я продолжаю это делать.

АДАМУС: Да, да, да. Потому что есть — можно мне сказать? — есть внутренний страх, что если ты не будешь контролировать, то все развалится.

БЕККИ: Правильно. Правильно.

АДАМУС: Хорошо, теперь экстраполируй это и скажи: «Подожди секунду. Знаешь, я занимаюсь этим просветлением, я пытаюсь его контролировать, и оно как морковка перед лошадью. Оно всегда находится за следующим поворотом, не совсем существует, и мне нравится себе говорить и верить, заставлять себя верить в то, что я уже почти добралась». Так что, контроль на самом деле — та самая вещь, которая не дает тебе его получить, ведь что произойдет, если ты перестанешь контролировать? Что если злобная часть тебя выйдет наружу?

БЕККИ: Правильно.

АДАМУС: Да, уух! Что, если все развалится? То есть ты сойдешь с ума; твое управление выльется на тебя саму. Ты думаешь: «О, нет! Нет! Я этого не хочу!».

БЕККИ: Да.

АДАМУС: Так что есть страх, который тебя сдерживает, который тебе мешает. Когда ты собираешься прекратить все контролировать?

БЕККИ: Прямо сейчас (она смеется).

АДАМУС: Наверное, нет.

БЕККИ: Ладно.

АДАМУС: Наверное, нет (смех). Да. Боже, какой это был умственный ответ, если кто-то из вас это почувствовал. Но ты думаешь об этом, верно?

БЕККИ: Верно. Верно.

АДАМУС: Да, да, да. И ты думала об этом два года назад и пять лет назад, и десять лет назад . Я конечно не пытаюсь тебя ругать, но ты символизируешь очень многих здесь, многих из тех, кто смотрит. Ты говоришь: «Я должна все контролировать», а потом ты это оправдываешь, говоря: «Это безумный мир. О, боже! И я сумасшедшая в сумасшедшем мире, и всё это просто развалится».

Что нужно делать для успокоения разума, чтобы вернуть себе равновесие?

БЕККИ: Гулять.

АДАМУС: Гулять. Где ты гуляешь?

БЕККИ: По тропинкам.

АДАМУС: Да, да. Хорошо. На природе.

БЕККИ: На природе, да.

АДАМУС: Да, правильно. Тебе понравилось вступительное видео?

БЕККИ: Да.

АДАМУС: Разве это не здорово?

БЕККИ: Это было очень красиво. Да.

АДАМУС: Гулять по тропинкам, вокруг солнечные блики.

БЕККИ: Верно.

АДАМУС: И приятная музыка, да. Это хорошо, потому что природа — это первое, о чем Шамбра, по их словам, будут скучать, когда покинут эту планету. Природа. Не по мужьям, женам или детям. Не по еде. Не по телевизору. Ни по чему из перечисленного. Не по сексу. Номер один — это природа. Это говорит о многом. Говорит о многом. Мы поговорим об этом позже, но спасибо.

БЕККИ: Спасибо.

АДАМУС: Спасибо. Просто сделай глубокий вдох и отпусти. И потом наблюдай, что произойдет. Когда ты это сделаешь, появится этот писклявый голосок: «Я не могу отпустить. Я не знаю, как». Вот когда нужно выйти из этих ограничений. Выйти за их пределы, просто сказав: «Я Здесь, в том месте, где контроль не нужен». Видишь, пытаться контролировать потерю контроля из контролирующего разума контролирующего мозга не получится. «Хорошо, мы запрограммируем отпускание контроля», и ты просто создашь еще больше контроля. Поэтому ты приходишь в «Я Здесь». И просто оказываешься там. «Я — за пределами необходимости в самоконтроле». И тогда ты оказываешься там.

Еще парочку… ой, я забыл тебя спросить. Для человечества, от одного до десяти, насколько трудна жизнь?

БЕККИ: Ммм, семь.

АДАМУС: Семь? Хорошо. Так, в среднем мы сейчас около восьми. Хорошо. Еще несколько, Линда.

ЛИНДА: Ты.

АДАМУС: Да.

ЛИНДА: Нет, ты.

АДАМУС: Когда она дает его вам в руку, что это для вас значит.

ЛИНДА: Ты подняла руку. Это ты.

ШАМБРА 2 (женщина): Нет, не поднимала.

ЛИНДА: Слишком поздно (смех).

АДАМУС: Да.

ШАМБРА 2: Хорошо…

АДАМУС: Хорошо. Я знаю, тебе есть что сказать. Да. Так почему же жизнь трудна?

ШАМБРА 2: О, Боже. Потому что нам всегда есть чему еще учиться.

АДАМУС: Ах! Или вы думаете, что есть чему еще учиться.

ШАМБРА 2: Какими бы развитыми мы себя ни считали, иногда есть места, где мы чувствуем себя застрявшими.

АДАМУС: Да. Могу я сказать вам кое-что, всем вам? Вам нечему больше учиться. Совсем, совсем, совсем нечему, и это такая же зависимость для разума: «Есть чему еще учиться» — будь то наука, математика, духовность или что-то еще, «Я должен чему-то научиться, потому что иначе я бы здесь не находился. Если бы я знал больше, я бы находился там». И поэтому всегда есть чему учиться. Нет.

Если вы проживете еще десять жизней, на самом деле вы больше ничему не научитесь. У вас действительно не будет никакого нового опыта. У вас будет тот же старый опыт в другой обертке, но никакого нового опыта не будет. И это является причиной проблемы скуки. С одной стороны, вам так наскучила эта жизнь, потому что вы тут уже были, вы через все это прошли. Конечно, вы можете купить новый маленький электронный прибор, которого у вас никогда раньше не было, но как долго это продлится? Около недели, а потом он вам наскучит, потому что вы здесь были. Больше нечему учиться. Хорошо. Что еще? Что еще делает жизнь трудной?

ШАМБРА 2: О, Боже. Хм…

АДАМУС: Что сделало твою жизнь трудной?

ШАМБРА 2: Может быть, ощущение, что я застряла.

АДАМУС: Ощущение, что застряла. Ладно. Из-за чего ты застряла?

ШАМБРА 2: Я ищу новую работу, потому что другая моя работа подошла к концу.

АДАМУС: Да, хорошо. Хорошо. Что ты собираешься делать?

ШАМБРА 2: Просто направлю это во вселенную.

АДАМУС: Да. Вселенной пофи…

ШАМБРА 2: Здесь кто-то есть ? (смех)

АДАМУС: Вселенной все равно. Да, да. Да. Ты хочешь работать? Ты хочешь другую работу?

ШАМБРА 2: Да!

АДАМУС: Зачем?

ШАМБРА 2: Потому что я люблю творчество.

АДАМУС: Хорошо. Чем ты занимаешься?

ШАМБРА 2: Я работаю над проектами, вроде проектов недвижимости будущего.

АДАМУС: Угу. Ух ты! Это звучит захватывающе.

ШАМБРА 2: Угу.

АДАМУС: И теперь, когда ты делаешь это сама, в своей компании, делаешь по-своему, как это ощущается, когда не работаешь на кого-то?

ШАМБРА 2: Это не значит делать все одной. Это значит находить нужных людей для сотрудничества.

АДАМУС: Хорошо. Сотрудничать, но быть главным сотрудником, вместо того, чтобы кто-то сотрудничал над тобой (некоторые смеются). Как это ощущается?

ШАМБРА 2: Это может быть волнующим, а иногда это может быть неприятно.

АДАМУС: Да, но я имею в виду, ты — босс. Теперь это твоя компания, ты — тот, кто действительно смотрит в будущее. Ты — интересный человек, потому что ты уже знаешь. Ты знала ответы на мои вопросы, и они всегда идут через тебя. На работе ты знаешь будущее больше, чем кто-либо другой, но ты не позволяешь себе быть самой собой, быть своим собственным лидером.

ШАМБРА 2: Угу.

АДАМУС: Да, да. Поэтому, вероятно, ты не найдешь другую работу (она строит гримасу). Ты, наверное… да! Разве это не ужасно? «О, нет! Арендная плата!». Но тогда ты скажешь: «Просто я сделаю это сама. Я знаю, как это делать. Я знаю, как взаимодействовать с собой, как взаимодействовать с другими. Я знаю, как это делать». Так что просто сделай. Не работай на кого-то.

ШАМБРА 2: Да.

АДАМУС: Если только тебе это не нравится. Да. Хорошо. Спасибо.

ШАМБРА 2: Спасибо.

АДАМУС: Спасибо. Я принес ей плохие новости, а она меня благодарит. Сегодня на планете хороший день. Еще один. Еще один. Да. Привет.

СКОТТ: Привет. Привет.

АДАМУС: Привет.

СКОТТ: Да, я думаю, люди хотят, чтобы жизнь была трудной, в каком-то смысле.

АДАМУС: Да, да.

СКОТТ: Благодаря этому им есть чем заняться.

АДАМУС: Хорошо.

СКОТТ: Поэтому я думаю, что отчасти она так трудна из-за чувства одиночества и потерянности.

АДАМУС: Да. Да.

СКОТТ: И я вижу, что многие, как я, так и другие, как бы пытаются исцелить одиночество, так или иначе.

АДАМУС: Хорошо. Хорошо. И для людей, по шкале от одного до десяти, насколько жизнь трудна?

СКОТТ: У кого как. Я вижу некоторых людей, которые счастливы, почти безрассудно счастливы.

АДАМУС: Почти тошнотворно.

СКОТТ: Да (некоторые смеются). Как и мои родители, которые все сделали правильно и теперь просто путешествуют в фургоне по стране, и они, кажется, счастливы.

АДАМУС: Да, да.

СКОТТ: Поэтому я бы сказал, что для них, кажется, жизнь легка.

АДАМУС: Конечно.

СКОТТ: А есть другие люди, такие как другие члены моей семьи, где сплошные проблемы, приводящие к следующим проблемам, преодолевая которые, на секунду получаешь хорошие ощущения, а потом становится до смерти скучно, пока не придет следующая проблема, и нужно будет собраться с силами, чтобы снова бороться с этой проблемой.

АДАМУС: И, отбросив блаженствующих маму и папу, где находится человечество по шкале от одного до десяти по трудности жизни?

СКОТТ: Я соглашусь, что где-то наверху шкалы.

АДАМУС: Да.

СКОТТ: Да, где-то семь, восемь.

АДАМУС: Хорошо. Хорошо. И просто из любопытства, твоя жизнь насколько трудна?

СКОТТ: На самом деле мне легко.

АДАМУС: Да, хорошо. Хорошо.

СКОТТ: Да. Это совсем не тяжело.

АДАМУС: Хорошо. Замечательно. Спасибо. Спасибо.

СКОТТ: Спасибо.

АДАМУС: И, Линда, можешь убрать микрофон. Спасибо.

Человеческая жизнь трудна

Жизнь трудна. Жизнь трудна, и вы все почти правильно оценили — по моим измерениям трудность человеческой жизни где-то около от 7.8 до 8, где-то в этом диапазоне — и это трудно. Это трудно. То есть, я говорю не о вас. Мы поговорим о вас через минуту, но это действительно трудно.

Можете себе представить, что у большей части людей жизнь почти всегда трудна; это не значит, что они не бывают счастливы какое-то время, ведь они могут радоваться. Я не говорю, что жизнь плохая, она трудная, и трудная жизнь связана с такими вещами, как тело — одна из самых больших проблем — оно болит и не только, а потом умирает. И разум, сложность разума. Кто-то сказал, что жизнь трудна, потому что люди не позволяют себе быть проще, и это совершенно верно. Разум делает всё очень сложным. Сложность приводит к проблемам, трудностям, а также вере в то, что нужно упорно трудиться, чтобы что-то получить. У многих из вас заложено в сознании, что вы должны упорно трудиться, и вы это экстраполировали. Вы применяли это с детства, упорно трудились в школе, в своей ранней карьере: «Я должен упорно трудиться на этой работе» — и теперь вы применили это и к своему духовном пути: «Я должен упорно работать, потому что иначе я не добьюсь никакого прогресса».

Итак, человеческая жизнь трудна, и ваши ответы действительно хороши. Она трудна из-за отношений. Она трудна из-за ожиданий. Она трудна, потому что вам нужно каждый день ходить на работу, которая вам не нравится. Она не наполнена творчеством. Вы день за днем миритесь с рутиной или повторяющимися движениями. Вы терпите босса, которого вы не обязательно уважаете. Я не говорю про всех, но для многих жизнь становится тяжелой.

Это не очень хорошее высказывание о человечестве. И, как я уже говорил в прошлом месяце, никогда не предполагалось, что человеческий опыт будет тяжелым. Он не создавался для боли, но стал именно таким. И он не изменится еще какое-то время. Он не выйдет из этого шаблона трудной жизни.

Вместо этого люди утром просыпаются и начинают день, наверное, на уровне пяти, то есть нейтрально, ни тяжело, ни легко. Они только проснулись. Но можно наблюдать, как в первые же часы дня уровень быстро поднимается до шести-семи. Потом он немного выравнивается, а затем позже днем он доходит до восьми, девяти баллов, а затем в вечернее время немного снижается. Она возвращается и как бы останавливается около семи с половиной.

Это типичная жизнь человека на планете, и она трудна из-за физического аспекта. Она трудна из-за работы и из-за семьи. День проходит не очень весело. Не так уж захватывающе. Сколько людей просыпается утром и думает: «Начинается совершенно новый день на этой планете». Очень мало. Очень, очень мало.

Поэтому они пытаются свою жизнь лечить, одурманивать или отрицать. Как я говорил много раз, они лечат свою тревогу. А их тревога просто говорит: «Что-то не так. Что-то, черт возьми, не так». И если бы они на самом деле позволили этой тревоге войти, она бы вывела их из обесценившегося состояния, вывела из этой рутины, затянувшей их в трудную жизнь. Но они этого не делают. Они ее лечат или топят в алкоголе, наркотиках или чем-то подобном — это своего рода форма отрицания самих себя — или просто гипнотизируют себя: «Продолжай жить. Продолжай жить».

Планета оказалась в очень странном месте, очень ментальном, как я часто говорю. Очень не-чувствительном, очень бесчувственном, действительно — в ловушке разума. И я хочу свести всё к заключению, что это тяжелое существование, и так быть не должно.

Жизнь Шамбры

Теперь давайте поговорим о вас (Адамус усмехается). У вас есть сознание, знание. Вы знаете, что где-то существует нечто большее, или, я думаю, будет лучше сказать, здесь есть нечто большее. Вы знаете, что существует нечто настолько большее, но при этом продолжаете жить трудной жизнью; по-прежнему подписываетесь под фразой: «духовность должна быть формой отрицания человека». Вам приходится быть суровыми со своим разумом, со своим телом и всем остальным. Вы по-прежнему в том же шаблоне, в котором находится человеческое сознание. Может быть, вы и не на уровне восьми по шкале трудности. Может быть, вы и понизили его до 6.7 или около того, но это по-прежнему тяжело, и так быть вовсе не должно.

Кто-то может возразить и сказать: «Ну, да, но пока приходится иметь дело с пробками, с другими людьми, членами семьи и всем остальным, как из этого выбраться? Как уйти от этого?». И вот тогда я возвращаюсь к утверждению: на самом деле это не имеет значения. Все это не имеет значения. Ни путешествие, ни другие люди, ни семья, ничто не имеет значения. Не с точки зрения невмешательства, наплевательского отношения. Это просто не имеет значения. Ничто.

Вот когда вы делаете глубокий вдох и перестаете так усердно трудиться надо всем в своей жизни — и на работе, и в отношениях. Я расскажу вам кое-что об отношениях: если над ними действительно усердно работать — будет еще больнее. И некоторые очень расстроятся, что я так утверждаю: «О! Нужно работать над отношениями, и нужно…» Нет, на самом деле, это полная хрень, и если у вас есть партнер, который настаивает на том, что это трудно, и что нужно трудиться — вероятно, это не тот партнер.

Отношения не должны быть тяжелыми. Они должны быть чувственными. Они должны быть живыми. Они должны быть свободными. Они должны быть любящими. И если они тяжелые, то вы просто оказались в том старом шаблоне, на который давно подписались. Почему? Почему?

Отчасти потому, что вы думаете, что не знаете ничего лучшего. Вы думаете, что именно так и нужно делать. Вы пробиваетесь через проблему. Вы работаете над ней. Нет. Остановитесь. Вы думаете, что изобилие, работа или что-то еще должны быть трудными, над ними нужно работать. Остановитесь сейчас же.

Пока я это говорю, часть вас думает: «О, я это знал. Адамус прямо у меня с языка снял. Я это знал». Но другая часть вас, часть вашего разума, прибегает и говорит: «Ох, но все же развалится. Я надо всем потеряю контроль. Ты должен об этом позаботиться». Позаботиться — разве это просто не очередное слово, означающее очень усердную работу, из которой ничего не вышло? «Нужно кое-о-чем позаботиться. Вы должны трудиться на работе». Нет, не должны. Это настолько старый образ мышления, укоренившегося мышления. Не должны.

Что происходит, когда вы настроены на то, что всё должно быть трудным, что бы вы ни делали — духовность, жизнь, отношения, что угодно, ваша машина, она всегда ломается, это так тяжело — я удивлен, что кое-кто из вас может выбраться из постели по утрам. Кто-то и правда не может. Но когда вы в это погружаетесь, тот слой сознания, который находится в реальности, можно его назвать вашими мыслями или вашими убеждениями, но это на самом деле лишь тонкий слой сознания — если бы вы взяли весь этот букет, то он был бы в нем веточкой вербы, где у вас есть все остальное, и торчит один слой и говорит: «Я над этим усиленно работаю» — именно он сияет и вибрирует. Именно он действительно находится в реальности. Именно он будет выстраивать все энергии.

Помните, вы — сознание, свет, магнит — и та часть, которая действительно сияет, которая в данный момент активна, именно она будет притягивать энергии, которые ее полностью поддерживают, которые сделают ее абсолютной реальностью. Следовательно, ваша жизнь будет трудной. Кажется, вы называете это Законом Притяжения. Это в каком-то роде Закон Тупости, потому что вселенная тупая (небольшой смех). Когда кто-то из вас говорит: «О, я подожду, посмотрю, что ответит вселенная». Вселенная очень тупая! Это просто энергия, частицы, реагирующие на ваше сознание — сознание, которое, так сказать, резонирует, вибрирует, находится на переднем плане.

Поэтому, когда мы здесь разговариваем, и я говорю: «Давайте прекратим делать жизнь такой трудной», прибегает разум, одна его сторона, и говорит: «Да, но что мы будем делать? Нам нечего будет есть». Прекратите сейчас же. Впустите это настоящее знание… знаете, вы были соучредителями планеты — хороший заголовок для вашей визитной карточки: соучредитель. Планетарный соучредитель (некоторые смеются).

Когда я говорю, что изначально жизнь не должна была быть трудной, вы это знаете. Вы думаете: «Чертовски верно». Она должна была стать потрясающим путешествием, чувственной, настоящей, очень — для этого нет человеческого слова, может быть, я его придумаю — глубоко красочной, содержательной, веселой, и не имеет значения — всеми этими словами, объединенными в одно. Она не задумывалась такой и не должна была застыть. Кто-то раньше упомянул застревание. Люди застряли. Безусловно. Застряли в грязи, застряли в старой модели.

Если вы это выберете, давайте начнем движение, сначала внутри себя, а потом выйдем наружу: это не должно быть трудно. Ничто. Другие люди будут рассуждать, почему их жизнь тяжела. У них плохой супруг, плохие родители, еще какие-то проблемы. Давайте просто прекратим все это прямо сейчас.

Красота и творческий замысел жизни

Я хочу, чтобы вы оставались здесь. Я хочу, чтобы вам нравилось просыпаться по утрам. Я хочу, чтобы вам нравилось то, что предлагает вам жизнь. Я хочу, чтобы вы по любили ее замысел и красоту. Я хочу, чтобы вы по-настоящему любили ее замысел и красоту. Но сейчас, когда жизнь такая трудная, это сложно. Сложно уделить момент любви к красоте этой планеты.

Сложно позволить себе оценить, например, красоту музыки. Это слишком сложно. Слишком сложно. Но давайте прервем это прямо сейчас. Пусть впервые за, наверное, пару миллионов лет появится поколение, находящееся не на трудной стороне жизни. Оно будет на другой стороне, начиная от пяти и ниже по шкале трудности, а может быть в какой-то момент даже приблизится к нулю.

Жизнь не должна быть трудной. Я смотрю на трудности, которые вы переживаете — многие из них вы сами создали, сами на себя наложили — и сами их приняли, ни разу не подвергнув сомнению. Ни разу не подвергнув сомнению. Жизнь не должна быть трудной. Вовсе нет.

Вы знаете, что выходите из этого старого образа мыслей; вы знаете, что вы сверхлюди, объединяющие в себе божественность и человека; вы знаете, что приходите в чувство — в буквальном смысле приходите в чувство, — где сможете по-настоящему оценить красоту. По-настоящему оценить красоту, замысел. Для этого вы сюда и пришли — чтобы создавать, а затем ощущать.

Творческий замысел может быть во всем. Он может быть в ваших мыслях. Ваши мысли составляют композицию . Сейчас мысли в состоянии хаоса, конфликта и боли. Сейчас в головах людей в основном очень тяжелые и грубые мысли. Но вы поймете, что освобождаетесь от этого — на самом деле, это один из первых признаков, — когда ваши мысли вдруг сложатся в рисунок. Вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы сложить из ваших мыслей стройную композицию? Наверное, нет, потому что ваши мысли напоминают поток бессвязных и зачастую жестоких чувств. Мысли проносятся, и в них пролетают воспоминания — поток воспоминаний, а также поток оценок и оскорблений, направленных в первую очередь на вас, а затем и на окружающих . И тогда вы пытаетесь сдержать этот поток и думаете: «О! Я не хочу всех этих плохих мыслей». Но они являются частью синдрома трудной жизни.

И вы поймете, что начинаете позволять себе легкую жизнь — легкую во всех отношениях, во всех смыслах, — когда однажды, надеюсь, скоро, вдруг осознаете: «О, в мыслях есть композиция. В них есть красота».

Почувствуйте это на мгновение. У вас в голове крутится столько ерунды — на самом деле, не у вас в голове, но вы так думаете. Крутится разная ерунда, и все это похоже на беспорядочную мешанину. О! Вы пытаетесь ее подавить, но отпустите на мгновение контроль и почувствуйте всю картину. В ней есть художественность. В ней есть творчество. В мыслях как таковых в действительности много красоты: как они взаимодействуют, как они уходят в своем собственном направлении, как они теряются и застревают. В этом есть своя красота. Мысль заходит в тупик в вашем разуме, не знает, что делать дальше и сходит с ума. В этом есть свой творческий замысел. В этом есть красота. Красота.

Затем вы начинаете замечать творческий замысел в природе. Это не просто деревья, трава и небо. Вы вдруг понимаете внутреннюю красоту природы. Природа стоит на первом месте в списке того, по чему Шамбры будут скучать, когда покинут планету, — и вы правы. Ничто не сравнится с красотой природы. И в ней есть творческий замысел. В ней есть краски. В ней… в ней есть жизнь.

Природа и есть жизнь. Вот почему вы думаете, что будете скучать по ней, и вы будете скучать в некоторой степени, но природа — это жизнь. Она всегда цветет, растет, реагирует и ликует. Затем она уходит в глубокий сон и умирает — но ей все равно, смерть не имеет для природы значения, потому что она снова возрождается — в виде природы или как-то еще.

Природа так красива. Когда вы начнете по-настоящему ее ценить, вы вдруг поймете: «Я избавляюсь от синдрома трудной жизни»; вы выйдете на улицу и начнете не только ее видеть, вам захочется чувствовать ее запах и быть внутри ее чувственной природы.

Природу создали вы сами. Это ваше зеркало. Это ваше зеркало. Задача природы не в том, чтобы создавать кислород, газ или что-то еще. Она была создана, чтобы вы могли видеть жизнь, видеть себя, жизнь, энергию в движении — как энергия оживает в форме, рисунке, симметрии, красоте и хаосе одновременно.

Как уже было сказано, когда вы оказываетесь в этой точке прекрасной простоты и перестаете все усложнять, вы позволяете всему снова стать простым; когда вы перестанете нагромождать путаницу, слой за слоем, слой за слоем, и вместо этого перейдете к простоте, тогда вы и поймете, что избавляетесь от синдрома трудной жизни и позволяете ей стать легкой.

Простота является почти полной противоположностью того, чему учит мир. Он учит сложному, и те, кто понимают сложное — науку — те, кто ее понимает, считаются по-настоящему умными и мудрыми. На самом деле нет, мудры те, кто может взглянуть на что угодно и увидеть изящную простоту жизни. Мне все равно, что есть атомы, бактерии, хромосомы и все остальное. В какой-то мере это интересно, но жизнь — не наука. Наука пытается понять жизнь и ее истоки, но жизнь — не наука. Жизнь — это творческий замысел и красота. Вот что это такое.

Тобиас сказал: «Это не имеет значения», другими словами, не зацикливайтесь на мелочах. Перестаньте так усердно стараться сделать жизнь труднее и болезненнее. Ничто из этого не имеет значения, потому что так и есть. И Тобиас пытался объяснить вам, что это не имеет значения, перестаньте идти этой болезненной и тяжелой дорогой к духовности, потому что она вас туда не приведет. Туда можно попасть только через позволение. И все. Сделав глубокий вдох и позволив. И все.

Знаю, вы скажете: «Но мой разум запрограммирован на эти шаблоны, на эти трудности, на определенные действия. Я не знаю, как вырваться. Я не знаю, как соскочить с этой карусели, которая все продолжает и продолжает крутиться — до тошноты, до абсолютной скуки. Я не знаю, как с нее слезть». Это еще одна уловка разума, массового сознания и тому подобного, еще один способ сказать: «Я не буду этого делать».

И вот тогда вы, Я Есть, выходите вперед и говорите: «С меня хватит . Я Здесь в легкой жизни. Я Есть». Тут же вмешается разум и скажет: «О, ты просто это придумываешь», и вы ответите: «Правильно, разум, потому что я творец. Я могу придумать все, что захочу, и тогда это произойдет».

Разум влезет и скажет: «О! Ты просто себя обманываешь, и ты снова зайдешь в тупик — Провал! Провал! — потому что ты неудачник». Тогда вы ответите: «Я Здесь. Я Здесь как творец. Я Здесь в своей легкой жизни. Мне наплевать на все остальное. Я Здесь».

Кто-то может поспорить, что вы просто себя обманываете, и, возможно, так и есть, но реальность такова, что когда вы это позволяете, не просто стараетесь думать, а позволяете — «Я Здесь в легкой жизни» — уже не имеет значения, обманываете вы себя или нет, потому что энергии начинают отвечать соответствующим образом.

Вселенная тупая. Она не будет анализировать вашу психику. Она не будет проверять вас на детекторе лжи: «Это он шутил или нет? Было ли это реально?». Это не имеет значения. Вселенная действительно тупая — или, наверное, лучше сказать простая, — и она ответит соответствующим образом.

«Эдит сейчас здесь, в легкой жизни». Все энергии меняют свое старое расположение. Они были вот тут, на восьмерке, на трудной жизни, и они понимают: «Хорошо, теперь она на «легкой жизни». Теперь мы здесь». Они перестраиваются. Они перестраиваются и служат вам, Мастеру.

Это очень просто. И если вы начинаете усложнять, начинаете заниматься интеллектуальной фигней, умственным макио, начинаете анализировать, препарировать и сомневаться — особенно сомневаться, — тогда вы терпите неудачу и снова оказываетесь на карусели. На самом деле, вы никогда с нее не слезали. Но если вы скажете как творец: «Я Здесь, в легкой жизни Мастера», тогда так и произойдет. Наверное, это можно назвать Основами Физики Энергий. Так должно быть. И это не дается вам вселенной. То есть энергия, конечно, откуда-то приходит, но это не милость богов, снизошедшая на вас. Просто вы позволили. Вот и все. Вот и все.

Если вы начнете усложнять, если отправитесь в социальные сети — не уверен, нравятся мне социальные сети или нет — но если вы отправитесь в социальные сети и начнете пытаться анализировать, препарировать, спорить и бросаться на других людей, значит, вы потеряли суть. Вы вернулись к трудной жизни. А если вы, как творец, просто скажете: «Я Здесь, в легкой жизни», так и произойдет.

Это не изменит окружающих. Это не изменит весь остальной мир. Они останутся на восьмерках и девятках по шкале трудности. Эта планета продолжит трудную жизнь.

Теперь вы свободны

Причина, по которой я поднимаю эту тему, — я расскажу об этом подробнее через мгновение, — но причина в том, о чем я говорил недавно в ProGnost -е, что Новая Земля и Старая Земля никогда, никогда, никогда не объединятся. Наверное, это и плохая новость, и хорошая. Для тех, кто любит эту планету, кто действительно помогал ее создавать, это грустно. «О-о-о! Мы думали, что объединим их». Этого не произойдет.

Хорошая новость в том, что теперь вы можете свободно бродить по вселенной (смех). Теперь вы свободны от ответственности, от бремени их объединения. Вы теперь можете свободно создать свое собственное пространство. Вы можете быть на Теосе и здесь одновременно.

Но если в вашем сознании жизнь должна быть трудна, если вы не можете из этого выбраться, то вам будет очень сложно быть одновременно на Теосе и здесь, быть одновременно человеком и божественной сущностью. Вот почему я говорю: «Я Здесь. Я Мастер в своей легкой жизни, сосуществующий с окружающими в их трудной жизни». И это возможно.

Это немного сложно. Это будет немного сложно — нет, это будет очень сложно — во многих отношениях. Вы будете жить легкой жизнью, без трудностей, вам будет легко с самим собой в мире, наполненном восьмерками и девятками, и вам захочется пойти и облегчить им жизнь, потому что вы остаетесь духовными социальными работниками. Мне все равно, что вы говорите, но вы просто не можете с собой справиться и тогда пытаетесь меня одурачить. Вы говорите: «Я просто хочу помочь вот этому человеку».

Знаете, вернитесь в абсолютное принятие. Истинное сострадание — это просто позволение, принятие человека на всех уровнях, его путешествия, его проблем и его сложностей. Люди проживают свои истории. Вот и все, и у вас нет ни права, ни причины менять их историю, если только они не пришли и не сказали: «Мне нужна помощь». Тогда спросите их трижды. «Ты действительно хочешь измениться?». «Ну, сейчас мне всего лишь нужно немного денег, и тогда все станет…». «Ты действительно хочешь измениться?». «Ну, нет…». Спросите их трижды, действительно ли они хотят помощи. Если на третий раз они все еще будут на коленях и плакать, тогда можете вмешаться.

Вы можете жить на этой планете как воплощенный Мастер, понимая, что она живет на восьмерке по шкале трудности, а вы можете быть на единице или двойке, перемещаться по шкале просто ради развлечения, — это относительно легко. Вы будете чувствовать некоторую вину: «Боже, им так трудно, а мне так легко. У меня полно лишней легкости, которой я поделюсь с ними». Остановитесь. От этого станет сложнее и вам, и им.

Позвольте себе легкую жизнь. Это не значит, что каждое мгновение будет легким. У вас по-прежнему будет «и». Это как: «О! Есть человеческая часть, а есть «и»», но вы будете больше держаться в стороне — вы станете непринужденным Мастером. Все будет приходить легко — деньги, энергия, но не всегда люди. Не всегда люди. С людьми этого не произойдет, со всем остальным — да. Вы будете сами по себе, в своем дизайне жизни, будете ощущать свою красоту и красоту вокруг вас. Это важно.

Вернемся к тому, о чем я говорил. Калдре подсказывает, что я слишком много говорю, но разве вам не интересно? (аудитория соглашается, кто-то кричит: «Очень интересно!») Хороший ответ. Видите, как легко? (Адамус посмеивается) Вернемся к нашей теме.

Придите в чувства

Если Тобиас сказал, что это не имеет значения, то я скажу вам, всем вам — придите в себя. Придите в чувства (небольшой смех). Я бы хотел, чтобы это была одна из моих ключевых фраз. «Придите в чувства» имеет несколько значений. Во-первых, «Да ладно! Это не должно быть так трудно. Очнись». Жизнь не должна быть трудной. Она не должна быть трудной.

Придите в чувство относительно собственного духовного пути. Нет никакого пути. «Ха! Это была шутка! Очнись». Это не путь. Я расскажу об этом через минуту, но зачем вы отправились в путь? Зачем вы поместили себя в беличье колесо духовности? Вам нравится его крутить? Вам нравится потеть? Вам нравится трудиться, и вы думаете, что вселенная следит, чтобы вы по-настоящему усердно трудились? Ей все равно. Ей все равно.

Придите в чувство относительно того, что такое энергия и кем вы в действительности являетесь. Вы не энергия. Вы сознание. Вы — «Я Существую». Придите в чувство. Вы привлекаете энергию. Вы создаете композицию для энергии. Ваше тело — это энергетическая композиция. Ваши мысли — это энергетические композиции. Но вы — не энергия, вы — сознание. Вы — то, что привлекает энергию, компонует энергию, создает ее и воплощает в свою реальность. Именно вы создали природу, которую вы так любите, которая сама по себе является жизнью, которая является композицией.

Придите в чувство. Перестаньте усложнять то, что не должно быть сложным. Отношения — и порой я здесь ступаю по тонкому льду, но мне нравится подледная рыбалка, — и я говорю вам, что это одна из глубочайших тем . Придите в чувство. Если ваши отношения вас не устраивают — «Пока-пока». Богу все равно. Вы поженились не навечно. Нет, и здесь замешано много плохой старой кармы, и ничего страшного, если вы ненадолго заденете чужие чувства. Ничего страшного, пусть напьется. Это не имеет значения (небольшой смех). Не имеет значения! Я сейчас говорю совершенно серьезно, потому что когда тонет один — это плохо, но двое — еще хуже, если вы понимаете, о чем я (несколько человек произносят «Точно»). Точно. Они в любом случае утонут. Это не касается всех ваших супругов или любимых. Некоторые из вас очень счастливы. Но если ваши отношения или семья вас не устраивают — «Прощай». Вам будет немного одиноко какое-то время, но на этом все.

И придите в чувство относительно собственного тела, своего контроля, своих правил и того, как вы справляетесь… придите в чувство. Не усложняйте, не усложняйте . Придите в чувство.

Но другая сторона этого выражения — это придите в чувства , в свою чувственность, не ограниченную зрением и слухом. Войдите в чувства. Вот что по-настоящему вас освободит — ваши чувства. Вот что вытащит вас из зоопарка. Не ваши мысли, потому что вы думаете лишь о большем зоопарке с более высокими стенами. Но вы — чувственное существо. В прошлом месяце я сказал вам, что в этом году мы будем в чувствах, войдем в свои чувства.

Разум тут же спрашивает: «А какие они?». И я отвечаю: «Это не имеет значения». Это действительно не имеет значения, потому что они уже есть. Мы не создаем их, и нам не нужно давать им определение. Мы не создаем чувства. Нам еще нужно исследовать те 200 000, что уже существуют. Мы создадим несколько новых, но придите в чувства , потому что существует другой образ жизни — вне разума, вне контроля и вне ограничений. Придите в чувства . Они уже существуют. Они уже прекрасны, и они помогут вам понять композицию и красоту так, как разум никогда не сможет и для чего никогда не был предназначен.

И здесь мне надо вернуться к… только не нужно сидеть здесь и думать, что мы начнем активировать чувства, потому что мы не начнем. Это просто ментальное макио. Мы не будем этого делать. Они уже существуют. Нам не нужно делать ничего, кроме позволения. Придите в чувства . И тогда они проявятся. У всех немного по-разному, но они проявятся. И воображение, которое тоже является чувством, вдруг откроется, и вы перестанете его ограничивать. Вы говорите: «О, это всего лишь безумные мысли». Нет. Это — чувство воображения.

Чувство — это способ восприятия реальности. Вот что это такое. Это другая перспектива восприятия реальности.

Когда вы открываете чувство воображения, изменяется перспектива реальности. Реальность вдруг становится не такой жесткой. Реальность вдруг становится не такой ограниченной. Реальность в друг становится почти похожа на фантазию, на сказку, и разум говорит: «Ты это просто выдумываешь». «Ты чертовски прав, разум, так и есть, потому что я творец и я позволяю». Это воображение.

Сны. Сны — это еще одно чувство. Это не блуждания разума в ночи, потому что вы не можете придумать эту хрень своим обычным разумом (небольшой смех). Это другой способ восприятия реальности. Как Калдре написал в своем рассказе — он хочет, чтобы я его похвалил, — сны являются способом увидеть продолжение истории — будь то прошлой жизни или отношений, которые у вас были много лет назад и которых уже нет. Вы их отпустили. А история продолжается, и она прекрасна. Во сне есть замысел, и сны — это чувство восприятия.

Сны — не какие-то безумные мысли из-за того, что вы вечером переели пепперони, и ваш разум сошел с ума. Это не так. Они значимы. Они — части вас. По большей части они не пытаются вам что-то сказать. Это не какие-то большие тайны. Это продолжающиеся истории. И как многие из вас знают, у вас в последнее время были безумные сны, значительные сны, потому что вы приходите в чувство, в чувство сновидений. Некоторые раньше не запоминали своих снов. Теперь стали запоминать и хотели бы снова перестать (небольшой смех). Это способ восприятия.

Мы еще поговорим о том, как управлять своими снами. Какие из них вы хотите смотреть? Они похожи на каналы в вашем современном телевизоре; что вы хотите смотреть? Сейчас сон просто как бы сам появляется, и мы поговорим подробнее о том, как их воспринимать.

Но я хочу поговорить об одном важном чувстве, пока мы приходим в чувство. Мне это нравится — мы приходим в чувство. Это как: «Прекрати, разум! Перестань быть таким глупым. Приди в чувство. Откройся».

Немного сменим тему.

Что в действительности происходит

Недавно, в январе, мы сделали большой скачок, и он был очень уместен, потому что сейчас на планете происходит много изменений. Так что мы усилили изменения на планете. Нет, происходят все эти вещи, я слышал, что резонанс Шумана стал высоким, все меняется, и дофига разных политических драм. Знаете, сейчас все меняется. Ух ты!

И пока там (показывает руками в одну сторону) все меняется, пока Земля переживает большие изменения, отвлечения и разделения, и пока трудность жизни повышается до девятки, мы стоим здесь (переходит в другую часть сцены) как сверхлюди. Они там занимаются своими вещами — правильными или неправильными, неважно — потому что мы здесь, мы трансгуманисты. Мы делаем это не с помощью искусственного разума или чего-то подобного, потому что это все равно всего лишь попытка подражать разуму. Мы здесь приходим в чувства. Вот что такое трансгуманизм. Это значит позволить то, что уже существует. Это значит опустить все преграды и убрать защиту. Мы здесь.

Январь был очень подходящим месяцем, чтобы после долгого ожидания выпустить ProGnost и «Травму Адама», и что удивительно, в действительности они об одном и том же. Из их названий вы бы так не подумали. Вы бы сказали: «Какое отношение Травма Адама имеет к ProGnost ?». Прямое. Самое прямое.

В ProGnost я говорил о том, что Новая Земля и Старая Земля не объединятся. Я говорил о том, что Новая Земля существует . Она находится в нефизическом пространстве, но некоторые могут воспринимать ее физически. Они смотрят на Солнечную систему и видят гравитационную силу. Они не видят планеты, но видят гравитацию. И будучи умными мыслящими существами, они думают: «Значит, там должна быть планета. Мы просто ее не видим, потому что она прячется за Ураном, за Солнцем или где-то еще» (небольшой смех, Линда смотрит осуждающе, поскольку Адамус произнес название Урана как Ur — anus , что можно перевести как «твой анус» — прим. перев.) Не я давал названия планетам.

Они говорят: «Она за чем-то прячется». Да ладно! Да ладно! Мне всегда нравится, как наука пытается обосновать свои выводы через всякую хрень (смех). Они видят гравитационный эффект и предполагают, что он вызван плотной материей. Но они не понимают динамику гравитации.

Гравитация — это просто реакция на сознание. Время и пространство двигаются через сознание, и это создает так называемую материю. Но это не имеет значения. Это не имеет… (небольшой смех; Адамус использует игру слов — в устоявшемся выражении « it doesn» t matter» [это не имеет значения] слово « matter» отдельно может быть переведено как «материя» — прим. перев.) Это не обязательно материя.

И они называют ее Планетой Икс, Девятой планетой, Нибиру и так далее и тому подобное. Нет. То, что они видят, — это гравитация Новой Земли. И на самом деле ее гравитация сильнее гравитации этой планеты. Но гравитация не обязательно тянет все вниз или сжимает. Гравитация может притягивать что угодно. Гравитация может притягивать энергию. Гравитация — это такой поток, в котором движутся энергии, создавая реальности. Они видят Новую Землю, а не Планету Икс или что-то еще.

Итак, в ProGnost я говорил о Теосе, и в общих словах я сказал: «Старая и Новая Земля не объединятся», и это печальная новость для множества людей. Но это и хорошая новость, потому что Теос, часть пространства Новой Земли, очень и очень реален, и — и — он здесь.

Они предполагают, что гравитация, которую они видят, глядя через свои приборы, исходит с дальнего радиуса Солнечной системы, поскольку — я пытаюсь правильно передать это через Калдре — поскольку их система убеждений создает реальность, в которой она находится где-то далеко. Они не могут поверить, что она находится прямо здесь. Не могут. И их вера создает реальность. И тогда для них она где-то там, в то время как на самом деле она здесь. Гравитации, которую они видят в миллионах и триллионах километров отсюда, там нет. Это лишь их восприятие — то, как воспринимается реальность через зрение и разум. Но я отвлекся.

Главная история — о том, что вы пришли в эту жизнь по множеству причин: для осознания, вы пришли сюда, чтобы интегрировать, а лучше сказать повлиять — повлиять на все ваши истории. Вы, то, что вы воспринимаете как человеческое я, которое в действительности представляет из себя нечто намного большее, — вы пришли сюда, чтобы повлиять на каждую историю. Кажется, давным-давно Тобиас сказал, что вы были назначены в качестве возносящего для всех ваших прошлых и будущих жизней.

Вы изменяете истории, которые застряли или забрели не в ту сторону, и та работа, которую вы сейчас проводите внутри себя, позволение просветления, изменяет каждую историю, каждую прошлую жизнь. Это не линейное развитие событий, начавшееся восемь жизней назад, когда вы начали изучать мистику, продолжившееся семь жизней назад, когда вы немного продвинулись, потом шесть жизней назад, когда вы медитировали, затем пять жизней назад, когда вас выгнали из Школы Мистерий, и четыре жизни назад… Это не так.

Каждая история, каждая прошлая жизнь, каждый аспект просветляется вместе с вами… вместе с вами. Так что воплощение, происходившее, скажем, двенадцать жизней назад, в котором вы были лишь жалким человеком — и одиннадцать, и десять… та жизнь, в которой вы были варваром, воином и сеяли хаос по всей Европе — на самом деле просветляется, меняет свою историю. И будущая жизнь, которая может потенциально произойти через четыре воплощения, находящаяся на грани самоубийства, не в состоянии справиться с собой , — тоже сейчас просветляется. Это происходит во всех жизнях, одновременно. Это не постепенное продвижение, когда вы работаете, работаете, работаете, добираетесь до 18ого измерения и тогда просветляетесь. Нет.

Вы сейчас будто находитесь в центре солнечной системы. Вы — солнце. Вы тот, кто позволяет просветление, и когда вы это делаете, оно входит в каждую без исключения из ваших историй — в сны, в человеческую жизнь, в ангельские сферы, повсюду. И вы иногда удивляетесь, почему это так трудно.

Кстати, это и есть настоящий ответ. Почему жизнь такая трудная? «Потому что я несу это бремя, гравитацию всех моих историй. Они меня назначили».

Они вас назначили — своего рода совместным решением — они вас назначили. Они как бы создали вас, но вы создали их. Вы можете меняться местами, но выбрали вас . Вы — назначенный позволяющий (небольшой смех). Вы позволяющий. Вы тот, кто позволяет, а затем это распространяется на всех.

Они не могли этого понять. Их истории где-то продолжаются, проигрываются. Несмотря на то, что они мертвы, их истории продолжаются — на этой планете или где-то еще. Но все эти истории где-то разворачиваются. Они не знают, как завершить историю . Они все заблудились. Кто-то из них любит свою историю, а кто-то совсем потерялся и хочет ее прекратить, но не знает как. Они кричат: «Как нам изменить историю?».

Выпустить вас в эту жизнь. Вот зачем вы сюда пришли, это одна из причин. «Ладно, я войду в эту жизнь и соберу все это воедино. Я буду интегратором. Я стану тем, кто позволит то, что и так происходит естественным образом. Я стану порталом для всех своих прошлых, будущих и всех других жизней, для всех историй, проходящих здесь или где-то еще. Я им стану». Это большое бремя. Это огромное бремя. И с тех самых пор вы пытались понять: «Как это сделать?». Вы думали, что дело только в вас. О, это не так. Вот почему ваша жизнь трудна.

Это почти невыносимо, как показывает мой собственный опыт. Когда вы это осознаете: «Вы все выбрали меня сделать это за вас ?! (небольшой смех) Правда ?! Правда?!». И тогда вы делаете глубокий вдох и вспоминаете — придите в чувство. Буквально и фигурально — придите в чувство.

Во-первых, вы себя спросите: «Ну, и как мне это сделать? Что если им это не понравится? О!». Есть единственный способ — единственный — и это Позволение. Вот и все. Вы позволяете. Вы позволяете то, что происходит естественным образом. Интеграция, эволюция, становление — вы просто это позволяете. Это все, что от вас требуется. Это довольно легкая работа. Просто позволить. Как вам позволить? (Адамус принимает расслабленную позу и посвистывает; небольшой смех) Вот и все! А затем идете наслаждаться жизнью. Идете рыбачить. Лучше рыбалка, чем бурная деятельность. Или идете сидеть на скамейке или делаете что-то еще. Сходите в боулинг или еще куда-то, а затем немного позвольте. Позволить — значит просто сделать глубокий вдох. Это и есть позволение.

Волны этого излучения войдут в каждую жизнь, в каждую историю. Это не только жизни, есть еще истории внутри жизней, которые обретают собственную жизнь, которые продолжаются в других сферах. Придите в чувство. Войдите в простоту, но еще и в свои чувства — в чувство воображения, чувство сна… а теперь я вернусь к тому, на чем остановился.

В ProGnost я сказал, что объединить Старую и Новую Земли не получится по одной простой причине. Не потому, что люди на Земле плохие, а потому — на самом деле, это ваша вина (небольшой смех) — потому, что здесь небезопасно испытывать настоящую любовь. Вы не можете этого сделать, и вы об этом знаете.

Любовь

Вы пришли в эту жизнь, скажем так, как назначенный возносящий. Но еще вы пришли в эту жизнь потому… понимаете, любовь — это чувство. Оно совсем не похоже на зрение, слух и тому подобное, но это чувство. Любовь — это способ восприятия реальности. Следовательно, это чувство.

Любовь не существовала, пока не была открыта на этой планете — или осознана, или создана — как бы вы это ни называли. Она произошла не от Бога. Она произошла не от ангелов. Те ангелы, которые никогда здесь не были, не знают и не обладают чувством любви. Она была создана здесь. Вы любили, и вас любили. Но существует, скажем так, последний рубеж любви, для которого вы сюда пришли. Это истинная причина, истинная, истинная причина — или я бы сказал, что это более личная причина. И в какой-то момент в этой жизни, совсем недавно, вы поняли, что здесь недостаточно безопасно, потому что с людьми трудно. Они живут тяжелой жизнью.

Потому что здесь недостаточно безопасно — для следующего уровня любви, который вы так сильно желаете почувствовать, который вы так сильно хотите пережить в своей жизни, здесь небезопасно. Он слишком чувствительный. Чувствительный — это как чувствительный, так и чувственный, от слова чувство . Это чувство.

Энергии здесь настолько грубы, что, на самом деле, если бы их не уравновешивал Теос, они бы вас атаковали. Это не обязательно были бы люди — они тоже могли бы — но энергии бы вас атаковали. Жизнь так груба, а настоящая любовь обладает такой чувственной красотой и замыслом — не та любовь, которую вы испытывали в подростковом возрасте, это была большая любовь, но я говорю о чистой любви — наложение одного на другое, дисбаланс между ними привел бы к тому, что грубость жизни обрушилась бы на чувственность истинной любви. Поэтому и был создан Теос для тех, кто хочет испытать следующий уровень любви. И это не любовь к мальчику по соседству или к парню, с которым у тебя роман последние несколько лет, — я не буду называть твоего имени (небольшой смех). Это не… ты знаешь (смотрит в камеру). Ты понимаешь (громкий смех). Я обещал не говорить.

Это старая любовь. Вы ее чувствовали. Вы там были. Она вам наскучила. Вы пытались. Вы пытались возродить ее сексуально, и ничего не вышло. Вы знаете, что пришли сюда испытать чувство истинной любви.

Сейчас люди этого не чувствуют. Как вам испытать такую глубокую, всепоглощающую, всеохватывающую и прекрасную любовь — как испытать ее в мире, все еще живущем трудной жизнью? Поэтому две планеты не объединятся. Поэтому появился Теос, пространство любви, и Земля, и вы на Земле, и поэтому они как будто вместе, но и порознь. Они на разных уровнях возможности чувствовать жизнь и красоту жизни. Они обе здесь, но они не вместе.

И после этого, только после этого мы недавно смогли записать «Травму Адама» («Травма Адама» выйдет 14 февраля 2017 года ). В «Травме Адама» говорится о любви. Это история любви между Изидой и Адамом, которые являются просто женским и мужским аспектом внутри вас. И «Травма Адама» — это рассказ о великой любви. Рассказ о чувстве стыда Изиды, а затем о великой любви, которую они вместе открыли здесь, на Земле.

Я не буду сильно углубляться в эту историю, без лишних слов понятно, что между ними была совершенно прекрасная связь. Изида стремилась к любви, она хотела… позвольте, я скажу по-другому. Изида, женский аспект, хочет пережить истинную любовь, в то время как Адам, влюбленный в Изиду, охраняет ее. Адам охраняет пространство, поддерживает равновесие на Земле, где вы живете, где обитает ваше тело, в то время как Изида отправляется на поиски истинной любви в место под названием Теос.

Что дальше? Дальше — истинная любовь.

Я не буду сейчас слишком много об этом говорить, потому что я хочу, чтобы вы сами это испытали, но я также хочу, чтобы вы поняли, что происходит — почему вы чувствовали то, что чувствовали, почему порой это кажется безумием, почему вы не понимаете, что внутри вас происходит, почему все перевернулось с ног на голову. Это не так. Мы движемся не слишком быстро. Мы движемся не слишком медленно. Мы движемся как надо. Это так прекрасно, и всем вам лишь нужно прийти в чувство.

Чувство любви — мераб

И я хочу завершить этот день мерабом и позволить всему этому впитаться. Я отвлек вас, надеюсь, что рассказал что-то интересное, надеюсь, что внес ясность в то, что в действительности происходит в вашей жизни. Давайте сейчас это все интегрируем.

(начинает играть музыка)

Конечно, я произнес много слов, и ни одно из них не имеет особого значения. Важно то, что вы здесь и вы позволяете.

Усердная работа, строгое отношение к себе — давайте сделаем глубокий вдох и просто это отпустим.

Что за чудесная жизнь! Что за жизнь.

(пауза)

Давайте сейчас сделаем глубокий вдох и просто придем в чувство, то есть не будем ничего усложнять. Пусть все останется совсем простым.

Давайте прямо сейчас придем в чувства — ваши чувства. Мы все время о них говорим, наверное, вам это уже надоело, но чувство зрения, слуха и даже мысли — все это чувства. Это то, что дает вам перспективу, взгляд на жизнь, на реальность.

Но сейчас, когда вы позволяете, чувства открываются естественным образом.

Есть прекрасные чувства. Чувство воображения — это способ восприятия реальности.

Чувство сна — сейчас сны дают вам чувство интеграции всех ваших историй; чувство, как все ваши истории, ваши прошлые, будущие жизни и все другие жизни приходят к осознанию — все одновременно.

Когда вы позволяете, все персонажи вашей великой книги жизни приходят к осознанию. Представьте эту великую книгу — с тысячами историй, тысячами глав — и эти главы, эти истории все продолжаются и продолжаются. Они не заканчиваются. Но вы позволяете, и все меняется. Благодаря этому все истории интегрируются.

Можно сказать, что вы — ответ, который они все искали.

Вы — ответ, который они искали. И помните только одно — нужно лишь позволить то, что происходит естественным образом — Я Есть.

Лучшее, что вы можете сделать для них и для себя, — просто расслабиться в своем просветлении.

Расслабьтесь в легкую жизнь, хорошую жизнь, простую жизнь.

Просто расслабьтесь в красоту, творческий замысел своего Я.

(пауза)

Когда вы расслабляетесь — наверное, вы сказали бы, доверяетесь себе — все чувства, все чувственные части вас открываются.

И чувство любви среди них, наверное, самое большое.

Есть одна история, самая близкая и дорогая вам — вы в этой жизни. У вас были и другие жизни, другие истории, и вы можете их чувствовать, можете их ощущать. Они кружатся вокруг вас. Но есть одна история, одно чувство, которое в действительности заставило вас вернуться: Любовь.

Теперь позвольте себе почувствовать общую связь, соединяющую вас с другими историями. Все прошлые и будущие жизни.

(пауза)

Разве это не такие же истории любви? Создание чувства любви… ощущение любви… вы переживали пики любви и ее глубину.

Не удивительно, что все эти истории, все прошлые и даже будущие жизни, все ваши грани объединяет одно: Любовь.

Но это вы, в этом воплощении, сказали: «Теперь я хочу истинной любви — более глубокой, чем та, которую когда-либо чувствовали все мои грани и аспекты, более глубокой, чем все остальные истории». Эти истории продолжают крутиться, вращаться и развиваться, но вы сказали: «Это та самая жизнь. Эта жизнь для меня — любовь».

Просветление — не главное, это хорошее отвлечение. И вознесение — не главное, это духовное макио.

Вы вошли в эту жизнь, пройдя через лоно матери, чтобы пережить величайший и самый чистый опыт любви… чтобы удовлетворить жажду любви. Именно для этого.

(пауза)

Любовь к ребенку — прекрасна. Любовь к другому человеку, к мужчине или женщине — грандиозна. Но они блекнут в сравнении со следующим осознанием любви.

Вот зачем вы вошли в эту жизнь.

Для этого вы создали Теос — чтобы сделать ее возможной, когда пришло это мучительное понимание, что любовь, которую вы так искали, стала невозможна на Старой Земле. Потребовалось бы слишком много времени — слишком много — чтобы они интегрировались.

Вот почему Старая Земля и Новая Земля не объединятся. Поэтому Теос стал вашим безопасным пространством. Он также находится сейчас здесь.

Для этого и был создан Теос — самое безопасное из всех возможных пространств — чтобы вы могли позволить любовь.

(пауза)

Это одно из… это первое и последнее, что вы хотели сделать в этой жизни.

Вы не найдете дорогу туда в своем разуме — не сможете ее понять, не сможете ее призвать. Просто позвольте. Просто, просто позвольте.

(пауза)

Сделайте хороший глубокий вдох, и я прошу вас просто почувствовать создаваемое вами безопасное пространство… где можно разыграть следующий опыт, акт истинной любви. Безопасное пространство, сцена, декорации — и вы.

Пожалуйста, не пытайтесь слишком ускоряться или слишком замедляться.

Поймите, в позволении не нужен контроль. Не нужно пытаться скомандовать увеличить скорость или уменьшить. Просто позвольте. И тогда любовь придет к вам.

Она не будет выглядеть, как высокий, темноволосый, симпатичный мужчина или прекрасная женщина. Нет, она будет другой. Это не будет кто-то, с кем можно вместе с утра позавтракать, лечь в постель и уютно обняться ночью. Нет. Все это тоже любовь, но эта любовь совсем другая. Совсем, совсем другая.

Сделай хороший глубокий вдох, дорогой человек, дорогой Мастер, и просто позволь. И тогда она придет к тебе.

Это так просто. Это так легко.

Сделайте хороший глубокий вдох.

(музыка стихает)

Какое прекрасное время для всего, что мы делаем. Какая композиция — композиция времени, энергии и сознания.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох. Ух! Сейчас многое произошло. Это был хороший мераб. Потому что вы позволили ему таковым стать.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох и вернемся к тому, с чего мы начали — простая, легкая жизнь, и жизнь в такой любви, которая стала причиной того, что вы пришли в эту жизнь.

Давайте сделаем хороший глубокий вдох, и что мы говорим в завершение?

АДАМУС И АУДИТОРИЯ: Все хорошо во всем творении.

АДАМУС: Спасибо, друзья мои. Спасибо (аудитория аплодирует).

 

____________________________________________________________
Оригинальный англоязычный текст на сайте Алого Круга

Русский перевод и субтитры: SaLexx & SafIra

Поддержать переводчиков
Яндекс.Деньги 41001387267149
WebMoney R403375132857
PayPal salexx23@yandex.ru